Большая хозяйка Малого зала

Фото из личного архива И. Н. Семёновой

Фото из личного архива И. Н. Семёновой

1 Февраля 2019

Большая хозяйка Малого зала

К столетию со дня рождения И. Н. Семёновой (1919–2009)

С фотографии на нас смотрит красивая молодая женщина. Ум и достоинство читаются в ее глазах — недаром же говорят, что после тридцати лет человек отвечает за свое лицо. А строгий взгляд — если внимательно присмотреться — чуть тронут едва заметной «джокондовской» улыбкой. Доброй улыбкой. Такой ее знали сверстники — студенты-консерваторцы блокадных лет, такой ее видели в коридорах Ленинградского радиокомитета, в кабинетах музыкальной редакции. Такой ее запомнили мальчики, которым она преподавала музыкальную литературу в классах Хорового училища Ленинградской академической капеллы, — считал ли кто-нибудь, сколько среди этих мальчиков ныне известнейших хормейстеров, педагогов
и симфонических дирижеров?!

Мы узнали ее чуть позже, когда Ирина Николаевна стала художественным руководителем Малого зала филармонии. Когда она была примерно десятью годами старше; вызывая сейчас в памяти ее облик тех лет, ясно вижу: стоило ей только снять постоянные очки
в простой оправе — и она представала перед нами вот такой молодой!
Мы — это студенты ленинградских вузов, будущие инженеры, математики, физики, химики, врачи, филологи — члены редколлегии газеты Малого зала филармонии «Музыкальная жизнь». Тираж газеты — …1 (один!) экземпляр, это была, как легко догадаться, стенная газета, вывешивавшаяся на специальном стенде в фойе у Красной гостиной. У точно такой же газеты Большого зала (она называлась «Слушатель») тираж был вдвое (!) выше —
2 экземпляра (один — в фойе партера,
другой — на хорах). Редактором газеты Малого зала была конечно же Ирина Николаевна, читавшая наши отклики и терпеливо правившая их. Она учила нас не только основам музыкальной критики (при том, что официальная критика в типографски издаваемых газетах немало страдала от идеологического диктата, от насильственно насаждаемой нормативной эстетики), но и этике взаимоотношений критика и музыканта-исполнителя, критика и композитора, критика и слушательской аудитории. Учила быть прежде всего внимательными, благодарными слушателями. Машинописные копии статей в нашей газете посылались артистам и композиторам (по их просьбе!!!) — где еще они могли прочесть искренние и, как говорят, неангажированные рецензии?! Рядом с «Музыкальной жизнью» на соседнем стенде можно было прочесть письма держателей детских абонементов Малого зала, у которых была своя газета — «Юный музыкант». На ежегодных слушательских конференциях обсуждались программы абонементов будущего сезона, к нашим мнениям прислушивались.
Мы видели, с какой любовью, с каким безмерным уважением относилась Ирина Николаевна к музыкантам. И они платили ей любовью и преданностью — почитали для себя честью выступить в Малом зале филармонии. Вот один красноречивый пример: Дмитрий Дмитриевич Шостакович, будучи ко времени открытия Малого зала (в 1949 году) уже не один год москвичом, продолжал устраивать премьеры всех своих квартетов и вокальных циклов в любимом им Малом зале.
Из воспоминаний профессора Санкт-Петербургской консерватории Е. А. Ручьевской: «Мне, человеку того же поколения, что и она, довелось близко общаться с Ирочкой Семёновой еще в дни войны и блокады.
В Ленинград приезжала дважды Мария Вениаминовна Юдина. Собрав остатки уцелевших музыкантов — это были и учащиеся музыкальных школ и Училища, и студенты Консерватории, и педагоги разных специальностей, — Мария Вениаминовна проводила занятия, вернее, общалась со всеми довольно регулярно. Юдина играла сама, говорила о музыке, о поэзии, о коротко знакомых с ней композиторах и поэтах, слушала игру учащихся и давала советы. Она через Союз композиторов, действовавший уже с лета 1942 года, устроила для начинающих сочинителей музыки занятия с оставшимися в городе композиторами — Юрием Кочуровым, Орестом Евлаховым. Обо всем этом могла бы рассказать Ирочка, она была активной участницей этих собраний. Есть фотография, где несколько человек смотрят на нас из 43-го года. Там есть и лицо Ирочки. Несмотря на то, что она уже была студенткой уехавшей в эвакуацию Консерватории, а я всего лишь кончила два курса Училища, мы были дружны, естественно, были на “ты”.
Осенью 1944 года, вернее даже в конце лета, к нам присоединилась Галя Уствольская.
О Гале мы знали еще до войны как о любимой ученице Д. Д. Шостаковича и слышали о ее чрезвычайном, выходящем за рамки Училища, таланте. Наш “триумвират” существовал только благодаря доверию и взаимной симпатии. Галя была тогда, пожалуй, общительнее и проще. Она часто с нами обсуждала мотивы творчества — проблема, по ее мнению, заключалась не в том, “как писать”, а в том, “о чем писать”, — это я отчетливо помню…
Когда Ирочка — Ирина Николаевна Семёнова — стала художественным руководителем Малого зала Филармонии, там создалось подлинное гнездо камерной музыки… Квартетные циклы в исполнении Квартета имени Бетховена, Квартета имени Большого театра, Квартета имени Бородина и молодого тогда квартета имени Танеева; вечера разнообразнейших ансамблей разных авторов, разных времен… Увы, ушедшая эпоха высокой камерной культуры (есть слабая надежда, что она возродится), ушедшая эпоха камерного пения. Здесь звучали дуэты А. Доливо —
М. Мирзоева, Е. Флакс — А. Мерович,
Н. Дорлиак — С. Рихтер, всех не перечислишь. Дорлиак — Рихтер — это незабываемые Шуберт, Глинка. И незабываемый Г. Свиридов: Е. Флакс в ансамбле с автором — первое исполнение Песен на стихи Роберта Бернса; Г. Свиридов — Е. Образцова (Песни на стихи Блока); Е. Шендерович — Е. Нестеренко («Без солнца» Мусоргского, песни Свиридова)».
Собрание архивных материалов и большая часть книг из замечательной библиотеки Ирины Николаевны Семёновой были переданы ее родственниками в 2012 году Н. Ж. Ай-
дарову, в то время научному сотруднику РИИИ (Зубовского института). В настоящее время архив И. Н. Семёновой хранится
в Кабинете рукописей РИИИ. Вот фрагмент статьи Н. Ж. Айдарова, посвященной материалам архива.
«И. Н. Семёнова — музыковед, лектор, просветитель — всю сознательную жизнь посвятила искусству. Впервые ее имя старшее поколение петербуржцев услышало в после-военные годы, когда недавняя выпускница историко-теоретического факультета консерватории (1939–1947), преподаватель Хорового училища (1948–1961) стала участвовать в подготовке музыкальных передач на Ленинградском радио (1947–1955). В течение ряда лет она была редактором художественного вещания, выпустив свыше 200 трансляций. Однако подлинное призвание И. Н. Семёновой раскрылось, когда она появилась на посту художественного руководителя Малого зала Ленинградской филармонии (1954–1978)…
Долгая творчески насыщенная жизнь И. Н. Семёновой нашла отражение в материалах ее архива. Большая часть документов так или иначе связана с основными вехами ее биографии: годами учения в консерватории, работе в хоровом училище, радиокомитете и филармонии. Помимо этого, необходимо отметить также ряд личных материалов — текст автобиографии, 2 тетради дневников и некоторые письма.
Весьма ценным разделом архива являются конспекты лекций ведущих преподавателей Ленинградской консерватории, с которой И. Н. Семенова в качестве студентки была связана продолжительное время с 1939 по 1947 год, включая весь блокадный период. Эти записи еще предстоит изучить, однако уже при беглом ознакомлении с ними создается впечатление об их стенографической точности. Благодаря этому оказывается возможным реконструировать исторические и теоретические курсы известных искусствоведов, среди которых И. И. Соллертинский, М. С. Друскин, Р. И. Грубер, Х. С. Кушнарёв, А. Н. Должанский.
Небольшой самостоятельный раздел архива образуют документы, связанные с преподавательской деятельностью в Хоровом училище. Специальный интерес представляет следующий раздел описываемых материалов — тексты музыкальных и литературных передач (свыше 100), подготовленных к трансляции по радио И. Н. Семёновой — художественным редактором Ленинградского комитета радиовещания. Последний большой раздел архива И. Н. Семёновой, образуют материалы, связанные с ее деятельностью в качестве художественного руководителя Малого зала Ленинградской филармонии… Особую ценность представляют письма и поздравительные открытки известных музыкантов»**.
Судьба отмерила Ирине Николаевне долгий век: она скончалась накануне своего 90-летия, до последних дней сохраняя ясность мысли, продолжая общаться с друзьями-музыкантами. Не сговариваясь, все, кому дорога память об Ирине Николаевне, называют время ее пребывания в должности художественного руководителя Малого зала эпохой, «золотой порой». Мы все — и музыканты, и любители музыки — прилагали и будем прилагать усилия, чтобы заложенные Ириной Николаевной Семёновой традиции сохранялись. Чтобы слава Малого зала Санкт-Петербургской филармонии — одной из лучших концертных площадок мира — умножалась. Чтобы в нынешние трудные времена камерное музицирование по-прежнему служило нам утешением и радостью.
Иосиф РАЙСКИН

* Это перефразированное название известного романа Джека Лондона (из дарственной надписи автора на книге: Орлов Г. Русский советский симфонизм. М. — Л., 1966) Н. Ж. Айдаров приводит в своей статье, посвященной архиву И. Н. Семёновой.
** Айдаров Н. Ж. Материалы личного архивного фонда И. Н. Семёновой // Из фондов Кабинета рукописей РИИИ. СПб., 2016. Вып. 6. С. 261–267.
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~Sh8ZR