Лирик кларнетовой школы

4 Мая 2016

Лирик кларнетовой школы

К 110-летию Владимира Ивановича Генслера (1906–1963)

Пока говорила Франческа,
Другой дух так страшно рыдал,
Что я от участья и скорби,
Как труп бездыханный упал.
Данте

Один из самых волнующих эпизодов «Божественной комедии» Данте, рассказ о Паоло и Франческе, неоднократно вдохновлял композиторов на создание музыкальных шедевров. Едва ли не самый страстный гимн любви, сродни любовному дуэту из вагнеровского «Тристана», — центральный эпизод симфонической фантазии П. И. Чайковского — знаменитый монолог Франчески. Необъяснимое чувство щемящей тоски рождает печальное соло кларнета. Мурашки пробегали по коже во время этой любовной исповеди, особенно когда она звучала в исполнении Владимира Генслера — «бесценного лирика» русской кларнетовой школы, солиста Заслуженного коллектива России (раньше его называли Заслуженным коллективом Республики) академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской (Ленинградской) филармонии.

Фигура Генслера в мире отечественного исполнительства — уникальное явление. Как и многие коллеги-кларнетисты, он был настоящим виртуозом, однако далеко не техника завораживала тех, кто когда-либо его слышал.
Секрет музыканта — в удивительной мягкости звука, неисчерпаемости нюансов. Сильнейшее впечатление оставляло исполнение сольных партий в симфониях Чайковского и Рахманинова. Обладая редкой психологической чуткостью, он обогащал драматургию произведения, реагируя интонацией на каждый сюжетный поворот. В своих соло он достигал совершенства, создавая такое пианиссимо, которое, казалось, было невозможно извлечь.
«Я не знаю ни одного дирижера, ни одного музыканта, который не восторгался бы его исполнением и не признал бы его дарование исключительным», — писал Евгений Александрович Мравинский.
Можно сказать, что знаменитого кларнетиста подарил музыкальному миру А. К. Глазунов, по совету которого юный музыкант поступил в консерваторию. Сначала в класс скрипки, но из-за прогрессирующей болезни пальцев со временем был вынужден перейти на духовой факультет — сказались последствия Гражданской войны, во время которой будущий профессор Ленинградской консерватории перевозил снаряды и патроны на позиции фронта, спасал раненых и доставлял их в лазарет. Но на судьбу он никогда не сетовал. С мечтой о карьере скрипача пришлось расстаться, но кларнет… оказался подлинным призванием. Очень скоро о молодом музыканте заговорили как о настоящем мастере, которого ждет большое будущее.
Благодаря врожденной требовательности к себе и трудолюбию студент смог в течение нескольких лет добиться невероятных успехов, совмещая учебу с работой в оркестре Большого драматического театра. Практически сразу после консерватории он по конкурсу был принят в Симфонический оркестр Ленинградской филармонии под руководством Ф. Штидри. Общение и совместная работа с известными всему миру музыкантами, такими как флейтист Б. Тризно, гобоист Г. Амосов, фаготист А. Васильев, валторнист М. Третьяков, давали мощный толчок для самосовершенствования. В 1935 году «первый кларнет» Заслуженного коллектива Республики одержал победу на Всесоюзном конкурсе, разделив первое место с будущим профессором Московской консерватории А. В. Володиным.
Многие годы Генслер мысленно соперничал с Бенни Гудменом, чье исполнение любимого им концерта Моцарта считалось эталонным. Ведя активную концертную жизнь, он никогда не играл этого произведения на публике, с большим усердием готовясь к важному в своей жизни поединку, которому, увы, не суждено было состояться. Однако те, кто слышал первое исполнение концерта A-dur в Большом зале Московской консерватории, были свидетелями настоящего триумфа! Современники отмечали, что этот концерт был высшей точкой в исполнительской карьере Генслера.
«Играл он гениально, очень выразительно и благородно, а вторая часть — это разговор с Богом. Это было настолько необычно, что нет слов, чтобы выразить, какое это было пение. Не было кларнета, а была музыка, излияние души. Это самое высочайшее искусство», — рассказывал профессор И. П. Мозговенко.
Нередко игру «российского кларнетового лирика» сравнивали с вокальным интонированием, и не только его поклонники, любители музыки, но и великие русские тенора — Сергей Лемешев и Иван Козловский.
Чистота и выразительность интонации, бесконечное дыхание, въедливое отношение к мельчайшим нюансам нотного текста, тонкое драматургическое осмысление произведений, потрясающая техника, — все эти качества были присущи Генслеру-исполнителю, их же воспитывал в своих студентах не менее талантливый Генслер-педагог.
Занятия в его консерваторском классе были настоящей школой выживания для подрастающей плеяды кларнетистов. Он не прощал ошибок, добиваясь абсолютного качества звукоизвлечения, тембра, ритма, интонации.
«Какое право вы имеете играть следующую ноту, если у вас не выходит предыдущая» — фраза, которую часто можно было услышать на его уроке. Генслер был приверженцем коллективных занятий, его класс всегда был переполнен.
«Владимир Иванович требовал, чтобы мы умели слушать и оценивать друг друга, поэтому прийти не готовым на занятия в его класс было бы стыдным и чрезвычайно не комфортным», — вспоминают ученики. На его уроках всегда царила накаленная творческая атмосфера, а время ощущалось только в исполняемой музыке. Тонкий психолог, Генслер использовал этот свой дар и в педагогике, помогая многим студентам решать трудные проблемы.
Элеонора Христофоровна Нуриджанян, концертмейстер в классе знаменитого профессора, вспоминает: «Только в его классе я постигла себя, свою роль в музыке как концертмейстер и как педагог: только здесь я познала кларнет, как в классе Оборина — баллады Шопена, как в классе Игумнова — звукоизвлечение…»
Ученики Генслера — обладатели красивого звука, отличного дыхания и прекрасной техники. Многие из них (И. Бутырский, А. Тресков, М. Измайлов и другие) стали солистами оркестров России и других стран. Преемником заповедей маэстро стал его знаменитый ученик Валерий Павлович Безрученко, сменивший любимого профессора на месте главы кларнетового класса консерватории.
Личность, в которой сочетались преданность служителя искусству, воля большого художника и подлинное человеческое благородство. Таков был «лирик русской кларнетовой школы», выдающийся исполнитель и педагог, заслуженный деятель искусств РСФСР Владимир Иванович Генслер. А можно ли иначе представить себе настоящего музыканта?!
Ирина СОЗИНОВА

Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~pEgmy