«Новые горизонты» фестиваль современной музыки

3 Января 2010

«Новые горизонты» фестиваль современной музыки

Валерию Гергиеву в высшей степени присуще чувство ответственности большого музыканта и значительной личности, проявляющееся в первую очередь в его исполнительских предпочтениях и взаимоотношениях с композиторами-современниками. Его деятельность в этом направлении масштабна и чужда компромиссам. Три года назад им был создан фестиваль «Новые горизонты», посвященный творчеству ныне живущих композиторов. В плотном гастрольном графике нынешнего января он выкроил один день, чтобы со своим оркестром открыть фестиваль двумя мировыми премьерами и музыкой балета «Двенадцать» Бориса Тищенко, которую многие считают сегодня классикой. Причем репетировать пришлось в походном режиме: во время гастролей в Эйлате, пожертвовав часами отдыха на Красном море. «Пусть это будет моим грехом перед оркестром, но представить музыку петербургских композиторов мне казалось важнее, а все три сочинения достаточно сложные», — сказал художественный руководитель Мариинского театра в интервью телевидению.

Концерт открылся исполнением Симфонии Вячеслава Круглика. Творчество молодого композитора, ученика Бориса Тищенко, уже известно петербуржцам: он был одним из участников «Гоголиады» — конкурсного оперного проекта Мариинского театра. Двухчастная Симфония была написана в 2000 году. Первая часть Allegro — достаточно оживленная, вторая, медленная часть — пристальное вглядывание в пережитое. При прослушивании этого опуса складывалось отчетливое ощущение программы, которую, правда, композитор никак не обозначил. Симфонический язык Круглика достаточно традиционен и не слишком оригинален, а представленное произведение было небольшим по продолжительности. Складывается впечатление, что современные композиторы не решаются писать масштабные произведения, то ли боясь не найти исполнителя, то ли опасаясь обвинений в мегаломании. В отношении исполнения Круглику повезло, а оркестр Мариинского театра вновь продемонстрировал качества одного из лучших мировых оркестров. Что касается Валерия Гергиева, то он подошел к сочинению молодого композитора с не меньшей тщательностью, чем к исполнению классики.

Второй мировой премьерой, прозвучавшей в том же первом отделении, стала симфония № 21 Сергея Слонимского «Из “Фауста” Гете». Здесь уже слушатель сталкивался не просто с программностью, а даже с некоторой иллюстративностью симфонии, состоящей из 3-х частей: «Фауст», «Песня Маргариты» и «Вальпургиева ночь». «Песня Маргариты» уже исполнялась на открытии Фестиваля романса летом оркестром Консерватории под упралением С. Стадлера, но целиком симфония прозвучала впервые. Солировала Олеся Петрова — обладательница не всегда гибкого, но красивого по тембру меццо. Она же пела «Песню Маргариты» летом, однако сейчас произвела гораздо большее впечатление, чувствовалось, что и для молодой певицы выступление с Гергиевым стало настоящим событием. Мефистофельские мотивы прозвучали в симфонии Слонимского более ярко, нежели фаустианские искания. В «Вальпургиевой ночи» композитора увлекли оркестровые эффекты, выразившиеся в соло инструментов оркестра, как будто дьявольские хари — одна за другой по очереди — показывались слушателям и снова прятались. Каждый из этих звуковых эффектов был подан «отдельно» и вызывал живую реакцию слушателей, среди которых был много композиторов, музыковедов и студентов музыкальных вузов.

Второе отделение, в котором звучала давно не исполнявшаяся музыка балета «Двенадцать» Бориса Тищенко, по духу кардинально отличалось от первого, несмотря на то что тут была тоже программная музыка и по определению иллюстративная, не случайно в программке концерта не только были указаны все 12 главок поэмы Блока, но также и отдельные смысловые строки внутри этих главок, важные для композитора. Эти строки вписаны и перед нотными знаками партитуры, для того чтобы обозначить глубинную связь музыки балета с поэтическим текстом (а она у Тищенко всегда носит очень тесный характер, будь то Реквием на слова Ахматовой или симфония на стихи Цветаевой). Сгущенная трагическая атмосфера крушения мира и системы ценностей мощно объединила отдельные части этого произведения, уводя от частного, от деталей к целому, что стало особенно заметно в ситуации концертного исполнения. Пожалуй, что в сочинении, написанном в 60-е годы, нет того Христа, который ведет за собой красногвардейцев, несмотря на их попытки его в себе уничтожить… Хотя, кто знает, музыка Тищенко, написанная около 40 лет назад, прозвучала свежо и оставила сильное, длящееся впечатление.

Вера Степановская
(«Журнал любителей искусства»)

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~c31R9