«Музыка забирает всю жизнь…». К 80-летию Юрия Хатуевича Темирканова

27 Ноября 2018

«Музыка забирает всю жизнь…». К 80-летию Юрия Хатуевича Темирканова

Для начала вернем слова Маэстро в их подлинный контекст: «Меня часто спрашивают журналисты: “Какое у вас хобби?”. И я всегда отвечаю одно и то же: “Музыка”. Потому что ни на что другое времени не остается. Ни на что… Музыка забирает всю жизнь».

Но — продолжим мысль автора этих слов — музыка еще и вбирает всю жизнь — с ее горестями и радостями. Настоящая музыка делает человека лучше, добрее сердцем, чище помыслами… Музыка — вершина культуры и ее, быть может, самое глубокое средоточие… Хотя, как говаривал Шуман, «только музыкант — не музыкант!» А то, что Юрий Темирканов с юных лет следовал шумановским заповедям: «Внимательно наблюдай жизнь, а также знакомься с другими искусствами и науками. Законы нравственные те же, что и законы искусства… Отдыхай от своих музыкальных занятий, усердно читая поэтов…» — все это вы услышите и в речи музыканта, украшенной образными сравнениями, поэтическими цитатами, и в его интерпретации не однажды слышанных прежде шедевров.
Вы услышите и увидите это в дирижировании Маэстро, да-да, увидите, вопреки снобам, полагающим, что музыку следует слушать с закрытыми глазами. Из газеты: «Юрий Темирканов поражает не только высочайшим эмоциональным накалом и свое-образностью интерпретации, но и огромной силой своего личностного воздействия на музыкантов. Он обладает столь ярко очерченной графической выразительностью дирижерской техники, что публика не только слышала, но и в буквальном смысле зрительно ощущала, как гармонично и точно работает оркестр во власти его дирижерского жеста» («Нью-Йорк таймс»). Другая американская газета — читатель простит мне, не вспомню ее название — полвека назад, в конце 60-х, назвала молодого Юрия Темирканова «русским Тосканини». А вот рифма из недавнего 2014 года: «Это можно было бы назвать “эффектом Т”, где “Т”, естественно, значит “Темирканов”».
С недоверием относясь к современной журналистике, подчас попросту некомпетентной, еще чаще ангажированной, все же признаем: ее устами — пусть порой младенчески бесхитростными — глаголет истина. Не станете же вы спорить и с журналистом, «приоткрывающим» тайну дирижирования: «Никто на Земле не делает это так, как Темирканов… Я не знаю, что он делает. Большую часть времени он стоит неподвижно. Взмах левой руки выстраивает его “войска”. Кивок “пускает” действие. Движение плечом обозначает смену темпа. Он волшебник».
Послушаем же самого Юрия Темирканова: «Отбивание такта — удел капельмейстера, а не дирижера… Во время концерта мы сосредоточены на раскрытии духовной сущности музыки, на воплощении и внушении тех идей, которые в партитуру заложены композитором… Дирижер не только исполнитель, не только артист; это еще и миссия, потому что с концерта и спектакля человек должен уйти лучшим, нежели пришел на него» (Бялик М. Немного биографии // Юрий Темирканов. Штрихи к портрету. СПб., 1998).
Ученик выдающихся педагогов И. А. Мусина и Н. С. Рабиновича, создателей петербургской дирижерской школы, Юрий Темирканов, окончив консерваторию, в течение года стажировался у Евгения Мравинского, чьи концерты, и в особенности репетиции, были для молодого дирижера еще одним «университетом». А в конце 1966 года он стал победителем Второго всесоюзного конкурса дирижеров в Москве.
Дебют в Малом оперном сразу проявил в музыканте природные качества «человека театра», гармонично сочетающего верность партитуре с острым чутьем драматурга, с любовью к яркой сценографии. Вслед за «Травиатой» Темирканов вместе с хореографом Константином Боярским и художником Валерием Доррером подготовил премьеру балета Якова Вайсбурда «История одной девушки» (по рассказу А. Н. Толстого «Гадюка»). Так заложен был союз с композиторами-сверстниками — Андреем Эшпаем, Андреем Петровым, Родионом Щедриным, Юрием Фаликом, Владимиром Цытовичем, Сергеем Слонимским… Начало деятельности в качестве главного дирижера в Театре имени
С. М. Кирова Темирканов отметил премьерой оперы Щедрина «Мертвые души». Это сегодня Валерий Гергиев, наследующий Темирканову в Мариинском, сделал Щедрина на западный манер «композитором-резидентом» театра, а в 60–80-е именно Юрий Темирканов настойчиво знакомил нас с творчеством мастера. Сюита из оперы «Не только любовь» и «Кармен-сюита», концерты для оркестра «Звоны», «Озорные частушки», вечер фортепианных концертов (за роялем Родион Щедрин), Стихира на тысячелетие крещения Руси … всего не упомнишь!
На сцене Мариинского театра сохраняются режиссерские работы дирижера — «Евгений Онегин» и «Пиковая дама», спектакли, где достигнуто редкое по нынешним временам единство музыкального и театрального решений. Темирканов возобновил надолго прерванную традицию открытых симфонических концертов театрального оркестра. Достаточно вспомнить хотя бы симфонии Малера, с которыми дирижер выступил в Большом зале филармонии во главе оркестра и с солистами Кировского театра. Это золотой вклад Темирканова в нынешний расцвет филармонической активности Мариинского театра, ставшего под руководством Гергиева и по его словам «мультимедийным музыкальным центром». Что позволяет Гергиеву и солистам Мариинки принимать участие в абонементных концертах и фестивалях филармонии, аТемирканову — выступать в театре, более четверти века назад переданном младшему собрату. Собрату по дирижерской школе, по истовому служению отечественной культуре, по преданности Петербургу и петербуржцам.
В Концертном зале Мариинского театра Заслуженный коллектив республики во главе с Юрием Темиркановым играет Четвертую симфонию Брамса. Изумительная акустика зала, подобно рентгену просвечивающая оркестровую толщу, подчеркнула высочайшие качества прославленного филармонического оркестра, его инструментальных групп и солистов.
А в первом отделении концерта прозвучала пьеса Гии Канчели под необычным названием «…al niente». Премьерой в Копенгагене в свое время дирижировал Темирканов, которому сочинение и посвящено. Его полное назваиие: «Diminuendo al niente», что означает «постепенное угасание». По словам Канчели, такое название он избрал, поскольку оно совпадало с его душевным состоянием ... это мысли о прожитом и оставшемся времени.
Но если Музыка не подвластна времени… Если искусство дирижера смыкает столетия минувшие с веком нынешним… Если музыкант, признанный во всем мире, говорит: «Петербург — в этом слове все, без чего я не могу жить… Петербург — это такая полифония, такая гармония, что отвыкнуть от них просто невозможно». И о нас, петербургских слушателях: «Из-за публики я здесь и живу»… Если XIX международный фестиваль «Площадь искусств» в юбилейный для Маэстро год собирает на берегах Невы цвет мирового музыкального искусства… Если Музыка нас не покинет — осмелюсь перифразировать Н. В. Гоголя, — то и мир наш устоит. С юбилеем, дорогой Юрий Хатуевич! Многая, многая, многая лета!
Иосиф РАЙСКИН
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~TSc2T