Как беседовали Александр Чайковский с Петром Чайковским

Фото автора

Фото автора

18 Сентября 2020

Как беседовали Александр Чайковский с Петром Чайковским

НА VI Международном музыкальном фестивале П. И. Чайковского в Клину отмечали 180-летие любимого русского композитора. В формате open air на большой поляне музея-заповедника, на концертной площадке на 600 посадочных мест (со специальной рассадкой зрителей), были представлены: музыкально-драматическое действие «Ч+Ч» по переписке П. И Чайковского и А. П. Чехова (оба юбиляры этого года) с участием С. Гармаша, артистов театральной труппы «Чеховская студия» музея-заповедника «Мелихово» и оркестра «Новая Россия» под руководством Юрия Башмета; балетный дивертисмент из фрагментов балетов П. И. Чайковского, под руководством Н. Цискаридзе; спектакль-концерт «Онегин. Лирические отступления» с Е. Мироновым и Е. Боярской в главных ролях; спектакль-концерт «Неизвестный Чайковский» в постановке Д. Бертмана с участием солистов театра «Геликон-опера» и БСО им. Чайковского под управлением В. Федосеева. В концерте «Классика встречает Джаз» выступил И. Бутман со своим бигбэндом и оркестром «Солисты Москвы» Юрия Башмета. В финальном гала-концерте блестящую «точку» поставили Д. Мацуев, Ю. Башмет и Государственный симфонический оркестр «Новая Россия».

Команде Юрия Башмета, который в качестве художественного руководителя возглавил в этом году Фестиваль 
П. И.Чайковского в Клину, нельзя отказать в креативности: каждый его фестиваль — это «маленькая жизнь» с незабываемо яркой концентрацией событий. 
Идея организовать в рамках фестиваля встречу двух Чайковских в гостиной уютного дома-музея Петра Ильича родилась в последний момент. Но, мне кажется, она органично вписалась в программу юбилейных мероприятий как своеобразный символ преемственности музыкальных эпох, представленных композиторами-однофамильцами. 
Александр Чайковский не только один из ведущих современных композиторов России, продолжающий лучшие традиции русской композиторской школы, он выпускник и уже много лет профессор, заведующий кафедрой композиции Московской консерватории им. П. И. Чайковского. Сегодня трудно найти композитора, который бы больше уделял внимания работе с молодыми авторами, чем он. Александр Чайковский является председателем жюри Международного конкурса молодых композиторов, который проходит в рамках Зимнего фестиваля искусств Юрия Башмета в Сочи. 
В связи с этим естественным было участие в концерте учеников Александра Владимировича, а ныне довольно успешных, уже известных молодых композиторов — Кузьмы Бодрова и Алексея Сюмака. 
Когда видишь около входной двери Дома Чайковского табличку с просьбой не беспокоить, невольно испытываешь робость и смущение от того, что вторгаешься в пространство композитора, который терпеть не мог посетителей и писал Н. Ф. фон Мекк: «Обществом человека можно наслаждаться, по-моему, только тогда, когда вследствие долголетнего общения и взаимности интересов (особенно семейных) можно быть при нем самим собой. Если этого нет, то всякое сообщество есть тягость, и мой нравственный организм такой, что я этой тягости выносить не в силах». 
Сегодня этот дом — место поклонения памяти любимейшего русского композитора, и народная тропа сюда не зарастает. И все-таки, попадая в него, мы невольно внутренне извиняемся за беспокойство и стараемся уважительно раствориться в бережно сохраняемой музейными работниками (слава и благодарность им!) атмосфере. По невидимому камертону душа настраивается на Петра Ильича, на то, что ему было дорого в жизни: «Не могу изобразить, до чего обаятельны для меня русская деревня, русский пейзаж и эта тишина, в коей я всего более нуждался». 
Концертная программа была очень бережно по содержанию и стилистике «вписана» в пространство, историю, атмосферу Дома Чайковского. 
Пьеса Кузьмы Бодрова для альта и фортепиано «Очарованный» (Д. Филиппенко — 
альт; К. Бодров — ф-но) своими пленительными романсовыми интонациями, взволнованной созерцательностью стала точно найденным прологом концерта. Теплыми волнами разливалась нежность, ощущение «дышащего» за окном парка, пульсировали сентиментальные чувства, пробуждаемые старинными фотографиями на стенах гостиной. 
Одна из давних традиций Дома-музея — 
выступления лауреатов Международного конкурса имени П. И. Чайковского. На рояле, подаренном Петру Ильичу фирмой «Беккер», играли Вэн Клайберн, Джон Огдон, Алексей Наседкин, Владимир Крайнев, Михаил Плетнёв, Борис Березовский и другие. Символичным было участие двух лауреатов конкурса Чайковского (Никита Борисоглебский и Олеся Петрова) и в нынешнем концерте.
Скрипач Никита Борисоглебский — музыкант, которому доверяют премьеры своих сочинений Родион Щедрин и Александр Чайковский. Кузьма Бодров написал специально для него три своих опуса: «Каприс» для скрипки с оркестром (2008), Концерт для скрипки с оркестром (2004), Рейнскую сонату для скрипки и фортепиано (2009). Последняя посвящена Борисоглебскому и мастерски была исполнена им в концерте вместе с автором. Музыка вторглась оголенным нервом современных переживаний и совершенно иным, нежели в пьесе «Очарованный», напряженным созерцанием-размышлением.
Каждое произведение программы как-то соприкасалось с жизнью Петра Ильича Чайковского. Представляя свои Три романса на стихи И. Тургенева, для сопрано, кларнета и фортепиано, композитор Алексей Сюмак напомнил о том, что Иван Сергеевич писал В. В. Стасову в 1872 году: «Из всех молодых русских музыкантов только у двух есть талант положительный — у Чайковского и у Римского-Корсакова».
В связи с жанром произведения и именем Тургенева нельзя было не вспомнить, что романсы Петра Ильича пела Полина Виардо. Василий Дмитриевич Поленов вспоминал, что когда она исполняла романс Чайковского «И больно, и сладко…», «Иван Сергеевич стоял в углу и прямо рыдал». Да и сам П. И. Чайковский был пленен Виардо, ее простотой и искренностью, нескрываемой симпатией к нему: «Это такая чудная и интересная женщина, что я совершенно очарован ею». 
Премьерное исполнение своего цикла 
А. Сюмак доверил молодой певице Евгении Данильченко и пианистке Наталье Соколовской, которая также является композитором и ученицей А. Чайковского. На мой взгляд, поэзия Тургенева, «переведенная» на сложный современный музыкальный язык, еще не обрела идеальную «исполнительскую форму». Пожалуй, наиболее органично и выразительно звучала партия кларнета в руках автора музыки. 
Как оказалось, карантин не стал препятствием для творчества и Александра Владимировича Чайковского, даже несмотря на тяжело перенесенное заболевание. В самый разгар самоизоляции им была написана симфония под названием «Карантинная», а затем и Вариации для альта и фортепиано на тему песни Бориса Мокроусова «Словно замерло все до рассвета». Премьера этого произведения и была представлена в Доме Чайковского в Клину (Д. Филиппенко — альт; А. Кудряшов — фортепиано). 
Думается, одно такое сочинение может стать настоящим композиторским мастер-классом. Оно вобрало в себя все, что так свойственно композитору Александру Чайковскому — какое-то особое, сердечное, теплое ощущение связи с традицией и при этом всегда неожиданное, абсолютно по-юношески дерзкое преодоление заданности композиторских приемов и «оков» классических форм. Слушая музыку Чайковского, отчетливо понимаешь, что главный инструмент композитора — фантазия… Для Чайковского сочинение музыки — увлекательная игра, которая никогда ему не надоедает! В эту игру он вовлекает и нас, загипнотизировав непредсказуемостью музыкального квеста (приключения), который разворачивается вокруг темы, знакомой каждому с детства с первых трех нот. И дело не в том, что композитор не показывает тему целиком с самого начала, не в том, что он препарирует ее, чтобы потом собрать. Это было бы предсказуемо просто. Здесь движение к теме — более сложный и глубинный процесс. Поводом для вариаций становятся сегменты мелодии, в которых, как в капле, Чайковский своим особым композиторским и человеческим зрением видит, а потом проявляет, «выращивает» для нас истории или размышления по их поводу. Масштаб, совершенно несвойственный этой форме в камерной музыке, а приближающийся скорее к симфоническим вариациям. 
Давая импульсы нашему воображению, он вызывает ассоциации, чувства настолько глубокие, словно это совсем и не вариации, а главы музыкального романа о жизни, разной, сложной, жизни в прошлом, настоящем и предчувствуемых очертаниях будущего. 
А когда наконец, словно из сумрака («снова замерло все до рассвета»!), подобно пронзительному солнечному лучу, прорывается сначала ликующим, а потом нежным романтическим вальсом пленительно красивая в своей ясной душевной простоте мелодия песни Мокроусова, с таким вкусом украшенная джазовыми гармониями, — происходит катарсис такой силы, которого ты даже и не ожидал! Казалось, что в эту тему выплеснулось переполняющее автора чувство любви. Любви, полной всепобеждающей силы, ради которой и стоит жить, преодолевать, прорываться через боль, отчаянье, страх. 
Еще более яркой кульминацией концерта стало выступление Олеси Петровой и Алексея Гориболя, которые исполнили несколько романсов из цикла Александра Чайковского «Из жизни петербургской актрисы».
Этот выдающийся камерный дуэт своим мастерством всегда покоряет наши сердца. Но в этот раз оттенки драматизма стихов Блока, Есенина, Зиновьева, Ахмадулиной, Бродского, смысл которых композитор не только филигранно передал вокальными интонациями, но и расширил содержательным контекстом фортепианной партии (которая — отдельное чудо!), музыканты донесли с такой пронзительной силой, что слезы не смогли сдержать ни слушатели, ни автор произведения. Мощь актерского дарования певицы и режиссерская направляющая воля пианиста превратили пять романсов в пять мини-спектаклей, моноопер о судьбе Артиста, Художника. 
Перекличкой с Петром Ильичом Чайковским стало исполнение Олесей Петровой и Алексеем Гориболем романса «Я ли в поле да не травушка была». Даже работники музея, слышавшие многое и многих, сказали, что испытали огромное потрясение от несравненной трактовки известнейшего романса. 
Радость фестивальных встреч была объяснимо обостренной.
Все последние месяцы каждый из нас осознал драматичность судьбы коллег-музыкантов, оставшихся на несколько карантинных месяцев не только без работы (что само по себе было просто катастрофично!), но и, как оказалось, без жизненно необходимого для людей этой профессии ощущения живого дыхания полного зала, взрывающегося аплодисментами. Жизнь артиста без этого просто мучительна, невыносима! Для многих музыкантов выступление на Фестивале Чайковского в Клину стало первым живым концертом после вынужденного перерыва, и вся накопленная жажда творчества, общения со слушателями вырвалась мощнейшей самоотдачей. 
Елена ЛЁГКАЯ
Фото автора
Санкт-Петербургский Музыкальный вестник, № 8 (180), сентябрь 2020 г.
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~0UPdg