«Медведь» и его друзья

Фото предоставлено пресс-службой театра

Фото предоставлено пресс-службой театра

9 Января 2020

«Медведь» и его друзья

Российское искусство издавна славилось меценатами. В этом качестве сегодня выступает Мариинский театр во главе с Валерием Гергиевым, и его благотворительный список велик, начиная с концертного вечера в помощь Венеции, пострадавшей от наводнения, до еженедельного бесплатного абонемента для петербургских меломанов. 

Каждую среду после полудня у входа в Мариинский-2 можно наблюдать большую, но вполне миролюбивую толпу, дожидающуюся начала традиционного благотворительного концерта «Открытая среда в Мариинском». В Фойе Стравинского, где проходят «среды», как правило, поет и играет молодежь, поэтому публика получает редкую возможность увидеть Мариинский театр (и петербургский музыкальный мир) «в инструментах и лицах».
Недавний концерт назывался интригующе: «Медведь, поющий соловьем, и друзья» — в центр программы был поставлен контрабас; «мишкой с соловьиным голосом» когда-то называли инструмент знаменитого Сергея Кусевицкого, первого русского солиста-контрабасиста и дирижера с мировым именем. В семнадцать лет будущий виртуоз получил стипендию от московского миллионера, она позволила продолжить музыкальное образование юноше из бедной мещанской семьи; а в тридцать с лишним он и сам стал меценатом, вложившим свой капитал в Российское музыкальное издательство и серию симфонических концертов во славу отечественного искусства. Смычку Кусевицкого было подвластно всё. Но даже ему не приходило в голову, что на контрабасе можно сыграть «Цыганские напевы» П. Сарасате — сочинение высшей сложности скрипичного репертуара, что глуховатый, «неповоротливый» бас способен на звучную, со страстной цыганской ноткой кантилену и головокружительные пассажи в высоком регистре и стремительном темпе. Неудивительно, что именно «Напевы» (в транскрипции исполнившего их артиста театра Юрия Гладкова, дипломанта Международного конкурса контрабасистов имени С. Кусевицкого) стали гвоздем программы, номером-экспериментом. И он удался, хотя дальше по этому пути, как кажется, двигаться опасно: виртуозная техника не должна ломать природу инструмента; легкокрылые темпы впечатляют, но есть у «медведя» свой неповторимый грозный рык, своя манера изъясняться при многокрасочной тембровой палитре.
Он может быть истым романтиком — солидный, мужественный контрабас: в этом убеждает «Элегия» Дж. Боттезини (младшего современника Шопена, Шумана и Листа). Отличный концертный номер Юрия Гладкова и пианистки Татьяны Аникиной запомнился игрой слаженной и стильной, а инструмент звучал естественно, лирично, радуя богатой гаммой оттенков — от затаенно-нежных до подлинно экспрессивных. «Элегия», исполненная дуэтом впервые, могла бы стать репертуарной в его программах, украсив собой еще не раз любой концерт и самую взыскательную сцену.
Хороший концертмейстер и успешный солист — две грани фортепианной профессии. Татьяна Аникина, недавнее, но очень удачное приобретение театра, соединяет оба начала, и это большая редкость. Только что в дуэте она предстала прирожденным ансамблистом, а вслед за тем во Второй сонате С. Рахманинова — пианисткой яркого эмоционального склада, которой по плечу большие сольные программы. 
Не менее эффектным, вполне сложившимся номером выглядел Большой концертный дуэт для скрипки и контрабаса (с сопровождением фортепиано) того же Боттезини; к ансамблю Ю. Гладков — 
Т. Аникина добавилась еще одна артистка Мариинского театра — Олеся Щукина (скрипка). Здесь, в диалоге равных, сладкозвучная скрипка «на дружеской ноге» с контрабасом, и он ни в чем не уступает ей — ни в лирических соло, ни в бисере мелкой техники. Приятной глазу зрителя была неожиданная театрализация номера (мы всё-таки в одном из залов Мариинского!): то скрипачка, решив вдруг помочь контрабасу, ущипнет его тугую струну в звонком пиццикато, то изящным жестом перевернет партнеру нотную страницу… Сегодняшняя мода на «режиссуру» концертного репертуара здесь уместна и оправданна: дружеское состязание солистов (а в этом суть концертного жанра) предполагает элемент игры и импровизации. Посмотрите, как вырос «медведь», — ему, как равному, угождает царица оркестра! Родственные природой и обликом, но резко контрастные по голосу и размеру, струнные забавно смотрятся рядом — фигуристые, с тонкой талией, насколько она вообще возможна у «медведя». 
На сходный эффект, вероятно, рассчитывал и сам Боттезини; известно, что в ансамбле он предпочитал выступать со скрипкой или колоратурным сопрано под аккомпанемент рояля (вместе с Г. Венявским, Г. Зонтаг или А. Патти), причем контрабасиста нередко упрекали в том, что он играет «по-скрипичному», «по-виолончельному», отнюдь не басовито и без должной суровости.
Не иначе как в традициях Боттезини скрипка и фортепиано, а также высокий женский голос (в нынешнем концерте принимала участие солистка Михайловского театра Екатерина Фенина, сопрано) — самые большие друзья «медведя». Но есть и другие, достаточно далекие по тембру — к примеру, способная затмить любой из голосов оркестра труба. Участники концерта, трубачи-виртуозы, артисты Мариинского — один в прошлом, другой в настоящем, учитель и ученик — Константин Барышев и Алексей Иванов — не просто техничны. Изысканно красивый, благородный, 
а порой и необычный матовый тембр трубы Алексея, как и сама певучая манера игры соединяет две грани барокко — блеск и кантилену (в концертных номерах с участием духовых прозвучали сочинения А. Скарлатти и Г. Ф. Генделя). Вечный камень преткновения музыкантов всех профессий — стилистика барокко, старинная опера, монументальные и камерные жанры, сложные для нынешних исполнителей не только с содержательной стороны, но и в силу большого различия инструментов тех времен и их сегодняшних правнуков — был преодолен, и этот успех с солистами-духовиками по праву разделили не только певица, но и концертмейстеры — Татьяна Савинова и Всеволод Максимов.
По-прежнему, как встарь, солисты — друзья контрабаса, «неуклюжего» медведя — поют голосами высокими, яркими и легкими на подъем. Тем лучше: глубокий тембр контрабаса, равно выразительный в ансамбле и соло, звучит на их фоне полней и рельефней. 
Ольга РУМЯНЦЕВА
Санкт-Петербургский Музыкальный вестник, № 01 (173), январь 2020 г.
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~rmmwf