Русская весна под Парижем

5 Марта 2013

Русская весна под Парижем

«Усталой мудростью» называл творчество Константина Сомова Сергей Дягилев. Наверное, это особо применимо к его портретам. Живет в них что-то неуловимое, трудно поддающееся названию. Утонченность, одухотворенность, изящество. Не люди, а… мечты.
И вместе с тем они абсолютно реальны. Таков и этюд портрета Рахманинова, который находится в Русском музее. Сам Сомов написал об этой своей работе: «Вышел он у меня грустным демоном — сходство внешнее не разительно, но все говорят, что я изобразил его душу».

В конце 1923 года Сомов вместе с другими художниками отправился сопровождать выставку произведений русского искусства в Нью-Йорк. Здесь, в Америке, он и познакомился с семьей Сергея Васильевича Рахманинова. «Рахманинов блестяще устроился, — писал художник сестре, — у него свой собственный дом и большие средства, но он очень много тратит на благотворительность русским». Именно тогда у него впервые возникла мысль о создании портрета композитора. Но через полгода Сомов покинул Америку и уехал во Францию...
И вот уже живя во Франции, Сомов получил заказ от фирмы «Стейнвей» на портрет композитора Сергея Рахманинова для зала Карнеги-холл в Нью-Йорке. Портрет должен был воспроизводиться на афишах и в буклетах рахманиновских концертов, в газетах и журналах — в рекламных целях. Летом 1925 года в селении Корбевиль, недалеко от Парижа, где тогда жил Рахманинов с семьей, Сомов начал писать с натуры этюд, нужный ему для заказного портрета композитора. Этот этюд, написанный маслом, находится теперь в Русском музее.
…«Краткий лейтмотив “зеленого шума”, напоминающий мотивы народных весенних “закличек”, звучит поначалу в низком регистре, как бы просыпаясь от зимнего оцепенения. Постепенно пробуждаются новые силы, разрастается весенний гомон, и на радостной кульминации вступает хор: “Идет, гудет Зеленый Шум, Зеленый Шум, весенний Шум!”». Отрывок из описания кантаты Рахманинова «Весна» появился здесь не случайно: кантата «Весна» по обоюдному выбору художника и композитора стала основным камертоном предполагаемого портрета Рахманинова, его основным «фоном»: русская береза, заборчик у русского пруда, фруктовые деревья. На этюде всего этого еще нет, но тем не менее зелень сада, природа, весеннее обновление словно озвучивают в мажоре довольно сурово написанное лицо композитора. Зелень, сквозь которую в просветах виден солнечный свет, которая, кажется, шумит, шелестит, поет, смягчает эту жесткую лепку головы композитора, некий действительно «демонический», слегка застывший взгляд на напряженном, усталом лице — Рахманинова тогда мучила височная невралгия: «Идет, гудет Зеленый Шум!»...
Живопись Сомова и музыка Рахманинова и дальше соприкасались: летом 1929 художник гостил у Рахманинова на вилле в Клерфонтее под Парижем и по утрам писал этюды из окна своей комнаты — под музыку Рахманинова, который обычно в это же время играл часа полтора. Их объединяла еще и общая ностальгия: природа в этом пригороде Парижа очень напоминала Россию. Ведь выехав в 1923 году в Америку в качестве уполномоченного «Русской выставки», Константин Сомов в Россию так больше и не вернулся...

Что можно посмотреть в Русском музее в ближайшее время

Павел Михайлов (1786–1840).
Путешествия к Южному полюсу
Михайловский (Инженерный) замок
28 марта — конец апреля

Выставка представляет уникальную коллекцию рисунков и акварелей, созданных художником Павлом Михайловым во время кругосветных экспедиций, в которых он принимал участие: экспедиция Ф. Беллинсгаузена и М. Лазарева в 1819–1821 и экспедиция М. Станюковича и Ф. Литке в 1826–1829 годах. Художник изобразил новые острова, флору и фауну далеких земель, облик жителей Австралии, островов Тихого океана и Аляски. Среди наиболее любопытных рисунков П. Михайлова — первые изображения Антарктиды — шестого континента, открытого российской экспедицией в 1820 году.
В Русском музее хранится около трехсот графических произведений художника, более ста из которых представлены на экспозиции.
Выставка также включает литографии из Атласа, посвященные экспедиции 1819–1821 го-
дов, из собрания Российской национальной библиотеки и образцы оружия аборигенов Австралии и островов Фиджи, привезенные экспедицией Ф. Беллинсгаузена, из собрания Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН.

 

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~OEokb