Хор Беглецова: лето — 2018

18 Июня 2018

Хор Беглецова: лето — 2018

Лето в Петербурге — время благословенной бессонницы. Поводов бродить по городу и днем, и белой ночью так много — суток не хватает. Тем отраднее мысль, что в какой-то момент можно, не останавливая поток уникальных впечатлений, дать отдых ногам и «почистить душу». Каждую среду поочередно в музеях-памятниках «Исаакиевский собор» и «Спас на Крови» поет Концертный хор Санкт-Петербурга. Художественный руководитель и главный дирижер — Владимир Беглецов, хормейстер — Андрей Охлобыстин. Впрочем, территория выступлений хора не ограничена двумя великолепными петербургскими соборами.

Открылся летний сезон Концертного хора Санкт-Петербурга 6 июня — в день рождения А. С. Пушкина. В этот день не только Россия, но и весь мир объединяется вокруг имени великого русского Поэта и во имя великого русского Слова.
Основу программы составил «Пушкинский венок» Георгия Свиридова — образец идеального содружества музыки и поэтического текста. Музыка Свиридова — один из символов русской культуры XX века, а Концертный хор Санкт-Петербурга — один из лучших ее интерпретаторов. Для тех, кто не смог попасть 6 июня в Спас на Крови, есть возможность услышать отдельные части «Пушкинского венка» 11 июля в Исаакиевском соборе. В том же концерте прозвучат фрагменты хоровой симфонии-действа Валерия Гаврилина «Перезвоны» (по прочтении В. М. Шукшина), о которой лучше Свиридова не скажешь: «Это — подлинно. Это написано кровью сердца».
А 1 августа в Спасе на Крови «Песнопения и молитвы» Свиридова (венец трудного и благодатного духовного пути мастера) прозвучат вместе с хорами Сергея Танеева и духовным концертом Сергея Рахманинова
«В молитвах неусыпающую Богородицу».
Творчество Рахманинова — тоже безусловная доминанта в репертуаре Концертного хора Санкт-Петербурга. 8 августа в Исаакиевском соборе будет исполнено самое выдающееся вокальное творение композитора — «Всенощное бдение». Написанная в 1915 году, в разгар Первой мировой войны, 100-летие со дня окончания которой отмечается в этом году, «Всенощная» оказалась на удивление светлым сочинением. В советское время почти не исполнялась, возрождение наступило в 1980-е годы.
Исполнение «Всенощной» хором под управлением Владимира Беглецова — не просто новый этап в жизни великого произведения. Это свидетельство смелости и силы современной русской исполнительской школы, для которой традиция — не догма, а питательная почва. Не надо ждать назиданий, эпических обобщений, отблесков военных зарниц… Настройтесь на легкое дыхание, запах лугового разнотравья, материнскую нежность и отеческую надежность… На то, что колокольный звон и колыбельная песня колышатся в одном сердечном ритме.
Еще один шедевр духовной музыки Рахманинова «Песнопения Литургии св. Иоанна Златоуста» прозвучит 27 июня в Исаакиевском соборе и 15 августа в Спасе на Крови.
Имя Александра Тихоновича Гречанинова, современника Рахманинова, известно не столь широко. Однако среди тысячи произведений, вышедших из-под его пера, встречаются настоящие драгоценности. В их числе — «Страстная седмица» на тексты молитв последней недели Великого поста. Услышать этот вдохновенный цикл можно 18 июля в Спасе на Крови.
Репертуарный диапазон Концертного хора Санкт-Петербурга огромен. Коллективу подвластны все стили и направления. Но центральное место, что совершенно естественно, занимает русская музыка. В череде летних выступлений хора — три концерта, представляющие антологию отечественной хоровой традиции. 20 июня, 4 и 25 июля в Исаакиевском соборе прозвучат сочинения Д. Бортнянского, А. Архангельского, П. Чеснокова, В. Титова, В. Калинникова, С. Рахманинова, А. Шнитке и конечно же П. Чайковского.
В этом году исполняется 125 лет с момента завершения земного пути великого композитора. Многие коллективы и солисты не оставляют этот факт без внимания. Концертный хор Санкт-Петербурга — не исключение. Однако исключительным, нетривиальным является подход Владимира Беглецова к составлению программы «Чайковский-гала» (Большой зал филармонии, 18 июня). Слово «концерт» в сочетании с эпитетом «гала»
означает нечто грандиозное и торжественное. Владимир Беглецов придумал программу, абсолютно соответствующую этим параметрам. Но не только. Избранные страницы самых известных и любимых во всем мире опер и балета объединены в драматургически безупречную композицию. В концерте принимает участие оркестр «Северная симфония» и Хор мальчиков Хорового училища имени М. И. Глинки.
В обрамлении начальных и заключительной сцен последней, предсмертной, оперы-мистерии «Иоланта» звучат фрагменты «Пиковой дамы», «Евгения Онегина», «Щелкунчика» и Литургии св. Иоанна Златоуста. По сути это — череда предчувствий. Слепой Иоланты, одержимого Германа, обреченных Лизы и Ленского, разочарованного Онегина… Программа выстроена не по календарной хронологии, а по законам мнимого времени, то есть вечности. И в предваряющих событие словах дирижера звучит не только пояснение частной творческой задачи, но и неизменное credo музыканта.

— Владимир Евгеньевич, мы живем в рамках календаря и, как бы то ни было, юбилейные даты организуют жизнь. Сюжетная канва концерта как-то этим предопределена?
— Начнем с того, что является истиной. Чайковский — самый исполняемый композитор на земном шаре. 125 лет со дня его смерти — дата памятная, и посвятить ей захотелось программу, которая заинтересовала бы, удивила и заставила бы вновь всерьез задуматься о Чайковском как о феномене и том, что он оставил нам в наследство. Для такого концерты не нужны «мегазвезды», нужен новый сюжет. Почти все исполнители сольных партий — солисты хора, замечательные певцы, не склонные к тому же «перетягивать одеяло» на себя. Программа концерта отнюдь не мрачная, но она напоминает о том, что у Чайковского много трагических произведений. И среди них есть такие, где трагизм раскрывается через лирику. В их числе «Евгений Онегин» и «Пиковая дама», вдохновленные Пушкиным… гением, объединившим трагедию, обыденность и лирику в «энциклопедию русской жизни». Трагизм в этих двух операх Чайковского неотделим от самого главного, что пронизывает всё его творчество, — от любви.
Трагедия ведь не в том, что герои погибают, сходят с ума, становятся несчастными… Главное — со всеми происходит метаморфоза, все становятся другими.
И последняя опера Чайковского «Иоланта» тоже начинается как трагедия. Но благодаря любви все становятся счастливы, все обретают свет, не только главная героиня.

— То есть финал программы — апофеоз счастья.
— Да! Как бы там ни было, это все-таки возможно! А в промежутках, по ходу действия, появляются эпизоды из «Щелкунчика», не самая счастливая музыка, невзирая на то что в основе балета — сказка. Но мрачное колдовство растворяется в вальсе снежинок, в хоре детей… И эта сказка связывает две «бытовые» оперы, две оперы о нашей повседневной, по сути не меняющейся российской культуре — с мечтой. Потому что то, о чем мы мечтаем, это и есть сказка и в нее хочется верить… Вкрапление Литургии —
как эпилог к тому, что было наяву, что было в жизни. Трагедия свершилась, мы помолились, и дальше начинается тот самый сказочный сюжет, в котором хотелось бы жить. Вот и всё.
Наталия ТАМБОВСКАЯ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~qL7lm