Приключения «Курицы» в Санкт-Петербурге...

19 Декабря 2011

Приключения «Курицы» в Санкт-Петербурге...

Дирижерскую интерпретацию отличали темперамент, стихийная энергия, бьющая «через край». Всю программу оркестр «MusicAeterna» сыграл стоя, и пружинистые движения оркестрантов должны были способствовать наиболее выразительному исполнению (разучивание сочинений Рамо сопровождалось специальным  мастер-классом по старинному танцу для оркестрантов). Дирижер в ряде случаев темпераментно и в духе того времени использовал отстукивание такта каблуком (что заставляло вспомнить драматические обстоятельства кончины
Ж.-Б. Люлли...).
Игровые приемы тонко и артистично поддержала Барбара Ханниган (не только исполнительница старинной музыки, но одна из лучших интерпретаторов музыки современной — Дьердя Лигети и Лучано Берио). В исполнении арий из опер «Ипполит и Арисия», «Кастор и Поллукс» и других певица продемонстрировала вокальную виртуозность, блестящую технику, тончайшую нюансировку в pianissimo, незаурядные актерские способности. Так, один из номеров певица, взобравшись на подиум, продирижировала; при этом Теодор Курентзис отстукивал ритм на барабане; в другом фрагменте, в паузе, вокалистка передала дирижеру стакан воды, который залпом был выпит, и исполнение продолжилось.
Исполнение одной из «бисовых» арий было представлено как образец современной музыки, причем весьма правдоподобно (благодаря оркестровым звукоподражательным эффектам в начале и весьма свободно импровизируемым каденциям). Рамки веков оказались весьма размытыми. Неосведомленному слушателю, в самом деле, было непросто понять — то ли это свободная импровизация в рамках малоизвестной старинной арии, то ли стилизация старинной музыки в сочинении XX–XXI веков. К импровизации каденций присоединился Теодор Курентзис, выступив теперь в роли вокалиста — он дополнил вокальную каденцию низкими мужскими нотами...
Некоторые оркестровые номера исполнялись при минимальном освещении, порой интонирование мелодий, содержащих «лирические сексты», приближалось к звучанию популярной киномузыки. В контрдансе из оперы «Бореады» оркестр покорил множеством оттенков угасающей звучности; «тихой кульминацией» закончилась и программа всего концерта. Можно лишь заметить, что сочетание эффектных «игровых» приемов и тихой, проникновенной лирики бывает на концертах Теодора Курентзиса еще более убедительным, еще более глубоко действующим на слушателей; на концерте же в Санкт-Петербурге «приключения курицы» явно доминировали. Возможно, тому причиной внешние обстоятельства (не вполне передающая динамические и тембровые тонкости акустика театрального зала).
Александринский театр был переполнен. На поклонах раздался выкрик: «Приезжайте еще!» Учтиво поклонившись, Теодор Курентзис ответил: «Пригласите — приедем».

 

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~9TqKC