Американцы в Европе

28 Сентября 2010

Американцы в Европе

На этот концерт, равно как и на многие другие (в том числе и на два венских — что было, видимо, особенно приятно венцу Хонеку), все билеты были проданы задолго до начала тура. И неудивительно, что этот оркестр с более чем столетней историей, который в разное время возглавляли Отто Клемперер, Леопольд Стоковский, Леонард Бернстайн, позже — Лорин Маазель и Марис Янсонс, вызвал интерес у слушателей Франции, Германии, Люксембурга, Чехии, Швейцарии, Венгрии, Австрии, Словении. Репертуар тура составили шедевры европейской классики и Пятая симфония Шостаковича в исполнении музыкантов с мировым именем — скрипачки Анне-Софи Муттер и дирижера Манфреда Хонека. С их искусством знакомы и петербуржцы: памятны циклы скрипичных сонат Моцарта и Бетховена в исполнении Анне-Софи Муттер; Манфред Хонек был гостем одного из фестивалей «Звезды белых ночей», где он дирижировал оперой «Так поступают все» Моцарта.

Открыть свой тур американский оркестр решил программой из сочинений европейских поздних романтиков. В Штадтказино Базеля прозвучали Скрипичный концерт Иоганнеса Брамса и Восьмая симфония Антонина Дворжака.

Элегантная скрипачка Анне-Софи Муттер — один из редких в мире примеров состоявшегося взрослого музыканта, выросшего из ребенка-вундеркинда. В ее судьбе огромную роль сыграл Герберт фон Караян, пригласивший 13-летнюю солистку выступать с оркестром Берлинской филармонии (сама Анне-Софи называет Караяна прекрасным принцем своей музыкальной юности).

С оркестром солистка была учтива и деликатна — сначала будто проверяя его на отзывчивость и готовность следовать за ней. Оркестранты в этой концертно-симфонической игре были ведомыми. Порой, казалось, забывая об оркестре (но ни на мгновение не расторгая с ним тесных уз — об этом позаботился и дирижер, чуткий аккомпаниатор), солистка удивляла и восхищала — то энергией выразительной экспрессии, то мельчайшей виртуозной техникой, то проникновенными певучими соло. Свойственная ее манере романтическая импульсивность, своеобразная «внезапность» не нарушала тщательно продуманную исполнительскую концепцию.

В хрестоматийном, хорошо знакомом — и музыкантам, и слушателям — концерте «условия диктовала» Анне-Софи Муттер, и ее темпераментная виртуозная игра спровоцировала публику на аплодисменты в конце первой части брамсовского шедевра.

Во втором отделении концерта свои достоинства сполна продемонстрировал Питтсбургский симфонический оркестр. Базельской публике откровенно импонировала и дирижерская манера маэстро Манфреда Хонека; магически действует на слушателей отсутствие партитуры перед дирижером. Дирижирование наизусть — как правило, знак уверенности в материале, свидетельство ясного собственного представления о драматургии произведения.

Восьмая симфония Дворжака не столь популярна, как его симфонический «хит» — Девятая симфония «Из Нового света». Но в этой солнечной пасторальной симфонии «чешского Брамса» — так нередко называют Дворжака — таится огромное богатство народной музыки, которой вдохновлялся композитор. «Чешский акцент» дворжаковского симфонизма был чутко уловлен питтсбургскими музыкантами. Атмосфера мягкого плавного неспешного начала симфонии сменялась и обогащалась пастельными оттенками, присущими пасторальным опусам Дворжака; развитие вело к жизнеутверждающему апофеозному финалу.

Питтсбургский симфонический может по праву гордиться своим умением чутко передавать градации силы звука, темповые отклонения: выверенными казались буквально все нюансы и динамические оттенки. Исполнение высветлило лучшие стороны в альянсе оркестра и дирижера: настроенность на коллективное музицирование и безмерное уважение к исполняемой партитуре.

В концерте были и «бисы»: сыгранному Анне-Софи Муттер в первом отделении отрешенно-философскому Баху оркестр противопоставил популярные пьесы Грига и Брамса во втором. Зажигательный Венгерский танец № 5 завершил симфонический вечер, оставив базельскую публику в восторге.

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~7ahKq