Любимый рояль Рихтера

16 Апреля 2010

Любимый рояль Рихтера

Математика и музыка были для него границами, в которых размещалось все, что создало человечество в области науки и искусства. Недаром академик Колмогоров назвал его основоположником математической лингвистики. Rönisch всегда участвовал в разговорах и диспутах на эту тему. На нем играли филологи Лев Модзалевский и Лиза Купреянова, математик Янчевский и сам Борис Викторович. Часто играла Мария Вениаминовна Юдина.
Появление в нашем доме Святослава Рихтера составило целую эпоху в жизни Rönisch’a. Познакомились мы 24 июля 1948 года в домике Ольги Леонардовны Книппер-Чеховой, замечательной женщины, замечательной актрисы, значившей много в трудной судьбе Рихтера.

Гурзуф... Наш домик стоял рядом с чеховской «синей калиткой».
Разговоры о музыке мигом сблизили Бориса Викторовича и Святослава Теофиловича.
Первый вопрос:

 — У вас есть рояль?
Второй:
 — А какой?..
 — Rönisch…
 — Я к вам приеду… Ведь это рояль моего детства…
И приехал… Это было в том же 1948 году. И с тех пор, приезжая в Ленинград, жил только у нас, на канале Грибоедова, 9. Так как дома у него в ту пору не было рояля, да и дома-то по сути не было, он приезжал в Ленинград не только с концертами, но и просто пожить и учить все новые и новые программы. Как-то сказал: «У пианиста моего масштаба бывает восемь-десять программ в жизни. У Горовица было шесть. А я недавно сосчитал — у меня их 67! (со временем число перевалило за сотню. — З. Т.) Что я сделал со своей головой?! Я мечтаю отменить выдумку Листа играть наизусть. Тогда бы я играл только Баха. Его же невозможно всего выучить!..» Уверял, что наш рояль — лучший на свете, что у него дивный звук, что он легкий и на нем удобнее всего учить. Но, конечно, главным было то, что в доме его отца стоял точно такой же Rönisch.

 — Мне кажется, что я дома. Мне здесь так хорошо…
А у нас был праздник! Скольких замечательных музыкантов привел он в наш дом — Нейгаузов, Рудольфа Баршая, Андрея Волконского, Олега Кагана, Наташу Гутман… Всех не упомню. Последним музыкантом, кто играл на этом Rönisch'e у нас, была Лиза Леонская — любимица Рихтера.

Да здравствует Rönisch!
Я счастлива, что он живет теперь в доме Валерия Гергиева, в доме, где царствует музыка.

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~KlvJv