Гия Александрович Канчели (1935–2019)

1 Ноября 2019

Гия Александрович Канчели (1935–2019)

Ушел из жизни композитор Гия Канчели… Нет, не вяжутся эти скорбные слова с именем человека и музыканта, чье искусство вошло в нашу жизнь — от лукавой песенки «Чито-гврито» до литургии «Оплаканный ветром», от куплетов пронырливой свахи Ханумы в товстоноговском БДТ до цикла вокально-инструментальных молитв «Жизнь без Рождества». Чье искусство оценили и простодушные зрители «Мимино», «Не горюй», и искушенные синефилы, аплодировавшие антиутопии «Кин-дза-дза!» и ее документальной и анимационной версиям.

Для широкой публики Гия Канчели — автор музыки к кинофильмам и спектаклям. Но знаменитые постановки с режиссером Робертом Стуруа — «Кавказский меловой круг», «Ричард III», «В ожидании Годо» (в тбилисском Театре имени Руставели); «Мачеха Саманишвили» в режиссуре Георгия Товстоновгова и «Дом, где разбиваются сердца» в режиссуре Темура Чхеидзе (ленинградский/петербургский БДТ); «Тартюф» в театре «Габима» (Тель-Авив)… наконец, более шести десятков кинолент, семь из которых фильмы Георгия Данелия, — лишь часть его наследия. Для музыкальной аудитории и в России, и на Западе Канчели — автор крупных симфонических произведений, язык которых специфически авангардный, но не «заумный», не вызывающий оторопь и у тех, кто с удовольствием внимает его саундтрекам к фильмам. Коллеги Канчели по композиторскому цеху единодушны в оценках. 
«Музыка Канчели слушается лучше, чем произведении выдающихся авангардистов, потому что вся она направлена на ту же аудиторию, что в кино… Такое кавказское гостеприимство: эта музыка для того, кто вошел в кинозал или в зал консерватории — всё равно, это музыка для него» (Владимир Дашкевич).
«Посмотришь ноты — ничего вроде 
в них особенного нет. А послушаешь — 
это прекрасно. Это высшая ступень мастерства духовного — духовная струна, которая позволяет прорваться через пространства и времена к душам музыкантов и слушателей» (Эдуард Артемьев).
К музыке Канчели «прорывался» не просто. В музыкальной школе-семилетке увлекался джазом, приобрел в Тбилиси репутацию неплохого джазового пианиста. Студент геологического факультета Тбилисского университета начал параллельно готовиться к поступлению в консерваторию. Между тем о музыке Канчели начали говорить еще до его консерваторских занятий: третьекурсника университета вскоре узнали как автора эстрадных песен. Но любовь к джазу уберегла его от деления музыки на «серьезную» и «легкую»: умение соединять «несоединимое» — отличительнейшая черта композиторского почерка Гии Канчели. Сам композитор вспоминал: «Музыкальный быт Тбилиси, в котором я рос, неповторимый, возвышенный, интереснейший. Он объединяет в себе и Запад, и Восток, и итальянскую песню, и мугамы. Он выражает грузинский дух…»
Композитор упорно шел к формированию своего авторского стиля, как он говорил, «стремясь найти для себя хотя бы одну ступеньку, ведущую вверх, а не вниз». И он пришел, по словам Родиона Щедрина, к «собственному разумению музыкального времени и музыкального пространства». Автор симфоний, концертов и других разножанровых сочинений для оркестра с хором и солистами, камерных ансамблей, оперы «Музыка для живых» — Гия Канчели один из самых уважаемых мэтров мировой академической музыки. 
В 1976 году он был удостоен Государственной премии СССР за Четвертую симфонию «Памяти Микеланджело», в 1987-м — премии «Ника» за музыку к фильму «Кин-дза-дза». В 1988 году Гия Канчели — один из немногих композиторов — получил на излете Советского Союза звание народного артиста СССР. 
Почти всю свою творческую жизнь Канчели провел в Грузии и лишь на склоне лет покинул Кавказ. В 1991—1995 годах жил в Берлине, где получил стипендию Немецкой академии искусств. С 1995 года — в Антверпене (Бельгия) по приглашению Королевского филармонического оркестра Фландрии. Произведения Канчели звучат в ведущих концертных залах мира в исполнении крупнейших музыкантов современности. Среди артистов, которым благодарный композитор посвятил свои сочинения, — Мстислав Ростропович, Юрий Темирканов, Валерий Гергиев, Юрий Башмет…
В пьесах Канчели, казалось бы, «мало нот», в партиях солистов редко встретишь виртуозные пассажи, его музыка требует от исполнителей полной отдачи, глубочайшей душевной сосредоточенности, умения играть не только ноты, но и паузы, слушать и слышать тишину… Едва уловимое исчезающее pianissimo рядом с иерихонским, громовым fortissimo в кульминациях — не это ли вызвало краткую, но выразительную реплику Родиона Щедрина в адрес Канчели: «Аскет с темпераментом максималиста, со сдержанностью затаившегося Везувия». И — добавим — с душой, чуткой к страданиям и радостям человека.
Композитор скончался на родине, в одной из тбилисских клиник и похоронен в Дидубийском пантеоне культурных и общественных деятелей Грузии 5 октября нынешнего года.
Да упокоится с миром Ваша душа, Гия Александрович! Светлая память!
Иосиф РАЙСКИН
Санкт-Петербургский Музыкальный вестник, № 10 (171), ноябрь 2019 г.
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~oha51