Памяти Дениса Маркова (1968—2009)

28 Сентября 2010

Памяти Дениса Маркова (1968—2009)

Сохранились студенческие конспекты его университетских лекций, которые возможно издать. Но главное — сохранился образ Дениса в сердцах тех, кто с ним учился, с кем он делился мечтами, сомнениями и надеждами… Или это мы делились с ним?..

Когда уходят молодые талантливые люди, подводить какие-то итоги их жизни кажется невозможным, почти кощунственным делом. Но долг памяти и чувство благодарности требуют, чтобы мы сохранили для следующих поколений консерваторцев их труды, их достижения и даже их не до конца реализованные планы и стремления.

На исходе лета ушел из жизни Денис Николаевич Марков, доцент кафедры органа и клавесина Петербургской консерватории, талантливый музыкант, замечательный педагог, успешно преподававший также на историческом факультете Петербургского университета, яркий энтузиаст органного дела в нашем городе. Он начал работать в консерватории с 1997 года, а до этого трижды (!) ее окончил: в 1994-м как пианист (класс А. Г. Орловецкого), в 1995-м — как органист (класс Т. М. Чаусовой) и в 1996 году — как музыковед (у А. И. Климовицкого и И. В. Розанова). Начатая тогда же в аспирантуре диссертация (по теме: «Испанская органная и клавирная музыка конца XVI — начала XVIII века: история, теория и интерпретация»), к сожалению, осталась незаконченной, но и сегодня ее тема, проблематика и материал сохраняют актуальность для отечественного, а в некоторых аспектах — и западноевропейского музыкознания. И хотя пойти по пути музыковеда-исследователя Денису было не суждено — помешала активная исполнительская и просветительская деятельность как органиста (и клавесиниста), приобретавшая с каждым годом все более широкий размах, — плодами своей работы, а еще более мыслями и идеями, малодоступным музыкальным материалом он щедро делился с коллегами, студентами, слушателями его концертов, открытых лекций и мастер-классов, выступая на научных конференциях.

Одним из последних его обращений к испанской теме стало участие в комментировании фундаментального труда М. С. Друскина «Клавирная музыка», переизданного в 2007 году (том подготовлен А. И. Климовицким и И. В. Розановым): им были подготовлены обстоятельные и очень интересные комментарии к испанской клавиристике.

В педагогической деятельности Денис сразу же проявил себя как новатор. Уже в первый год он разработал и начал читать на музыковедческом факультете несколько новыхонных курсов: «Музыкальная культура народов Пиренейского полуострова», «Введение в литургику, гимнографию и палеографию средневекового Запада», «Средневековая теория музыки».

 1998 года им читался двухсеместровый курс западноевропейской церковной музыки для студентов отделения «Древнерусское певческое искусство» (позднее — и для студентов отделения «Русская музыкальная культура Нового и Новейшего времени»). Сразу же обозначилась его принципиальная установка на аутентичные материалы-первоисточники.

ольшую роль здесь сыграли его неоднократные поездки в Испанию, где он сначала стажировался как органист и музыковед (у профессоров М. Торрент и Х. Лопес-Кало), а затем приезжал уже как концертирующий органист и лектор, признанный авторитет в области старинной испанской музыки. Привезенные из католических испанских монастырей копии средневековых рукописей и трактатов (отсутствующих в отечественных научных и музейных хранилищах) дали Денису богатейший материал для его лекций и методических разработок.

Активнейшее участие Дениса в консерваторских органных делах началось еще при ректорстве В. А. Чернушенко и продолжилось при двух последующих ректорах,
С. П. Ролдугине и А. В. Чайковском. Денис был одним из инициаторов решения застарелой проблемы, активно работал в органном совете консерватории. Мало кто в консерватории знал, что на деле означала занимаемая им (и по-своему уникальная) должность помощника ректора по органостроительству. А подразумевала она не только бесконечные хлопоты, поездки, документы и согласования, поздние совещания у ректора, но и, например, личное участие в демонтаже органных труб. Пока не было принято окончательное решение о невозможности восстановления старого органа, Денису приходилось буквально присматривать за тем, чтобы с трубами ничего не случилось.

 его архиве сохранились «Систематический перечень» органов консерватории и исторических городских органов и развернутое «Обоснование проекта обновления и реставрации органов СПб консерватории», подготовленные им для ректора консерватории. Читая сейчас эти документы, отчетливо понимаешь, что Денис смотрел не только в день вчерашний и сегодняшний (хотя техническая и культурная экспертиза органов была очень важным делом), но и видел перспективы, в том числе и дальние.

десь и необходимость реставрации органа б. Англиканской церкви и учебного органа, привлечение дополнительных концертных площадок с органами, последовательное превращение консерватории в крупнейший органный центр, и, конечно, регулярное проведение международного конкурса органистов. Сейчас, когда состоялось торжественное открытие нового органа, прошел I Международный конкурс органистов им. И. А. Браудо, наверное, стоит вспомнить добрым словом человека, много сил и энергии отдавшего органным проектам консерватории.

Денис был одним из инициаторов открытия органного отделения в Петербургской консерватории (с декабря 1999 года — кафедра органа и клавесина), сыграл важную роль в разработке его положения и учебного плана, а затем и утверждении этой специализации. В дальнейшем наряду с практическими занятиями читал студентам-органистам несколько специально разработанных курсов. Полученный им опыт позднее помог при открытии специальности и отделения музеологии (в настоящее время — отдельной кафедры) на историческом факультете СПбГУ, активно участвовал Денис и во всех делах и начинаниях кафедры истории западноевропейской и русской культуры того же факультета (где он работал с 1998 года).

Лекции, занятия, курсовые и дипломные работы, выступления на научных конференциях и концертные поездки (Испания, Италия, Голландия, Германия, города России), мастер-классы и работа в жюри конкурсов, организация и проведение в консерватории Мждународной конференции по органостроению и Летней органной академии.… При такой сверхзагруженности Денис оставался открытым для коллег и студентов, добрым, всегда готовым помочь человеком. Для него консерватория действительно была родным домом, даже во время болезни он интересовался мельчайшими подробностями ее жизни (и именно о консерваторских делах и проблемах был наш последний телефонный разговор). Истинный консерваторец, настоящий музыкант и человек. Таким он и останется в моей памяти.

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~3Ykon