«Алеко» на сцене Театра консерватории

30 Апреля 2013

«Алеко» на сцене Театра консерватории

Немного истории
Не всем известно, что свое профессиональное музыкальное образование девятилетний Сергей Рахманинов начал в Петербургской консерватории, которую в свое время окончила и его мать.
Однако дела будущей знаменитости здесь шли неважно. Ярко одаренный мальчик был предоставлен самому себе. Семья разорилась, родители переживали мучительный развод — им было не до сына. В течение трех лет Сережа бездельничал, пропускал уроки, даже не являлся на экзамены. Закончилось это плачевно —
исключением. Так что прославил Рахманинов не Петербургскую, а Московскую консерваторию, в стенах которой его пианистический и композиторский гений в полную силу развился и оформился под неусыпным наблюдением таких педагогов, как Николай Зверев, Александр Зилоти, Сергей Танеев, Антон Аренский.
Студент консерватории Рахманинов уже был известен как автор блистательного Первого фортепианного концерта, когда весной 1892 го-
да на выпускных экзаменах представил дипломную работу — оперу по поэме А. С. Пушкина «Цыганы» на либретто В. И. Немирович-Данченко. Над своей первой оперой молодой композитор работал с громадным увлечением, завершив сочинение и инструментовав его в беспрецедентно короткий срок: 17 дней вместо заданных двух месяцев!
Экзаменационная комиссия единодушно оценила «Алеко» на «пять с плюсом» и присудила автору большую золотую медаль. А имя его с тех пор занесено на Почетную мраморную доску перед Малым залом Московской консерватории.
Через год опера «Алеко» была поставлена (не без помощи Чайковского) на сцене Большого театра под руководством дирижера И. Альтани. И сам Чайковский, который уже несколько лет восхищенно следил за творческим развитием Рахманинова, не только назвал ее «прелестной вещью», но и высказал пожелание, чтобы «Алеко» и «Иоланта» шли в один вечер. Рахманинов позже вспоминал: «Петр Ильич буквально так и сказал: “Вы не будете возражать?” А ведь ему было 53 года, он был знаменитым композитором, а я — новичок двадцати лет!»
Чайковский не ошибся в своих оценках: музыка оперы «Алеко» завоевала любовь публики мелодической красотой, экзотичностью темпераментных ритмов, драматической напряженностью. Особенно после того, как Федор Шаляпин, друг Рахманинова, создал трагический образ Алеко огромной эмоциональной силы.

Прошло 120 лет…
Премьера «Алеко», осуществленная силами творческой молодежи двух художественных вузов Санкт-Петербурга — консерватории и Театральной академии —  была приурочена к 140-летию композитора и 120-летию со дня первого исполнения его юношеской оперы.
И что особенно важно: это был настоящий студенческий проект, задуманный, разработанный и воплощенный студенческим коллективом. Четверокурсница режиссерского факультета Ирина Фокина воодушевила своей идеей постановки «Алеко» аспиранта дирижерской кафедры Венделя Кеттеля (Бразилия). К ним присоединилась выпускница кафедры режиссуры балета Елена Дудина (ученица О. М. Виноградова) и студентка Театральной академии, художница Дарья Бочкарева (мастерская Э. Кочергина). Вместе они сумели не только убедить руководство консерватории в необходимости создания такого спектакля, но и самостоятельно найти пути реализации задуманного. Вот как об этом рассказывает Ира Фокина:
— Я была так увлечена идеей поставить «Алеко», что всё вокруг каким-то непостижимым образом включилось в процесс осуществления этой моей давней мечты. Прежде всего нам помог Фонд Министерства образования Бразилии, стипендиатом которого является Венделл. А потом я совершенно случайно познакомилась с молодой женщиной в гостях у друзей, которым горячо рассказывала о своем замысле.
И она вдруг сказала, что хочет принять участие в этом деле и готова дать на него какие-то деньги — безвозмездно…

— Неужели такое бывает?! Сегодня у нас есть меценаты? Она музыкант и так беззаветно любит оперу?
— К музыке она имеет весьма опосредованное отношение, но почему-то наш студенческий проект ее очень увлек. Самое удивительное, что она совсем не относится к людям, что называется, состоятельным. И поставила условие, чтобы ее не упоминали как спонсора. Просто искренне захотела помочь и помогла, за что все мы ей безмерно благодарны. Да и вообще за время работы над «Алеко» я встретилась со многими замечательными, по-настоящему творческими людьми. Я чувствовала мощную поддержку со всех сторон. Спектакль готовился в атмосфере творческой импровизации, поисков наиболее интересных художественных и технических решений. Театральный художник Татьяна Ястребова предоставила нам свои «цыганские» костюмы и полотно на заднем плане, которое наши художники расписали под дикую степь. Все хоровые сцены мы решали вместе с художественным руководителем хора — Юлией Хуторецкой, благодаря мастерству которой эти сцены обрели живость, выразительность. Лена Дудина создала не только динамичную хореографию стилизованных цыганских танцев, но и красивый пластический рисунок массовых сцен, в которых хор и балет переплетаются, дополняют друг друга. Молодые певцы работали с энтузиазмом. Их педагоги нам очень помогали. Весь процесс репетиций с оркестром постоянно контролировал Александр Иванович Полищук, руководитель Венделла. В результате музыкальная часть была на высоте. А я очень благодарна своему учителю Вадиму Георгиевичу Милкову за то, что он требовал от меня самостоятельных решений, но в то же время подстраховывал.

— А как выбирали солистов?
— Гаянэ Бабаджанян я увидела в консерваторском коридоре: настоящая Земфира, яркая, дерзкая, пластичная. Я тут же обратилась к ее педагогу — заслуженной артистке России Галине Ивановне Киселевой: «Она справится с партией Земфиры?» — «Конечно, споет!» И весь подготовительный период принимала заинтересованное участие в работе.
А богатый красками баритон Энхбата Тувшинжаргала (он из Монголии, ученик народного артиста РФ Михаила Ивановича Кита) я услышала на экзамене и поняла, что очень хочу, чтобы он спел Алеко — одинокого, страдающего. Нам повезло и с другими солистами: артистичным Павлом Валужиным (класс Ирины Петровны Богачевой), в безоглядную любовь которого нельзя не поверить. Его Молодой цыган — пылкий, страстный, а голос полетный. Повезло с Александром Рословцом (класс Николая Петровича Охотникова), создавшим благородный образ мудрого Старого цыгана (подкачал у нас только грим, не скрывающий молодость исполнителя). Небольшую, но сложную партию Старой цыганки колоритно исполнила Дарья Черний (класс Ирины Богачевой) —
а ведь она еще на втором курсе! Теперь, после премьеры, многие ребята-вокалисты подходят ко мне, выражают желание петь в этой опере. Сейчас у нас уже есть пять Земфир, три Молодых цыгана, два Алеко…

Постскриптум
Хотелось бы думать, что консерваторская постановка оперы «Алеко» — красочного спектакля с яркими костюмами, темпераментной хореографией, музыкальным и ясным режиссерским решением — это не только подарок к юбилею композитора, а жизнеспособный спектакль, который будет украшать репертуар студенческого театра не один год.

 

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~y6Fgh