«Память освобождающая…»

1 Июля 2011

«Память освобождающая…»

Активное знание истории в широком смысле является одной из фундаментальных потребностей общества. Улавливание видов и механизмов памяти, присущих отдельному человеку, в памяти исторической позволяет ощутить себя внутри жизненно важного процесса: «процесса припоминания».

«Память освобождающая» — такое название было дано третьей лекции из цикла «Откуда мы? Куда идем?» профессора Леонида Евгеньевича Гаккеля. Встреча, названная по реплике русского поэта-символиста, философа, драматурга, литературного критика Вячеслава Ивановича Иванова, оживила в сердцах публики имена величайших деятелей петербургской школы: Н. А. Римского-Корсакова, А. К. Лядова, А. К. Глазунова.
Все три личности Л. Е. Гаккель представил в органическом единстве. Его вдохновенная «проповедь» позволила в контексте эпохи взглянуть на каждого из композиторов, почувствовать их глубокую индивидуальность, проследить за направлениями жизней, убеждениями, представлениями, сопереживать им.
Особенностью этой встречи стала возможность пропустить привычные, казалось бы, факты через призму восприятия талантливого исследователя. Так, Н. А. Римский-Корсаков был представлен новой сильной личностью после А. Г. Рубинштейна, композитором, искавшим «музыкального отцовства». Человеком, занимавшимся своей работой из часа в час (не без влияния своей первой специальности военно-морского офицера), необычайно педантичным, точным, строгим, аккуратным, исполнительным. Требовательным педагогом, «убитым» в 1907 го-
ду консерваторией, навязавшей ему в 1905 роль «вождя».
А. К. Лядова Леонид Гаккель называет «аристократом» и «глинкианцем», композитором, чей талант Римский-Корсаков ставил выше, чем талант Глазунова. Лектор отметил такие особенности Лядова, как отсутствие «пошлости» (он не делал ничего, что делали всегда), самоценность (он не вмешивался в чужие дела), чистота стиля, поразительный порядок. Л. Е. Гаккель назвал его «мастером тишины», а его музыку — «русским пророчеством о нововенской школе». Необычайно тонко были переданы суть страданий композитора, причины его жизненной драмы. Даже смерть композитора была охарактеризована Леонидом Евгеньевичем с поэтической чуткостью: Лядов не умер как все, он «укрылся от жизни».

Сведения о А. К. Глазунове были преподнесены в свете «всеобщей любви» к нему. Гаккель раскрыл такие его человеческие качества, как бескорыстность, доброжелательность, любовь к своему делу, к консерватории. Они наполняли жизнь композитора, не такую безоблачную, как кажется на первый взгляд. Было также упомянуто о феноменальных музыкальных способностях Глазунова и о его деятельности, направленной на преобразование консерватории в исполнительскую школу.

По окончании лекции Симфонический оркестр Санкт-Петербургской консерватории под управлением Максима Алексеева исполнил фрагмент оперы «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Римского-Корсакова, «Песню менестреля» Глазунова для виолончели с оркестром (солист — Дмитрий Ганенко) и «Кикимору» Лядова.
«Память освобождающая» побудила на дальнейшие «припоминания». Остается ждать новых встреч, за которыми последуют новые увлекательные открытия, приближающие к ответу на вопросы: «Откуда мы? Куда идем?»

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~0oJFv