«Серебряная лира»

19 Декабря 2011

«Серебряная лира»

Сознайтесь, читатель, — если вы не завсегдатай Малого зала филармонии — подозревали ли вы, что с самого рождения живете в мире камерной музыки? Что она сопровождает вас всю жизнь — от колыбельной матери до концерта прославленного певца, от скромной импровизации на домашнем фортепиано или на гитаре — «подруге семиструнной» — до выступления пианиста или струнного квартета.  
«Камерная музыка, называемая также галантной, название свое берет от палат (camera) и зал вельмож, в каковых обычно оная исполняется», — так писал авторитетный музыкальный теоретик XVIII века. Широкая публика (ее сегодня называют демократической) приобщилась к камерным музыкальным жанрам с открытием первых концертных залов — это случилось сравнительно недавно, в начале
XIX века. Старшее поколение «филармонистов» нашего города застало расцвет квартетного исполнительства в 50–60-е  совсем уже близкого нам XX века. Благодаря обилию камерных ансамблей высочайшего уровня — среди них квартеты имени Глазунова, имени Бетховена, имени Бородина, имени Танеева — интимнейший жанр струнного квартета стал достоянием множества новых почитателей. Переполненный зал аплодировал концертам прославленного трио: Ойстрах—Оборин—Кнушевицкий или Квинтета духовых инструментов под руководством Виталия Буяновского… В миг раскупались абонементные циклы квартетов и трио Гайдна, Моцарта, Бетховена, Чайковского, Бородина, Шостаковича, сонатных вечеров Рихтера, Гилельса, Ойстраха, Ростроповича…
Филармоническое общество Санкт-Петербурга в этом году провело второй фестиваль камерного исполнительства «Серебряная лира», пригласив на этот раз выдающиеся камерные ансамбли — российские и зарубежные. Тон задан был первым же концертом, в котором выступил Венецианский барочный ансамбль, известный безупречным исполнением старинной музыки. Дело вовсе не в буквально понимаемой подлинности (именуемой не всегда, кстати, точно — «аутентичностью»), а в той живой силе, которой дышат партитуры Вивальди и Генделя в руках современных музыкантов. Не однажды замечено остроумцами, что наименование (по-нынешнему, «бренд») исторически информированного исполнительства — historically informed performance, сокращенно hip, — неожиданно «рифмуется»  с  хип-хоп-культурой, а дирижеров-аутентистов шутливо именуют «хипарями». Что ж, как всегда, в шутке есть доля шутки. Но повышенная экспрессия, подвижные, далекие от академически выверенных темпы, органичная фразировка — к тому же, в пении солистки ансамбля Ромины Бассо, поддержанные лицедейством (то есть, буквально, выразительнейшей мимикой), — все, подобно мощной оптике, приближало музыку барокко к сегодняшнему слушателю. И переполненный Малый зал филармонии взорвался овацией.
Завоевать новую аудиторию для камерной музыки — а она многолика, как сама музыка —
можно только разумно сочетая классику и современность. И это прослеживалось в большинстве фестивальных программ. «Камерные солисты Петербурга» представили квинтет Шуберта «Форель» вместе  с шедевром ХХ века —
Фортепианным квинтетом Шостаковича. Французское «Трио Жорж Санд» поставило на афишу два фортепианных трио — Шумана и Сен-Санса рядом с редко звучащим трио Листа «Tristia» и пьесой Жерара Пессона — современного французского композитора. Семейный дуэт Ю Хориучи (Япония) и Янг-ки-Джу (Великобритания) исполнил Сонату для двух фортепиано фа минор Брамса и в собственной транскрипции сцены из мюзикла Бернстайна «Вестсайдская история». Московская «Студия новой музыки» выступила с замечательно выстроенной программой — от Моцарта и Шумана до наших дней (пьесы современных композиторов  Вольфганга Рима, Дьердя Куртага и Клауса Хубера). Пожалуй, лишь концерт «Форе-квартета» из Германии (фортепианные квартеты Малера, Форе и Брамса) и выступление дуэта петербургского пианиста Мирослава Култышева с японской скрипачкой Маюко Камио (Бетховен, Брамс, Чайковский) были посвящены исключительно классике. А заключительный вечер в Большом зале в модном сегодня жанре «кроссовер» был отдан австрийскому квартету «Amarcord Wien» (скрипка, виолончель, контрабас, аккордеон), сыгравшему популярные мелодии мелодии всех континентов в мастерской аранжировке.
«Серебряная лира» призвана   возродить «золотой век» камерной музыки. Он был — я тому свидетель — он, хочется верить, ждет нас впереди.

 

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~FEJrV