Команда Гелготаса

Фото: Евгения Боргардт

Фото: Евгения Боргардт

4 Марта 2020

Команда Гелготаса

С 1 по 17 февраля в Петербурге прошли концерты Международного музыкального фестиваля «Солисты Балтики» (художественный руководитель Надежда Рогожина). Фестиваль представил молодых музыкантов — новых творческих лидеров стран Балтийского региона. Прежде всего хотелось бы рассказать 
о фестивальном концерте «Гедиминас Гелготас и ансамбль NIKO», состояв-шемся 2 февраля в Малом зале Филармонии при поддержке Консульства Литвы 
в Санкт-Петербурге.

Гедиминас Гелготас — новое имя для Петербурга, с ансамблем NIKO маэстро выступил здесь впервые. Однако музыкант уже широко известен — и не только как композитор, но и как создатель и дирижер ансамбля NIKO, с которым выступает в Европе, Америке и Азии. Премьеры симфонических произведений литовского артиста звучали в престижных концертных залах и на международных фестивалях. Произведения Гелготаса записаны известными европейскими и американскими лейблами и транслировались крупнейшими радиостанциями мира.
Сказать, что я осталась под большим впечатлением от концерта Гедиминаса Гелготаса и его камерного оркестра NICO, — ничего не сказать. Это одно из самых ярких событий за последнее время. Знаменитый коллектив представил сочинения самого Гелготаса, его обработки сочинений Баха, прочтение «Времен года» Вивальди — Рихтера и произведений Моцарта — Наймана. Многие об этом концерте потом говорили как об очень современном. И я с мнением большинства согласна. Но что это зна-
чит — современный? 
Гелготас сумел воплотить в академическом концерте все, что привлекает нас, сегодняшних слушателей. Звучала легкая и понятная для восприятия музыка. Артисты струнного ансамбля играли исключительно чисто и аккуратно. Внешний вид музыкантов был безукоризненным, слушатели любовались ими. Кроме того, все номера концерта были тщательно «срежиссированы»: великолепные передвижения по сцене, повороты корпуса и головы. На концерте было полно сюрпризов для глаз: медленное опускание смычка, прыжок дирижера, его эпатирующие «опоздания» к оркестру, бег к роялю. Расположение музыкантов на сцене, словно нарисованное на картине, было необычайно интересно. Литовцы как никто умеют при минимуме средств создавать удивительные вещи, и нам давно стоило этому у них поучиться. Литовский театр 
(в частности, божественные спектакли Някрошуса) тому подтверждение. 
Оркестр даже пел («Никогда не игнорируй космический океан»), а дирижер (он же композитор, он же пианист) продемонстрировал сильный красивый голос в эстрадной манере. Кстати, эту пьесу Гелготаса музыкальные критики называли сенсацией, она записана независимой французской компанией и регулярно транслируется для 28 миллионов телезрителей в Европе и Азии. Что касается музыки Гедиминаса Гелготаса в целом, то сам темп ее, само ее развитие было определенного свойства и размещалось, на мой взгляд, в двух плоскостях. Я бы назвала два основных музыкальных состояния этого вечера: «зажигательное» и «потоковое». 
Из состояния «потокового» у слушателя как бы не было никакой возможности выбраться. За повторами следовали повторы, и вспоминался Филип Гласс. По звуковой информативности это, может быть, было не очень объемно, но по эмоциональному напряжению впечатляло. Мелодия, как бесконечная линия волны вдоль моря, не заканчивалась, и прервать ее могло только другое состояние — состояние «зажигательное», когда эмоции бьют через край, как у Астора Пьяццоллы. Ритмы были рваные и неквадратные и напоминали речь человека, который говорит в таком эмоциональном напряжении, что не заканчивает слов, теряя последние слоги тут и там. 
Кроме новой и безусловно очень красивой музыки Гелготаса, звучали обработки музыки Вивальди. И публика пришла в восторг от смелых аранжировок, в которых было мало что от Вивальди, но тем не менее его темы были узнаваемы. 
Манера дирижирования Гелготаса скорее напоминала некий танец, что вызвало сначала недоверие, а затем безоговорочное приятие. Вообще его свободная манера держаться на сцене и море обаяния совершенно обезоруживали. Критика на этом концерте была неуместна, потому что каждая нота была сыграна с любовью и каждый жест был продуман до мелочей. А оркестр играл, если можно так сказать, как спортивная команда — 
с азартом и большим желанием выиграть! 
И они, конечно, выиграли!
Антонина РОСТОВСКАЯ
Санкт-Петербургский Музыкальный вестник, № 3 (175), март 2020 г.
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~ovDlE