«История джазового исполнительства в России»

19 Декабря 2011

«История джазового исполнительства в России»

Книга Владимира Фейертага повествует о судьбах ведущих представителей российского джаза и их творчестве, содержит интереснейшие экскурсы в теорию и историю джаза, воссоздает картину проникновения джаза из Америки в Европу и в Россию (СССР) и к тому же может служить прекрасным учебным пособием для будущих джазменов.
Во вступительной части («Краткое введение в джаз») можно выделить два очерка, теоретический и исторический. В первом привлекает стремление «вписать» джаз в многомерное явление, называемое «современной музыкой». Автор не в первый раз (с присущей ему яркостью, живостью и убедительностью) обозначает современную иерархию основных элементов музыки — ритм, гармония, мелодия.
В историческом очерке фигурируют все «канонизированные» герои-легенды джаза — Дюк Эллингтон, Глен Миллер, Чарли Паркер, Дейв Брубек и многие другие. В удивительно эмоциональном повествовании «столпы джаза» предстают живыми людьми, чему в немалой степени способствуют интересные фотоиллюстрации.
В наиболее драматичной второй части («Первопроходцы») — галерея изломанных судеб тех, кому советская власть не позволила до конца реализовать свои богатейшие возможности (наиболее яркие примеры — Леопольд Теплицкий и Георгий Ландсберг).
Колоссальный интерес представляют размышления о трех основных направлениях российского джаза того времени — эксцентрическом, танцевальном и собственно концертном. Необычайно ценным видится также раздел, где анализируются разные ритмические версии мелодий Александра Цфасмана.
Третья часть («Джаз и эстрадная музыка в 30–40-е годы») и по форме, и по смыслу — несомненно центральная, кульминационная глава книги. Она также изобилует биографиями великих джазовых музыкантов (Александра Варламова, Якова Скоморовского, Эдди Рознера и других). Отдельный очерк посвящен Леониду Утесову, чье имя для одних — буквально синоним российского джаза. Для других (и таковых немало) Утесов — талантливейший артист, не имеющий к джазу ни малейшего отношения. Владимир Фейертаг обращает внимание на то, что сам Утесов считал театрализованный путь более перспективным для джаза, нежели собственно музыкально-оркестрово-концертный. С другой стороны, автор пишет о двойной морали: относясь с недоверием к «буржуазному» происхождению джаза, правительство все же понимало, что народу необходимы положительные эмоции, которые рождает веселое и жизнерадостное искусство…
В этой же главе есть и другие эмоциональные и информационные акценты. Чрезвычайно волнует биография Сергея Колбасьева — личности, уникальной во многих отношениях: дипломата, литератора, переводчика, владевшего шестью языками, коллекционера и прекрасного знатока джаза, объявленного властью шпионом и уничтоженного в 1937 году. В этом же нерадостном ряду воспоминаний — и постановление Жданова 1948 года, и особенно ранящее (хотя, впрочем, очень даже объяснимое тем страшным режимом и идеологией) высказывание, исходящее из уст музыканта, дирижера Б. Э. Хайкина: «…И что вообще эта, с позволения сказать, музыка может дать уму и сердцу советского человека?..»
Следующая, четвертая часть книги повествует об основных тенденциях российского джаза 50–70-х годов. В эпоху «оттепели» проводятся первые джазовые фестивали (их география простирается от Хабаровска и Новосибирска до Ленинграда и Вильнюса). Появляется каскад поистине «звездных» имен — Георгий Гаранян, Анатолий Кролл, Анатолий Кальварский, Геннадий Гольштейн, Давид Голощекин…
С особой теплотой Владимир Фейертаг пишет о Ленинградском диксиленде, которым уже много лет руководит известнейший саксофонист Олег Кувайцев. Именно этому коллективу суждено было представлять (и очень успешно) Россию в Соединенных Штатах еще в 80-е годы. Автор ведет речь и об Уральском и Сибирском диксилендах.
Наконец, в последней, шестой части книги Владимир Фейертаг подводит некоторые итоги и кратко обрисовывает картину развития джаза в последнем десятилетии ХХ и в начале ХХI века. Появились периодические издания — джазовые журналы и джазовые клубы, а в Санкт-Петербурге открылась знаменитая Государственная филармония джазовой музыки. Отечественный джаз наконец становится известным на Западе. Но именно в это время проявляются и тревожные тенденции, о которых пишет автор. Мало кому из российских музыкантов удалось получить постоянный контракт за рубежом (это Moscow Art Trio и очень немногие другие). По-прежнему крайне проблематично складывается ситуация с профессиональным статусом джазового музыканта в России. Идеологические препоны сменились экономическими…
Интереснейшее исследование Фейертага читается на одном дыхании. За множеством имен — реальные судьбы. Судьбы самоотверженных людей, положивших свою жизнь на алтарь служения джазу...

 

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~RkC1w