«Иттоги» от Иготти

28 Ноября 2018

«Иттоги» от Иготти

Все юбилейные концерты похожи друг на друга, и все же бывают счастливые исключения. 13 октября в Концертном зале Союза композиторов подводили «Иттоги»: названием концерта стала анаграмма фамилии виновницы торжества Елены Иготти.

В программе камерного вечера не нашлось места церемониальным славословиям. Зато в ней, как в калейдоскопе, соединялись, противопоставлялись, чередовались не просто стили — музыкальные миры, которые существуют в параллельных вселенных: за футуризмом следовало барокко, электровиолончель сменялась клавесином…
Необычным было и то, что произведения самого юбиляра занимали едва ли третью часть концерта: несколько миниатюр, ставших напоминаниями о прежних концертах, о разных ипостасях Иготти-композитора.
«Сушеная селедка» — веселый эксперимент с техниками неакадемического вокального звукоизвлечения. Текст Шарля Кро построен на повторах и аллитерациях: лестница высокая-высокая-высокая, стена пустая-пустая-пустая и качающаяся на длинной-длинной-длинной веревке селедка — сухая-сухая-сухая… Ритмика французского стиха —
кружево на причудливо перемежающихся коклюшках пульсирующих защипов струн и сухого стука клавиш приготовленного фортепиано. И весело, и жутковато.
«Отзвуки танца» — еще один дуэт, на этот раз для танцовщицы и электровиолончели. Невозможно сказать, звук ли придает энергию движению, или жест порождает звучание: причина и следствие взаимозаменяемы. Танцовщица в черном то повисает как марионетка с оборванными нитями, то плавно скользит, отражаясь в звуке инфернальным «умирающим лебедем», то движется угловато, то строго. Сотрудничество с Евгенией Бердичевской положило начало экспериментам Иготти с пластикой звука, его телесностью и развернулось в необычную «балетную философию» «Ленты Мёбиуса».
«Весы» — пьеса для вполне академического состава: флейта, кларнет, виолончель и фортепиано — эксперимент со временем и фактурой. Она начинается как канон с темой, напоминающей сбивающуюся с ритма капель. Поиск равновесия приводит к нарастанию алеаторической волны, которая также легко растворяется в прозрачной капели звуков.
Обработка песни «На горе лен» для голоса и электроники — один из многочисленных экспериментов с фольклорным материалом, а еще с видеоинсталляциями, порой выраставшими в пространные хеппеннинги. Импровизация в них разворачивалась сразу в нескольких измерениях, звуки обретали очертания на этот раз — на экране. Как-то получается, что фольклорные мотивы: вышивка, орнаменты — и фольклорный «белый» звук — создают нечто, что невозможно отнести к прошлому. Слушатель погружается в водоворот, в котором архаика и авангард оказываются родственными явлениями, берущими начало от общего истока.
В середине, в основной части концерта, звучали вокальные сочинения Иоганна Себастьяна Баха, Георгия Фиртича, Кароля Шимановского и Генри Пёрселла. Мы знаем, что этот ряд мог бы быть значительно расширен: ежегодно Елена Иготти знакомит петербургскую публику и с редко звучащей музыкой разных эпох, и с только что написанными произведениями своих коллег. Концертные программы создавались в союзе с замечательными петербургскими музыкантами, и теперь сочная романтическая звукопись Николая Мажары сменялась звонкими авангардными звучаниями в исполнении Людмилы Коноваловой, терпкой строгостью хорала у Владимира Гуревича, клавесинной хрупкостью у Ирины Розановой. На бис были исполнены «Сталактиты» Танеева. Парадоксальным образом именно стилевое разнообразие сообщало цельность программе и создавало общее время и пространство, в котором нашлось место музыке всех эпох.
Юбилей — неплохой повод устроить уютный камерный концерт, собрать друзей и единомышленников. Называние дат — тоже своего рода игра со временем. Она дает возможность поставить новые нетривиальные задачи, набрать новую высоту. А иТТоги, похоже, подводить еще рановато.
Евгения ХАЗДАН
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~moxAD