«Судостроение определяет облик страны» - Информационный портал

«Судостроение определяет облик страны»

 
Фото: А. Фалдин

Фото: А. Фалдин

17 Декабря 2020

«Судостроение определяет облик страны»

Интервью с почетным президентом Ассоциации судостроителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Героем РФ, доктором технических наук, профессором Владимиром Леонидовичем Александровым. 

— Уважаемый Владимир Леонидович, ваша карьера молодому поколению кажется невероятной. В течение 45 лет вы работали на «Адмиралтейских верфях» и прошли путь от мастера до генерального директора. Сегодня нередко в качестве руководителя предприятия назначают человека со стороны, хорошего управленца, но зачастую совершенно не разбирающегося в профиле работы предприятия. Как вы к этому относитесь?
— Если говорить о нашей отрасли, то я глубоко убежден, что руководить заводом, предприятием должен профессионал, инженер-кораблестроитель, сведущий в этих делах, специалист с профильным образованием и серьезным опытом работы. Раньше в уставе «Адмиралтейских верфей» было написано, что главной задачей завода является «строительство кораблей и судов для Военно-Морского Флота РФ, укрепление обороноспособности страны <…> на основе рационального ведения хозяйства и с достижением лучших экономических показателей». А сейчас главная задача завода — извлечение прибыли. В этом случае можно получить совсем иные результаты. 

— Сейчас много говорят о разрыве между фундаментальной, отраслевой и прикладной наукой, а также между знаниями, которые дают в учебных заведениях, и их применением на производстве. Что нужно делать, чтобы изменить ситуацию? 
— Это очень хороший вопрос. Сегодня, к сожалению, ушло время, когда промышленность и наука были прочно связаны. Однако я считаю, что подготовка инженерных кадров — это взаимная обязанность и ответственность как вузов, так и будущих работодателей. К слову, моя докторская диссертация, которую я защитил в 2000 году, носила чисто практический характер и была посвящена широкому внедрению научных разработок в промышленность. Если говорить о моем собственном опыте, то уже с первого курса Ленинградского кораблестроительного института (ЛКИ, ныне — СПбГМТУ) мы приступили к годовой производственной практике на Адмиралтейском судостроительном заводе, а занимались по программе вечернего обучения. Таким образом, с самых первых дней мы начали осваивать профессии судостроителя, начиная с выполнения задач простого рабочего. Руководство вуза было уверено: чтобы стать инженерами, организаторами производства, надо понимать труд рабочего. Я до сих пор убежден, что организация производственных и технологических практик чрезвычайно важна в системе подготовки инженера. После окончания ЛКИ в 1967 году я пришел работать на Адмиралтейский судостроительный завод и сразу присоединился к работе над новейшей на тот момент высокоскоростной атомной подводной лодкой проекта 705. Этим проектом во главе с президентом Академии наук СССР академиком А. П. Александровым, стоявшим во главе всех судостроительных программ страны, занимались специалисты не одного нашего завода, а нескольких десятков ведущих научных институтов и тысячи предприятий по всей стране. В то время Академия наук СССР играла колоссальную роль, без ее участия создание подобного проекта было немыслимым. В такой комплексной отрасли, как судостроение, руководители должны обладать исключительной квалификацией. С 1948 по 1991 год существовал Государственный комитет Совета Министров СССР по науке и технике, который определял основные направления развития этих областей. Важное значение имеют также позиция и целеустремленность профильного министра. К примеру, министр судостроительной промышленности СССР Б. Е. Бутома, будучи человеком прогрессивных взглядов, сыграл огромную роль в организации строительства вышеупомянутой подводной лодки и переориентации научно-технических советов на новые научные направления. В то время к работе в министерстве привлекались ученые из разных институтов, в том числе из Кораблестроительного. При работе над крупными проектами велась совместная работа промышленников и сотрудников вузов, что очень разумно. Это позволило вырастить на заводах целую плеяду специалистов самого высокого уровня, многие из которых защитили кандидатские диссертации, а некоторые получили докторские степени. Сейчас о советском времени часто говорят в негативном ключе, и жизнь показала, что этот период есть за что критиковать, но роль правительства и ЦК партии в развитии промышленности и науки была велика. Чего стоили только отраслевые отделы ЦК КПСС, в частности, отдел оборонной промышленности, отдел науки, которые диктовали серьезные требования к подготовке кадров, и во всех министерствах были организованы институты повышения квалификации. Я прошел путь от мастера до директора Адмиралтейского судостроительного завода и знаю, насколько качественно было организовано повышение квалификации. Таким образом создавался достойный кадровый резерв… Безусловно, важно еще и финансирование научных исследований, которое в свое время было столь значительным, что позволило нашим предприятиям,¬ таким как «ЛОМО» (Ленинградское оптико-механическое объединение), «Светлана» и многим другим, создавать передовые технологии и разработки, не имеющие аналогов в мире. В завершение скажу: мы благодарны тому, что в 1960–1970-е годы было правильное научное и организационное сопровождение проектирования строительства подводных лодок. Именно поэтому сегодня у нас колоссальные возможности для создания современного подводного флота. Я говорю это как человек, 45 лет отработавший на заводе и имеющий ученую степень доктора технических наук. Сегодня уже все понимают, что без науки ничего не сделаешь, и многое меняется. Однако, как мне кажется, у нас до сих пор выделяется недостаточно денежных средств на внедрение научно-технических разработок именно для судостроения, а ведь эта отрасль определяет облик страны. 

— Как вы считаете, достаточно ли бакалавриата для получения профессии инженера?
— Мне кажется, что для инженерного образования, коим является кораблестроительное, бакалавриат неприемлем. С приходом в СПбГМТУ нового ректора Г. А. Туричина, который борется за увеличение специалитета, ситуация стала меняться. Наша позиция однозначна: есть только несколько направлений, где бакалавриата достаточно. Если речь идет о кораблестроении, корабельной энергетике, оружии, учиться нужно пять лет, затем в течение полугода проходить преддипломную практику и работать над дипломным проектом. Мы учим студентов таким образом, чтобы они понимали смысл любого физического значения расчетов, которые они делают на бумаге. Кстати, Институт морской техники и технологии СПбГМТУ был создан именно для поддержания связи между Корабелкой и предприятиями судостроительной отрасли. Сейчас в соответствии с руководящими требованиями, по которым бакалавр не может стать инженером выше второй категории, у ребят нет перспектив карьерного роста, поэтому им надо идти в магистратуру, а там нет мест.

— Может ли целевое обучение решить задачи отрасли по подготовке спе¬циалистов?
— Кораблестроительный институт стоял у истоков целевого образования. В то время я возглавлял «Адмиралтейские верфи», и мы обнаружили, что из Корабелки на предприятие приходят ребята с недостаточной степенью подготовки. Мы договорились с К. П. Борисенко, возглавлявшим в то время институт, о создании в структуре вуза углубленных предметных курсов для студентов. Так был открыт филиал кафедры технологии судостроения — своего рода целевая кафедра. В 90-е годы университет был в тяжелом состоянии. Сегодня предприятия отрасли работают во многом потому, что в непростое время мы сохранили кадры. А вообще на заводе основное требование — это честный труд, а знания приходят с опытом. Иногда ценнее не столько инженерные знания, сколько организация, трудолюбие и психологические особенности людей. Не должно быть лености ума, когда человеку неохота лишний раз переспросить, в чем-то разобраться, что-то дополнительно прочитать. 

— Как обстоят дела с военным судостроением? Ведь это вопрос национальной безопасности, и там, вероятно, невозможны контакты с зарубежными специалистами.
— Было несколько периодов. Наши знаменитые генеральные конструкторы И. Д. Спасский и С. Н. Ковалёв в советское время бывали за границей, где им показывали в том числе и подводные лодки. И сейчас есть страны, которые нуждаются в нашей поддержке: в основном это Вьетнам, Китай, Индия. Сейчас действует долгосрочная программа строительства военного флота до 2050 года. Мы решаем ряд тактических и оперативных задач для Сирии. У нас были неплохие партнерские отношения с рядом стран: до 2014 года газовые турбины поставляла Украина, дизели — Германия. После введения санкций мы оказались в ситуации, когда приходится всё делать самостоятельно. Вы знаете, еще в 1925 году, когда встал вопрос о создании Военно-Морского Флота СССР, возникла необходимость в подводных лодках — можно было либо купить их, либо строить самим. И было очевидно, что новые подводные лодки никто не продаст, а если и продадут, то они будут недостойного качества. Тогда и решили создавать подводные лодки самостоятельно. И жизнь подтвердила, что это было правильное решение. В военное время было получено много трофейной документации. Так, подводные лодки ¬613-го проекта, которых было построено 215 штук, — это по большей части немецкие разработки. А потом пошли уже наши современные наработки. Атомные подводные лодки — уже исключительно наше изобретение. Сегодня понятно, что строительство флота — это национальная задача, никто не решит ее за нас. И хорошо, что руководство страны это понимает. Можно констатировать, что мы много достигли в области морской техники. Специальные глубоководные станции носят научно-исследовательский характер, но, естественно, любой корабль, который занимается наукой, способен решать и другие задачи. Очень важно освоение новых глубин. Сейчас ведется разработка самого глубоководного батискафа, который способен погружаться почти на 12 километров. Все-таки интересно знать, что же там, в Марианской впадине. Стоит отметить, что в морских глубинах проходят подводные линии кабелей, трубопроводы. Только представьте, во сколько выльется ремонт Турецкого потока, если он будет намеренно выведен из строя. Поэтому нам нужна техника, которая сможет предотвратить подобные действия. Надеемся, что со временем морская наука, которая когда-то в нашей стране была в авангарде, станет одной из ведущих отраслей знания. Я с оптимизмом смотрю на развитие отечественного Военно-Морского Флота. И со своей стороны могу утверждать, что судостроители готовы решать поставленные перед ними задачи. 


ИСТОРИЯ КОРАБЕЛКИ
Приказом № 1287 Высшего совета народного хозяйства СССР от 26 апреля 1930 г. на базе кораблестроительного факультета Политехнического института было сформировано самостоятельное высшее учебное заведение — Ленинградский кораблестроительный институт (ЛКИ). Военная подготовка студентов осуществляется с момента образования вуза.
С началом Великой Отечественной войны ушли на фронт добровольцами более 1 200 студентов и сотрудников ЛКИ. В блокадном Ленинграде корабелы самоотверженно трудились на судостроительных заводах и строительстве оборонительных сооружений.
В послевоенные годы основные усилия вуза были направлены на восстановление учебной инфраструктуры и привлечение высококвалифицированных специалистов. В 1960-х гг. начинается период интенсивного роста: на Лоцманской улице строится учебно-научный корпус, на Крестовском острове — спортивный комплекс для занятий греблей и парусным спортом, в Приморске — экспериментально-опытная база, а на Ленинском проспекте возводятся два общежития.
С 2006 г. в университете наряду с подготовкой офицеров запаса осуществляется подготовка офицеров для службы по контракту в интересах Военно-Морского Флота и Управления военных представительств Министерства обороны РФ.
Сейчас Санкт-Петербургский государственный морской технический университет — стремительно развивающийся российский научно-технический центр, который отличают уникальный научно-педагогический потенциал, высокий уровень организации учебной и исследовательской деятельности и актуальные научные разработки в области современных цифровых промышленных технологий, судостроения, океанотехники и морских интеллектуальных систем.
Университет по праву гордится своей историей. Выпускники Корабелки создали мощный надводный и подводный флот Советского Союза и России. Среди них — главные инженеры и конструкторы, руководители верфей и заводов, министры и государственные деятели, академики и известные деятели искусства.

История в датах
7 января 1967 г. указом Президиума Верховного Совета СССР ЛКИ награжден орденом Ленина за большие заслуги в деле подготовки инженерных кадров для народного хозяйства и развития научных исследований.
В 1992 г. ЛКИ переименован в Санкт-Петербургский государственный морской технический университет (СПбГМТУ).
В 2017 г. к СПбГМТУ присоединился Институт лазерных и сварочных технологий.
В 2018 г. в Корабелке был открыт факультет «Международная высшая школа управления».
В 2020 г. в университете создан факультет цифровых промышленных технологий.
11 марта 2020 г. распоряжением Президента РФ объявлена благодарность коллективу Корабелки за заслуги в научно-педагогической деятельности и подготовке высококвалифицированных специалистов.
Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ВЕСТНИК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ. 10 (165) ДЕКАБРЬ 2020. СПЕЦВЫПУСК
Источник:  https://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~oWUx4