Галина Уланова (1910 —1998) К столетию со дня рождения

3 Января 2010

Галина Уланова (1910 —1998) К столетию со дня рождения

Уланова родилась в Петербурге в семье балетных артистов. Она стала одной из первых учениц выдающегося педагога Агриппины Яковлевны Вагановой, по классу которой и закончила Ленинградское хореографическое училище.

Танцевала на сцене Ленинградского театра оперы и балета им. С. М. Кирова, а потом в Москве, в Большом театре. Галина Уланова — первая Джульетта в знаменитом балете С. Прокофьева, потрясшем западный мир во время лондонских гастролей 1956 года. Тогда английская прима-балерина Марго Фонтейн писала о ней: «Это — магия. Я не могу даже пытаться говорить о танцах Улановой. Это настолько великолепно, что я не нахожу слов».
Галина Уланова — педагог и репетитор последних поколений звезд Большого театра. Ее воспитанники: Нина Тимофеева, Екатерина Максимова, Владимир Васильев, Людмила Семеняка, Алла Михальченко, Нина Семизорова, Надежда Грачева. Ее ученицей была и рано ушедшая таджикская балерина Малика Сабирова, чье имя присвоено теперь Национальному фестивалю.

Галина Уланова имеет почетные звания и награды. Их у нее столько, что не перечислить все: Герой Социалистического Труда, народная артистка СССР, лауреат Ленинской и Государственных премий…  

«Она — гений русского балета, его неуловимая душа, его вдохновенная поэзия... во всех созданиях Улановой вы чувствуете ее острый, пытливый, проникновенный ум» (Сергей Прокофьев).

«Творческая жизнь Улановой нашла естественное и прекрасное воплощение в учениках. Но в балете по-прежнему остается ее собственное искусство балерины. И не просто как легенда о прошедшем, а как живой идеал, который — и сегодня непостижимый — манит современный балетный театр и влияет на его совершенствование» (Нина Дорлиак и Святослав Рихтер).

В 1956 году Большой балет впервые после страшных сталинских лет приехал на гастроли на Запад, в Лондон. Улановой было сорок шесть. Танцевальный период подходил к концу. Пройдет четыре года и Уланова уйдет со сцены навсегда, оставив по себе театральную легенду и славу великой балерины. Ее имя будет всегда окружено ореолом. Она уйдет, не позволив никому увидеть, как слабеют силы и иссякает энергия, что часто случается с выдающимися танцовщицами, у которых не хватает мужества вовремя уйти со сцены. Последний раз Уланова танцевала в Большом в декабре 1960 года в «Шопениане».
Тогда, в далеком 1956-м, она показала в Лондоне своих Джульетту и Жизель. Ее сразу назвали «первой балериной мира»,  «божественной Галиной Улановой». Овация после «Ромео и Джульетты» длилась бесконечно, казалось, остановилось время. В зале находились Вивианн Ли, Лоренс Оливье, Тамара Карсавина. После первого акта стояла гробовая тишина. Потом зал встал. После Жизели ее сопровождала полиция, подойти к машине она не могла, зрители не давали завести мотор, ее привезли в отель на холостом ходу. Это был триумф. Английская пресса писала о том, что никто из всех живущих танцовщиц на планете Земля не может сравниться с ее гениальным даром. Имя Улановой стало символом балета. Казалось, ее танцу свойствен строгий академизм, но он не мешал внутренней свободе. Мир признал Уланову и был покорен.

Я видел Уланову не только в Джульетте и Жизели. Помню отчетливо ее в партии Тао-Хоа в балете Глиэра «Красный мак», ее грацию, изящество, утонченность; ее Марию в «Бахчисарайском фонтане» Асафьева: танцевальная партия была скудная, а язык пластических реплик неотразим. Все, что танцевала Уланова, было наполнено содержанием и смыслом. Что-то потустороннее было в ее танце, неземное, ее искусство являло собой поэзию и романтизм, в нем было что-то загадочное, не разрешимое до конца.
Но я раздумываю о другом: как определить особенность ее уникального искусства, особенность ее человеческого облика, ее личности? Изредка встречаясь с ней, видел усталость и очень трезвый ум. Никакой восторженности ни по отношению к себе, ни к другим. Тихая, скромная, элегантная женщина. С редким тактом, воспитанная в эпоху, когда ценили дар и душевную красоту. Умение быть пушкинской Марией, напоминать своим потупленным взором Джульетты итальянских мадонн, умение легким, едва заметным поворотом головы создавать образ хрупкой, похожей на гравюру китаянки Тао-Хоа — это великий талант. Возвышенная красота и поэзия в каждом движении.

 А танцевала она мало. Придя в Большой театр в 1944 году, Уланова повторила на его сцене в новых постановках партии, что танцевала прежде в Мариинском театре. Снова Жизель, впервые она танцевала ее в 1932-м, Одетта и Одиллия в «Лебедином озере», Мария в «Бахчисарайском фонтане», то была ее первая роль в Большом.

Премьеру «Бахчисарайского фонтана» она танцевала в Ленинграде еще в 1934 году. В сущности, новых партий на сцене Большого театра было четыре: Золушка, Параша в «Медном всаднике», Катерина в «Каменном цветке» и Тао-Хоа в «Красном маке». Вот и все. После 1949 года премьер не было пять лет, потом — «Каменный цветок». В январе 1995 года не было торжественного вечера. Уланова решительно отказалась от него. Да и зачем? Что он может изменить или дать ее душе?

Жизнь Улановой в балете включала в себя великую судьбу и восторженное отношение тех, кому посчастливилось соприкоснуться с ней.

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~AwgZe