Невероятные приключения российского императора

Фото: Марат Шахмаметьев

Фото: Марат Шахмаметьев

2 Ноября 2020

Невероятные приключения российского императора

В Камерном музыкальном театре «Санктъ-Петербургъ Опера» показали обновленную сценическую редакцию оперы Гаэтано Доницетти «Пётр I, или Невероятные приключения русского царя». 

У седьмой оперы Доницетти — необычная судьба, самым непосредственным образом переплетающаяся с судьбой петербургского театра. Но обо всем по порядку. 
Комический опус «Пётр Великий, царь русский, или Ливонский плотник» был написан 22-летним композитором в 1819 году и уже в декабре увидел свет рампы на подмостках театра Сан-Самуэле в Венеции. Опера продержалась в репертуаре до конца сезона, в последующие годы прошла с успехом еще в нескольких итальянских театрах и могла бы иметь, на сегодняшний день, сценическую летопись длиной в два столетия, но, из-за неблагоприятного стечения обстоятельств, большую часть этого времени считалась утраченной. 
Для художественного руководителя «Санктъ-Петербургъ Оперы» Юрия Александрова поиски потерянной партитуры стали делом чести. Благодаря его настойчивости полтора акта оперы были найдены в библиотеке венецианского театра Ла Фениче, ставшего в 1823 году жертвой пожара, последствия которого в виде неразобранных нотных записей не были устранены вплоть до конца XX века. Позже — в разных уголках Италии — обнаружили все недостающие фрагменты сочинения Доницетти. Александров получил Золотую медаль имени композитора, а извлеченный из небытия «Пётр I» был официално внесен в реестр произведений великого итальянца и прозвучал в мае 1998 года в Особняке барона фон Дервиза на Галерной улице, начав отсчет творческой деятельности Камерного театра на собственной площадке. Помимо прочего, спектакль «Санктъ-Петербургъ Оперы» стал первой на русской сцене постановкой юношеского опуса автора «Лючии ди Ламмермур» и «Любовного напитка».
В основе либретто Герардо Бевильаквы Альдобрандини — пьеса французского драматурга Александра Дюваля, одного из популярнейших писателей эпохи Империи Наполеона Бонапарта, человека в высшей степени незаурядного и многогранного. Легкое перо и незакостенелый взгляд вкупе с богатым воображением помогли Дювалю в создании чрезвычайно забавной и запутанной истории о русском императоре. Оригинальную версию либретто для спектакля «Санктъ-Петербургъ Оперы» сочинил не менее талантливый и изобретательный российский драматург Юрий Димитрин. 
Шутливая мелодрама от Юрия Александрова и солистов театра — это и опера-буффа, и так любимый русской публикой XIX века водевиль, и самая настоящая буффонада — искрящаяся, стильная, захватывающая. Сконструировать настолько живой спектакль непросто, за легковесностью стоят кропотливая работа, продуманность жестов и интонаций, графически выверенные мизансцены, идеально вписанные в пышные декорации Вячеслава Окунева. Чтобы зритель не запутался в поворотах сюжета и полнее погрузился в исторический контекст, ему в помощь дан ведущий (в программке — Лицо от театра, он же капитан Хондедиски, он же Алексашка Меншиков), в образе которого появился баритон Иван Сапунов. Для молодого актера эта роль стала, без преувеличения, звездной. Так точен, обаятелен, ярок его персонаж, перевоплощающийся по ходу действия в разных героев. 
Но сколь бы ни были совершенны «ужимки и прыжки» (консультант по пластике — Гали Абайдулов), партитура Доницетти требует в первую очередь виртуозного пения. И «Пётр I» — тот самый случай, когда артисты театра оказались на высоте. В первую очередь это касается очаровательной Анетты (в опере она дочь опального гетмана Мазепы и невеста ливонского плотника Карла) в исполнении Каролины Шаповаловой. Хрупкая звонкая «девушка с характером» щедро наполняет зал бриллиантовыми колоратурами и демонстрирует ровный свежий звук на протяжении 
всего диапазона. Ее возлюбленный Карл (Денис Закиров) — добродушный увалень, нежданно-негаданно проявляющий недюжинный темперамент (то, что он обладает недюжинной физической силой, понятно сразу). Тенор Закирова — в последние годы артист сделал серьезные успехи — полнокровно и непринужденно звучит на верхних нотах; пение отличается идеальной фразировкой. 
Не оторвать глаз от статного Петра Андрея Земского, отлично владеющего свободно льющимся приятного тембра басом. Думается, что подобный Пётр в полной мере устроил бы и маэстро Доницетти и мсье Дюваля, ибо есть в нем нечто подлинное, что композитор и драматург вложили в данный образ. Открытием спектакля можно назвать и очень артистичного Геворга Григоряна, чей комический дар и подвижный бас-баритон как нельзя лучше подошли к партии Магистратора. Блеснули сочными голосами меццо-сопрано Лариса Поминова (Екатерина) и сопрано Юлия Птицына (Мадам Фриц). Ну а напоследок остается помечтать о том, что, взирая с небес на землю, маэстро Доницетти рукоплещет своему детищу в исполнении солистов «Санктъ-Петербургъ Оперы» столь же горячо, как собравшаяся в роскошном зале на Галерной улице петербургская публика. 
Светлана РУХЛЯ
Санкт-Петербургский Музыкальный вестник, № 10 (182), ноябрь 2020 г.
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~aV6Uy