«Транспорт и образование — локомотивы новой модели развития»

 

9 Февраля 2016

«Транспорт и образование — локомотивы новой модели развития»

Интервью ректора Петербургского государственного университета путей сооб­щения Императора Александра I Александра Юрьевича Панычева.

— Александр Юрьевич, в своих выступлениях вы неоднократно поднимали тему отраслевого, в частности, транспортного образования. Какие проблемы вы видите в этой области с учетом недавно прошедшего заседания Совета при Президенте РФ по науке и образованию?

— Из того, что отметил президент страны, кроме очевидной приоритетности, мне бросились в глаза и некоторые нестыковки обозначенного с существующей практикой.
Во-первых, стратегическое видение президента логично и понятно, но тактические решения ему не соответствуют. Что имеется в виду? Например, вот глава государства говорит, что нужно готовить специалистов, заглядывая за горизонт, на 10 и более лет вперед. Но мы сегодня живем в действительности, когда ежегодно мониторинг деятельности вузов оценивает среди основных показателей трудоустройство выпускников по специальности. О каком трудоустройстве может идти речь, если эти люди готовятся под задачи, которая страна будет решать через 10–20 лет?
Мы уже имеем подобный печальный опыт. В частности, начиная с 2009 года нами поэтапно была организована подготовка специалистов среднего, а затем и высшего профессионального образования по высокоскоростному железнодорожному транспорту. Известно, что сегодня уже ведется проектирование высокоскоростной магистрали (ВСМ) Москва — Казань, но при этом заказчика, с которым можно вести переговоры по подготовке специалистов, не существует. Он просто не определен, еще нет такой структуры. Что касается скоростного движения по трассе Москва — Санкт-Петербург, то те требования, которые предъявляются, например, к помощнику машиниста (стаж не менее 10 лет!), не позволяют трудоустроиться выпускникам со средним профессиональным образованием. При этом имеется еще ряд существенных проблем организации практики, и, как результат, подготовку специалистов среднего профессионального образования несколько лет назад пришлось закрыть, а по высшему образованию продолжаем, но только под заказ, в том числе для иностранцев.
Во-вторых, что касается научно-технологического развития и связи со Стратегией национальной безопасности, развития связи власти, бизнеса и науки. Абсолютно логичный и своевременный акцент. Надо отметить, что Минобрнауки декларирует, что вузы должны работать на нужды отрасли и конкретной экономики. Но при этом до сих пор очень слабо прислушивается к потребностям этой самой отрасли. А если не прислушиваться, то как обеспечить платежеспособный спрос? Как удовлетворять запросы работодателя на подготовку практикоориентированного специалиста, сокращая объем производственной практики, например, по железнодорожным специальностям на 15–40 %? Или еще хуже в нашем случае: без учета мнения работодателя пытаться объединить абсолютно разные по содержанию и объектам управления специальности в одну? В результате таких нестыковок стратегических приоритетов и тактической близорукости, непонимания последствий подобных решений получается не что иное, как подрыв конкурентоспособности отечественных компаний, неэффективное расходование бюджетных средств и угроза национальной безопасности. Именно об этом говорит президент.

— Можете уточнить данные о востребованности выпускников ПГУПС у главного заказчика? Сколько выпускников трудоустраивается на железную дорогу?

— Обо всем по порядку. У нас доля так называемых «целевиков» составляет около 53 % от всего бюджетного приема, что уже гарантирует будущее трудоустройство порядка четверти выпускников. На железнодорожных специальностях целевая контрактная подготовка только для нужд ОАО «РЖД» доходит до 90 %.
Что касается трудоустройства, то, естественно, в компанию-заказчик идут не только те, кто обязан работать по условиям своего контракта, но и выпускники бюджетной и платной форм ­обучения. Таким образом, получается более 50 % от общего выпуска по всему спектру подготовки. Основной поток, конечно, идет на полигон Октябрьской железной дороги, хотя выпускники работают практически на всей сети.

— ПГУПС представлен с хорошими результатами в рейтинге востребованности инженерных вузов РФ. По каким критериям оценивались вузы? Как вы вообще относитесь к системе рейтингов? Необходимо ли вузам, по вашему мнению, участие в них?
— Петербургский государственный университет путей сообщения Императора Александра I занял 11-ю строчку в рейтинге востребованности инженерных вузов России в 2015 году. В рейтинге, опубликованном информационным агентством «РИА Новости», представлены 140 инженерных университетов, тогда как в общей сложности в рамках проекта «Рейтинг востребованности вузов» эксперты оценили 463 государственных, ведомственных, муниципальных и частных вуза из 80 субъектов РФ. Оценивалась ориентированность высших учебных заведений на реальный сектор экономики по трем параметрам: 1) доля выпускников, получивших направление на работу после окончания вуза по очной форме обучения; 2) доля средств от коммерциализации интеллектуальных продуктов в общих доходах образовательной организации; 3) i-индекс цитирования трудов сотрудников организации.
В нынешних условиях рейтинг — довольно специфичная вещь. При этом важно не забывать, что рейтинг — это еще и инструмент. Но инструмент чего? Подтверждения правильности пути, давления на неугодных или дифференциации образовательных организаций? В зависимости от того, какие ставятся по ранжированию задачи, так на него и реагируют. В Сети можно найти любые рейтинги. Причем есть такие, где лидируют вузы, наименования которых мы никогда и не слышали. Одновременно можно найти и компании, оказывающие услуги по повышению рейтинга вуза. Это болезни переходного периода. То же самое и на глобальном уровне. Мы понимаем, что у каждой уважающей себя страны должен быть рейтинг, отражающий ее приоритеты в развитии. Правильно отметил президент, обращаясь к членам ранее упомянутого совета, что все причастные к разработке национального рейтинга входят в его состав и должны были давно его разработать.
В отношении самого ранжирования считаю, что нужно оценивать деятельность и позиции образовательных организаций, в том числе и через мнение образовательного сообщества.
Если при этом полагается, что человеческий капитал формируется для конкретной экономики и отрасли, то надо спрашивать уполномоченных представителей этих отраслей. При этом абсолютно недопустимо «назначать» отстающие вузы, да еще и общественное мнение под это подгонять. Что касается всех отраслевых вузов, то очевидная проблема и одновременно причина их уязвимости — сильная связь с отраслью. Не может быть сильным вуз, если в отрасли проблемы. И это тоже надо принимать во внимание.
Да, университет занимает верхние строчки по востребованности выпускников инженерных вузов. Однако это никак не связано с тем, что мы как-то выделяемся или решаем глобальные задачи. Мы просто работаем на транспортную и смежные с ней отрасли, находимся в своей нише. И так получилось, что оценивались позиции, в которых мы традиционно сильны.
В университете объем доходов от хоздоговорных научных исследований на одного научно-педагогического работника по итогам 2015 года составил около 800 тысяч рублей. Подчеркну, что все это за счет конкретного хозяйствующего субъекта отрасли и Санкт-Петербурга, который, заключив договор, подтверждает наши компетенции. И, кстати, это один из самых высоких показателей в России. Выше, как правило, только у «ядерщиков». Многие ведущие университеты таких показателей не имеют. Да, у нас есть, например, научный центр при кафедре, у которого годовой объем хоздоговорных исследований составляет без малого 500 миллионов рублей, в том числе порядка 60–80 миллионов — для компаний иностранных государств.
Но ведь это совсем не означает, что по аналогичным лекалам можно оценивать те же педагогические вузы, что зачастую и пытаются сделать. Это несопоставимые вещи. Нельзя всех подтянуть под один шаблон. В этой связи всегда вспоминаются слова Аристотеля: «Образованный ум отличает способность допустить мысль и не согласиться с ней».

— Как обстоят дела с внедрением иннова­ционных технологий в транспортной отрасли? И какова доля участия в этом ПГУПС? Планируете ли сокращать объемы исследований в условиях кризиса?
— У нас, и прошедший Гайдаровский форум это еще раз подтвердил, как и у большинства экспертов, есть понимание, что в условиях кризиса мы должны обратить внимание на два направления. А именно: на транспортную инфраструктуру и образование. К счастью, мы имеем отношение и к тому, и к другому.
Университет является по ряду приоритетных инфраструктурных проектов экспертом Правительства Российской Федерации. Мы сопровождаем такие инфраструктурные проекты, как модернизация БАМа и Транссиба, подходы к портам Северо-Запада, Азово-Черноморского бассейна, развитие московского транспортного узла, строительство ВСМ «Москва — Казань».
Естественно, это требует серьезности и ответственности. Два года более 15 кафедр работает в этих проектах и уже в рамках аудита оптимизировали технологические решения. Как результат — экономия не менее 10 процентов от сумм, ­предусмотренных на реализацию проектов, которые прошли нашу экспертизу, при сохранении, а в некоторых случаях даже улучшении технологических решений, в том числе за счет инновационных, прогрессивных разработок.
Разумеется, результаты научных исследований по всему спектру оперативно переносятся в учебный процесс.
Говоря об инновациях, приведу несколько примеров по итогам 2015 года. В свое время мы с опаской брались, но разработали специальные технические условия для высокоскоростной магистрали «Москва — Казань». Сегодня эти тех­условия признаны очень хорошими, причем не только российскими специалистами, но и зарубежными.
То же самое касается магнитной левитации. Еще более года назад заказчик и мы сами не были уверены, что сможем поднять платформу, чтобы та «полетела». В результате ее не только подняли, но и сделали это с отличным результатом по техническим параметрам. В этом проекте есть инвестор. Темпы реализации будут зависеть от того, где будет применяться новинка. Сейчас мы ищем тестовый полигон. А в будущем ориентируемся на применение левитации в морских портах. Чтобы транспортировать контейнеры в «сухой» порт, либо от порта в конкретный железнодорожный транспортный узел.
Но именно в этой части самое время вспомнить о «тройной спирали» бизнеса, науки и власти. Для реализации ВСМ, магнитной левитации и других подобных проектов, как и в свое время строительства Транссиба, необходимо объединение усилий государства, бизнеса и науки.
Вообще, в транспортных инфраструктурных проектах наметилась тенденция в сторону увеличения их капиталоемкости, а в связи с этим — более широкому участию стран. Для этого надо интегрироваться в вопросы технологий, строительства и локализации знаний, что невозможно без университетов. И это тоже тренд.
А что касается планов на будущее, то в 2015 году объем по НИР превышен на 35 % относительно 2014 года. Задел на 2016 год уже создан и останавливаться на достигнутом не собираемся. В планах прирост не менее чем на 15 %.

— Вы отмечали, что «одним из приоритетных направлений в развитии международных отношений по-прежнему остается Китайская Народная Республика, взаимодействие с которой поднялось в этом году на более высокий уровень, поддержанный государственными структурами». Расскажите, пожалуйста, почему сотрудничество именно с КНР приобрело главенствующую роль в международных связях ПГУПС?
— В настоящее время российско-китайские отношения партнерства и стратегического взаимодействия достигли беспрецедентно высокого уровня. Укрепление и развитие политического, экономического и культурного сотрудничества наших двух стран с каждым днем проявляется в реализации все большего числа совместных ­проектов, причем транспортная сфера является одной из самых динамично развивающихся. ­Реализация указанных проектов невозможна без участия транспортных вузов как в подготовке специалистов, так и в выполнении научных исследований и инженерных разработок. Существует объективная необходимость в наращивании подготовки по транспортным специальностям.
К уже ранее реализованным проектам в прошедшем году добавилась стажировка группы из 15 студентов пятого курса ПГУПС, проходящих обучение по программе «Магистр инфраструктуры и эксплуатации высокоскоростного железнодорожного транспорта», в Пекинском транспортном университете. В этом году китайская сторона предоставила нашим студентам 20 грантов для обучения в Пекинском транспортном университете по программам магистратуры. Российская сторона выделила 20 бюджетных мест для обучения китайских граждан в ПГУПС.
Надо отметить, что Министерство транспорта РФ и Министерство образования КНР всесторонне поддерживают усилия российских и китайских вузов, направленные на упрочение научных, академических и культурных связей.
В июне 2015 г. в присутствии министра транспорта РФ М. Ю. Соколова состоялось торжественное открытие Российско-китайского транспортного института при ПГУПС. Его учредителями выступили Петербургский государственный университет путей сообщения Императора Александра I и Пекинский транспортный университет. Аналогичный Китайско-российский транспортный институт создан при транспортном университете в Пекине.
4–5 сентября 2015 г. в Пекине состоялся Второй форум транспортных вузов России и Китая, в котором приняли участие более 300 представителей транспортных университетов и организаций РФ и КНР.
Проведение Второго форума совпало по времени с официальным визитом в КНР Президента РФ В. В. Путина. Накануне открытия форума министр транспорта РФ М. Ю. Соколов и министр образования КНР Юань Гуйжэнь в присутствии лидеров двух государств — В. В. Путина и Си Цзиньпина — подписали Меморандум о взаимопонимании между Министерством транспорта России и Министерством образования Китая о сотрудничестве по вопросам образования и науки в сфере транспорта. Целью меморандума яв­ляется обеспечение кадровой и научной поддержки совместных инфраструктурных проектов с максимальным использованием научного и образовательного потенциала транспортных образовательных организаций двух государств.
Как сопредседатель Ассоциации транспортных вузов России и Китая могу сказать, что нами принято решение переформатироваться на более высокий уровень — Ассоциацию транспортных вузов БРИКС. Потому что сегодня геополитические интересы и России, и Китая находятся за рамками двух стран. Более того, формат БРИКС хорошо обеспечен нормативной документацией для дальнейшего развития. И мы работаем в этом направлении. Так, в октябре прошлого года был подписан протокол между нашим университетом и Политехническим университетом Сан-Паулу, наметивший подготовку развернутой программы совместной деятельности двух учебных заведений в академической и научной сферах.

— А как обстоит дело с научным сотрудничеством в отношениях с КНР?
— Что касается этого направления, то две железнодорожных корпорации проявляют интерес к созданию с ПГУПС совместных предприятий. В настоящее время идет активная проработка по одному из предложений. Решение о создании принято в рамках комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству двух стран, что подтверждает спрос на разработки на международном уровне.

— Сейчас много говорят о популяризации инженерного образования. Является ли это ­приоритетной целью для ПГУПС?

— В настоящее время железнодорожный транспорт испытывает дефицит инженеров, который стал сдерживающим фактором развития. Подобная ситуация наблюдается и в других отраслях. Повышение престижа инженерного технического образования — это задача, поставленная Президентом РФ В. В. Путиным 23 июня 2014 года в ходе заседания Совета при Президенте по науке и образованию, которую он продублировал и 21 января 2016 года.
17 июня прошлого года в Санкт-Петербурге в ходе Международного конгресса «Инновации и кадры в геополитике железнодорожного транспорта», проходившего в рамках Петербургского международного экономического форума, руководители трех учебных заведений, история которых связана с деятельностью Августина де Бетанкура, — Мадридского политехнического университета, Парижской Национальной школы мостов и дорог и нашего университета — в присутствии высоких гостей, включая министра транспорта РФ М. Ю. Соколова, подписали Декларацию о взаимопонимании и сотрудничестве. Тем самым был дан старт Международному научно-просветительскому проекту «Наследие Бетанкура». Он реализуется в преддверии 260-летия со дня рождения великого инженера и ученого, столь много сделавшего для нашего города и страны, которое будет отмечаться 1 февраля 2018 года.
Цели инициированного и реализуемого нашим вузом проекта «Наследие Бетанкура» полностью согласуются с вышеозначенной задачей. Проект направлен на повышение престижа инженерного технического образования среди молодежи и привлечение наиболее талантливых ее представителей в транспортную и строительную отрасли, а также в научные исследования инженерно-технической направленности.
К проекту, патронируемому Министерством транспорта Российской Федерации и нашим учредителем — Федеральным агентством железнодорожного транспорта, активно присоеди­няются вузы, научные организации, учреждения культуры, фонды, органы исполнительной власти ­субъектов страны, крупные компании. Так, участниками проекта стали: крупнейшая железнодорожная компания России ОАО «РЖД», Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор», Департамент культуры города Москвы, Санкт-Петербургский филиал Института истории естествознания и техники Российской академии наук и др.
Под председательством министра транспорта России М. Ю. Соколова формируется национальный организационный комитет по подготовке к празднованию 260-летия Августина де Бетанкура. Ведется обсуждение вопроса о создании трехсторонней комиссии, призванной обеспечить подготовку к празднованию юбилея на международном уровне, под председательством руководителей министерств, ответственных за транспортную политику трех стран — России, Испании и Франции.
Таким образом, подготовка инженеров ак­туальна не только для России. Не случайно американские исследователи утверждают, что 9 из 10 профессий, появившихся за последние 10 лет, относятся к инженерии. Именно с инженерным образованием специалисты связывают решение проблем устойчивого развития целых стран. Как видите, время все расставляет на свои места…

Беседовали
Елена СЕРЕБРЯКОВА, Андрей КАРЛОВ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~6lFBo