Молодость и мастерство

Фото предоставлено Домом молодежи Василеостровского района

Фото предоставлено Домом молодежи Василеостровского района

4 Марта 2020

Молодость и мастерство

Союз культурной молодежи «Содействие» объединяет молодых людей творческих профессий, оказывает им поддержку в реализации программ и проектов, способствует обмену опытом в сфере культуры и искусства. С этой же целью был создан Оперный салон «Василеостровский» в Доме молодежи Василеостровского района. 

Союз культурной молодежи — это на самом деле союз музыкантов разных поколений. Президент Союза — оперный певец, солист Мариинского театра Глеб Перязев. Несмотря на молодость, его профессиональный опыт позволяет ему быть лидером. Он лауреат многочисленных конкурсов, окончил Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена в классе известного певца и педагога Владимира Ванеева, был солистом Академии музыки Елены Образцовой, участником программы Young Singers Project Зальцбургского фестиваля 
2017 года. В 2016 году дебютировал на сцене Мариинского театра в опере Родиона Щедрина «Рождественская сказка» и в настоящее время имеет в активе около двадцати ведущих партий басового репертуара. 
Коллегой-единомышленником Глеба Перязева является молодой оперный режиссер Павел Демидов, выпускник кафедры режиссуры Санкт-Петербургской консерватории, недавно начавший преподавать в alma mater. 
Энтузиазм молодых творцов поддерживают и их старшие коллеги. В первую очередь — 
Владимир Ванеев, педагог многих певцов, выходящих на сцену Оперного салона. У Союза есть единомышленник в Законодательном собрании Санкт-Петербурга — депутат Константин Александрович Чебыкин.
Главным событием, которое позволило познакомиться с деятельностью Союза культурной молодежи «Содействие», стала недавняя премьера оперы Дж. Пуччини «Богема» на сцене Большого зала Дома молодежи «Василеостровский». 
Режиссер-постановщик спектакля — Павел Демидов; художественное руководство осуществлял солист Мариинского театра, заведующий кафедрой сольного пения Санкт-Петербургской консерватории, народный артист России Владимир Ванеев. Вокальные партии исполняли молодые солисты оперных театров Санкт-Петербурга и студенты высших учебных заведений. В спектакле занят сводный хор оперных театров Санкт-Петербурга под управлением Павла Петренко. В оркестре — молодые музыканты, студенты Консерватории, а за дирижерским пультом — заслуженный артист РФ, ректор Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н. А. Римского-Корсакова Алексей Николаевич Васильев. Союз молодости и мастерства! 
Значение этого события велико и в связи с тем, что в настоящее время Консерватория лишена прекрасного зала в историческом здании, где раньше на протяжении многих десятилетий шли спектакли студенческой Оперной студии. 
Об истории постановки «Богемы» в России напомнил Владимир Ванеев: «После постановки "Богемы" молодыми студийцами Оперной студии Станиславского она стала восприниматься у нас как молодежный спектакль. Как правило, в театрах среди ее исполнителей преобладают молодые певцы. На мой взгляд, трактовка "Богемы" как молодежного спектакля спорна, учитывая сложность ритмической координации певцов в ансамблях. Несмотря на это, и в XXI веке "Богема" остается в репертуаре студенческих оперных студий Санкт-Петербурга и других русских городов. Это определило и наш выбор».
Несколько слов о самом спектакле. В очередной раз пришлось убедиться, насколько же трудна «Богема» для исполнителей. Это настоящее испытание и для певцов, и для оркестра. Сложнейшие вокальные партии, ансамбли, требующие поистине виртуозного вокально-драматического взаимодействия, сквозное построение сцен, не позволяющее ни на секунду «выключиться», передохнуть солистам… 
В режиссерско-постановочном решении Павла Демидова господствует минимализм. На сцене только стулья, скамейки, столы. 
И сначала кажется, что это «от бедности». Но, как говорит Павел, отсутствие эффектных декораций и костюмов — дополнительное испытание для молодых артистов, не за что «спрятаться»! И в этом — большая смелость и творческая отвага! 
Перед тем как сказать об исполнителях главных партий (Мими и Рудольфа), хочу отметить прекрасный ансамбль «друзей». В сценах, где участвовали Марсель (Никита Одалин, баритон, солист «Санктъ-Петербургъ Оперы», учится у В. Ванеева), Коллен (Глеб Перязев), Шонар (Максим Даминов, студент Консерватории, тоже ученик Ванеева), действие наполнялось молодой энергией, впечатляло естественностью сценического существования. Было очевидно, что певцы сами получают огромное удовольствие от увлекательной игры, особенно в сценах, пронизанных юмором и дурашливым лицедейством. 
Замечу, что «главные» солисты распелись не сразу. Исполнительница роли Мими — студентка из Китая Яньнань Чжан, учится в Консерватории на четвертом курсе у Владимира Ванеева. Восточный облик исполнительницы, ее хрупкость, скромность, подчеркнутая строгим синим платьем и сдержанностью пластики (словно китайская статуэтка), — 
сообщили особый колорит героине. Казалось, ее Мими не хватало легкости, игривости. Но постепенно вырисовалась оригинальная трактовка образа. Бледное, словно набелённое, как в национальной Пекинской опере, лицо передавало болезненность героини.
Похожие особенности проявились в вокальном исполнении Яньнань Чжан. Поначалу кантилена не очень давалась ей, «рвалась». В среднем и низком регистре певица была интонационно неустойчива, но стоило ей «прорваться» в высокий регистр, как голос начинал звучать ярко, сильно и с идеально чистой интонацией. Выступление Яньнань Чжан дает повод затронуть очень интересную проблему. Как пишет исследователь китайского вокального искусства Т. Будаева, «техника пения в национальной Пекинской опере отличается высоким регистром и напряженностью звучания», «предпочтение высоких регистров объясняется китайскими представлениями об эстетике и красоте высоких тесситур в речи и музыке». 
Мими в опере медленно «расцветала». 
В третьем действии больная девушка в ознобе все время обхватывает себя руками, словно согревая. Не знаю, поставлено ли это было режиссером или получилось стихийно, возникло из естественной манеры певицы, но приковывали к себе внимание невероятно красивые, пластичные кисти рук, «тревожные», трепещущие, как длинные лепестки цветка, пальцы артистки. Все это придавало пронзительную трепетность и нежность образу Мими в исполнении Яньнань. 
В третьем и четвертом действиях вокальные монологи, дуэты главных героев практически бесконечны и изобилуют яркими кульминациями. И уже здесь певица была сверхубедительна. Ее голос в верхнем регистре звучал настолько красиво, драматично (прямо предслышалось, как бы великолепна она была в трагической партии Чио-Чио-сан!), что слушателями, мне кажется, уже невольно ожидались роскошные мелодические вершины, на которые мы эмоционально взлетали вместе с исполнительницей. 
Исполнитель партии Рудольфа Нариман Алиев — еще один интересный участник Союза культурной молодежи. Он окончил Консерваторию, недавно вернулся из Италии, где по собственной инициативе проходил вокальные мастер-классы. Почитав о человеке, которого уже в 17 лет, еще до приезда в Санкт-Петербург, не только в его родном Азербайджане, но и во время заграничных выступлений называли восходящей вокальной звездой, я порадовалась упорству и целеустремленности этого молодого певца. Рудольф стал его первой серьезной партией и, учитывая ее невероятную сложность, довольно удачным дебютом. 
Немало претензий к исполнительнице второй важной женской партии в опере, Мюзетты, — Светлане Калачёвой. Пока певица звучит по-ученически, совсем не дается ей кантилена. Несколько прямолинейной показалась и трактовка образа. Мне кажется, что режиссер злоупотребил повторением одного и того же приема — вскакиванием артистов на стулья, скамейки. Понятна чисто педагогическая задача — научить петь в любом положении. Но не в ущерб же чувству меры. Взгромоздившись на стул, и так очень высокого роста исполнительница партии Мюзетты смотрелась уже не стройной, а карикатурной. 
Доказательством того, что скорректированное сценическое поведение может существенно улучшить звучание певца, стало четвертое действие. Когда из сценического образа Мюзетты были убраны все режиссерские «переборы», более сдержанной стала пластика, — она и вокально зазвучала намного удачнее. 
В целом очень сложные акустические задачи пришлось решать всему исполнительскому коллективу. Акустика зала Дома молодежи непростая. И сначала казалось, что и певцам, и оркестру не удастся «преодолеть» ее. Но спектакль набирал силу от действия к действию, и даже удивительно, что всем удалось «вписаться», приспособиться к сложным акустическим условиям зала, «подчинить» их своему слуховому контролю.
Если вначале было ощущение, что оркестранты словно не слишком хорошо слышат друг друга, то уже в третьем действии оркестр звучал очень гармонично. Финальное оркестровое «рыдание» отвечало эмоциональному темпераменту музыки Пуччини и трагической истории «Богемы». А хорошая находка с графично высвеченными силуэтами героев перед закрытием занавеса — стала последней яркой точкой, вызвавшей искреннее «Браво!» публики. 
Елена ИСТРАТОВА 
Санкт-Петербургский Музыкальный вестник, № 3 (175), март 2020 г.
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~rcRKL