«Педагогика обеспечивает жизнеспособность всего общества»

 

26 Декабря 2018

«Педагогика обеспечивает жизнеспособность всего общества»

Интервью с ректором Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена Сергеем Игоревичем Богдановым.

— Недавно в Сочи завершился V Международный педагогический форум. Расскажите, пожалуйста, каким вопросам во время его работы уделялось особое внимание?

— Этот форум был юбилейным. Уже в пятый раз ведущие русисты — лингвисты и литературоведы — встретились для того, чтобы обменяться опытом изучения и преподавания русского языка в качестве родного и иностранного и русской литературы. Организаторы форума — Министерство науки и высшего образования РФ, Министерство просвещения РФ, Российская академия образования, Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена, фонд «Русский мир», Российское общество преподавателей русского языка и литературы, Международная ассоциация преподавателей русского языка и литературы. В этом году участники форума обсуждали многочисленные вопросы становления языковой нормы и влияния на этот процесс современных средств коммуникации, проблемы реализации программ вузовского филологического образования, новые стандарты по русскому языку и литературе для современной школы, проблемы обучения русскому языку как родному и иностранному, вопросы квалификации учителя русского языка в зарубежной школе и пособия по русскому языку для таких школ, динамику развития правописания, т. е. все вопросы, связанные с кодификацией языковых норм, их вариативность, языковую политику и культуру речи. Всего в форуме участвовало более 500 человек из более чем 20 стран. Одно из основных и традиционных его мероприятий — конкурс, участники которого представляют свои творческие проекты, связанные с инновационной деятельностью в области преподавания. Его победители получают поддержку фонда «Русский мир» в реализации своих проектов. В этом году конкурс проходил по пяти номинациям: «Развитие правильного письма», «Русский язык и преподавание языков народов Российской Федерации», «Инновационные проекты в школе: русский язык», «Электронные учебники по русистике для вузов», «Развитие детского чтения». Могу сказать, что за пять лет сформировалась идеология проведения Международного педагогического форума, на каждом форуме подводятся итоги прошедшего года, и мы всё больше убеждаемся в его эффективности, учитывая результаты, которых удается достичь во время работы.

— Ваш доклад на пленарном заседании назывался «Русский язык: сомнения и надежды». О каких сомнениях и надеждах в отношении русского языка вы рассказали участникам форума?
— Сейчас сложилась очень непростая ситуация, которая является прямым следст¬вием того, что живем мы в многонациональной и многоязычной стране. Все более и более актуальными становятся проблемы билингвального и поликультурного образования. В Российской Федерации более 30 языков имеют статус региональных государственных. И очень важно найти пути гармоничного сосуществования и использования русского языка как государственного и региональных государственных языков, некоторые из которых нуждаются в поддержке. Государство уделяет большое внимание этому вопросу. Мы понимаем, что многоязычие нашей страны — это ее колоссальное богатство, которое непременно надо сохранить. В конце октября президент нашей страны В. В. Путин подписал указ о создании Фонда сохранения и изучения родных языков народов Российской Федерации, который должен начать работу с января будущего года. Он будет осуществлять свою деятельность параллельно с фондом «Русский мир», который занимается укреплением позиций русского языка. Все это позволяет надеяться, что существующие проблемы будут решаться должным образом. Сейчас мы чрезвычайно обеспокоены тем, что до сих пор не создано необходимое научно-информационное обеспечение закона о государственном языке Российской Федерации. Отсутствует фиксация набора норм, свойственных современному русскому литературному языку при его использовании в качестве государственного. Предвосхищая ваш вопрос — это не совсем то же самое, что нормы современного русского литературного языка. Фиксация норм русского языка как государственного — междисциплинарная задача, которой должны заниматься специалисты самых разных профилей: не только филологи, но и юристы, да и вообще представители практически всех сфер научного знания. И если этого не сделано даже для русского языка, то что говорить о региональных государственных языках… Я надеюсь, что вопросы, связанные с мониторингом языковой ситуации, поддержкой и продвижением позиции русского языка, будут учтены, например, в национальном проекте «Образование». Вообще для государственного языка характерно несколько обязательных требований. Первое — государственный статус. С этим у нас все в порядке. Второе — должен быть зафиксирован набор языковых норм, свойственных этому языку при его использовании в качестве государственного, о чем мы только что говорили. Третье — это реальная практика использования языка в качестве государственного. Здесь мы, к сожалению, владеем далеко не полной информацией, и поэтому перед нами стоит задача мониторинга языковой ситуации в разных регионах. Мы надеемся общими усилиями справиться с этой трудной задачей, потому что от того, насколько гармонично будут объединены практики изучения и преподавания русского языка и языков народов Российской Федерации, зависит будущее нашего государства.

— В одном из своих недавних выступлений вы говорили о смещении акцентов на международную, глобальную роль русского языка. Чем бы вы объяснили эту тенденцию?

— Несмотря на то что после распада Советского Союза позиции русского языка в какой-то степени пошатнулись, есть некоторые обнадеживающие факты. Например, русский язык в огромном объеме представлен в Интернете, в социальных сетях. Фактически он занимает второе место после английского. Правда, надо признать, что от своего основного конкурента русский все же значительно отстает.

— А как же китайский?

— С китайским языком есть некоторые сложности. Изучить его куда сложнее, чем английский. В этом отношении у английского и русского языков есть преимущество. И у первого оно, конечно, несопоставимо больше. Но есть то, что внушает оптимизм. Наш самый большой вклад в мировую культуру — это наша классическая литература. Сейчас в мире читают гораздо меньше, психофизиологическое восприятие текста изменилось, но тем не менее притягательность русской литературы в мире неизменна.

— Что вы имеете в виду, говоря об изменившемся психофизиологическом восприятии текста?

— Сейчас молодые люди тяготеют к восприятию текста не столько через сложноорганизованные синтаксические структуры, сколько через относительно небольшие сегменты, сопровождающиеся мультимедийной составляющей, зрительными образами, -имеющими большое количество валентностей, т. е. возможность перехода к самым разным вариантам. Нам нужно быть готовым к этому и адаптировать очень важные для нас тексты к такому формату восприятия, ¬научить людей работать с такими текстами. И этой работой в числе прочего занимается наш Институт прикладной русистики.

— Расскажите, пожалуйста, об этом и других новых подразделениях Герценовского университета. Чем была вызвана необходимость их открытия?

— Прежде всего хотелось бы сказать о том, что эти подразделения хоть и были созданы в течение последних двух лет, однако возникли они вовсе не на пустом месте. Прикладные исследования в области русистики в Герценовском университете были всегда, а сейчас они вышли на новый уровень. ¬Научных задач много, и все они очень интересные. Мы занимаемся проблемой теории и практики создания новых текстов, проблемами внедрения новых образовательных программ, сейчас реализуется интересный проект в области многоуровневого тезауруса. Сейчас наступает эпоха словарей — именно они в наибольшей степени соответствуют сложившемуся психофизиологическому восприятию текста молодыми людьми. У нас много разработок в области лексикографии. В следующем году мы надеемся познакомить общественность с первым томом нового словаря XXI в., работа над которым ведется уже много лет. Необходимость Межвузовского центра билингвального и поликультурного образования в многорегиональной, многонациональной, многоязыковой стране, по-моему, совершенно очевидна. Сейчас учитель не только в Краснодарском крае, но и в Санкт-Петербурге и Москве сталкивается с ситуацией, когда в одном классе дети говорят на пяти-шести языках. Мы должны создавать для них равные условия для усвоения материала, который потом будет определять их позицию в нашем общем коллективном существовании. И наш центр под руководством авторитетнейшего ученого Елизаветы Александровны Хамраевой работает в этом направлении очень активно. Надеюсь, что с каждым годом влияние наших разработок на учебные программы начальной и средней школы будет увеличиваться. Очень интересную работу проводит наш Научно-исследовательский институт культурного наследия. Его специалисты производят виртуальную реконструкцию древнерусских фресок, создают целые атласы в электронном формате, которые могут использоваться в образовательных и научных целях, в туризме.
Эти разработки доступны не только студентам-герценовцам, но и всем жителям нашей страны и иностранцам, заинтересованным в изучении этого пласта культуры. Институт востоковедения — тоже очень важное начинание. Он, безусловно, будет иметь свое лицо, совершенно отличное от замечательного восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Нам бы очень хотелось восстановить прекрасную, но, к сожалению, частично утерянную традицию широкого преподавания восточных языков в школах. Следующая задача — заполнение некоторых объективно существующих лакун в изучении и преподавании некоторых языков, к примеру, языков Северного Кавказа. В этом регионе множество языков существуют в динамически ¬неуравновешенной языковой ситуации, и мы фактически каждые несколько лет те¬ряем один из них. Здесь должна осуществляться разумная языковая политика. Таким образом, вы видите, что новые подразделения хотя и отвечают всем требованиям времени, но в то же время за каждым из них — уже наработанный научный и идеологический контент. Они продолжают развивать то, что, так или иначе, уже существовало в нашем университете.

— Имена каких выдающихся ученых связаны с вашим университетом?
— Вы знаете, за время работы в Педагогическом университете я понял одну очень важную вещь. Нам нужно стремиться не столько к тому, чтобы у нас по основному месту работы работали лучшие специалисты, сколько к тому, чтобы сохранять и поддерживать единое пространство с ведущими вузами и академическими учреждениями. Будущие учителя непременно должны хотя бы раз за время обучения посетить лекции, читаемые одним из корифеев отечественной науки. Только тогда они смогут осознать уровень подлинного профессионализма и стремиться к нему. Так, собственно говоря, в нашем вузе всегда и было. Можно долго перечислять имена ученых, связанных с Герценовским университетом. Здесь работали физик И. В. Курчатов, лингвист С. И. Ожегов, востоковед В. В. Струве и один из создателей финно-угроведения Д. В. Бубрих. Л. С. Выготский готовил здесь материалы для -своих трудов по психологии. Многие видные ученые своего времени так или иначе были связаны с нашим университетом, который менял названия, но в течение 220 лет осуществлял свою высокую миссию в интересах нашего государства.

— Недавно был создан Герценовский образовательный округ — что это за ¬проект?
— Это замечательное начинание. Что характеризует современный педагогический университет? На мой взгляд, есть три обязательных признака. Первый — не менее 60 % подготовки должно осуществляться по направлению «Образование и педагогические науки». Замечу, что в нашем университете это число составляет 64 % от всех студентов, оставшиеся 36 % обучаются по общенаучным направлениям подготовки. Второй — в структуре университета обязательно должны быть представлены подразделения, связанные с педагогикой, коррекционной педагогикой, психологией, изучением детства. И наконец, третий — обязательная работа с большим количеством средних образовательных учреждений. Мы работаем в сетевом режиме с более чем 1700 школами и колледжами России. Часть этого пространства покрывается программой Герценовского образовательного округа, в рамках которой с нами в постоянном режиме работают около 700 школ. Это необходимое условие для выполнения нашей миссии современного педагогического вуза. Ни один другой университет России не может похвастаться таким количеством выпускников, работающих во всех регионах России. В этом отношении мы удерживаем абсолютное лидерство.

— Существует ли сейчас так называемый «двойной отрицательный отбор» в педагогическом образовании, о котором говорили еще несколько лет назад?
— Я надеюсь, что мы эту ситуацию переломили по большинству направлений. Мы стараемся сделать свои программы подготовки интересными и содержательными, ¬соответствующими изменившемуся времени. Однако здесь не только заслуга нашего университета. Государство создает все условия для того, чтобы удержать педагогов на рабочих местах и предотвратить их уход из профессии. Зарплата учителей растет, условия работы улучшаются, в отдельных ре-гионах им выделяются ипотечные кредиты на особых условиях и т. п. Государство оснащает школы самым современным оборудованием. И многие из них в этом отношении находятся в гораздо более выигрышном положении по сравнению с вузами. Мы посылаем наших студентов учиться на том оборудовании, которое сейчас есть в школах и которого нет в вузах. Все это позволяет надеяться на то, что явление, о котором вы говорите, в основном преодолено.

— Герценовский университет традиционно уделяет особое внимание развитию инклюзивного образования. Что было сделано в этом направлении за последнее время?
— У всякого достижения есть оборотная сторона. Человечество совершило огромный прорыв в медицине, у нас резко сократилась детская смертность, но, как следствие, появилось множество детей, нуждающихся в специальном сопровождении. Мы должны быть к этому готовы, поэтому в нашем университете инклюзивное образование — самое приоритетное направление. В течение последних двух лет на базе Герценовского университета созданы два ресурсных центра. Первый из них — Ресурсный учебно-методический центр по обучению инвалидов и лиц с ограниченными возможностями. РГПУ им. А. И. Герцена — единственный представитель петербургской высшей школы, вошедший в число 16 университетов России, в которых будут функционировать подобные центры. Наш центр работает над важнейшими задачами по консультированию вузов, профориентации школьников с особыми образовательными потребностями, по повышению квалификации вузовских работников, по подготовке учебно-методических комплексов и содействию трудоустройству выпускников с инвалидностью. Совместно со специализированной школой-интернатом № 1 им. К. К. Грота мы открыли Ресурсный центр для слепых и слабовидящих детей. Без ложной скромности скажу, что по инклюзивному образованию мы яв¬ляемся лидерами в России, а может быть, и не только в ней. На днях к нам приезжала представительная делегация из Узбекистана, где существует Министерство дошкольного образования, и наши коллеги были максимально заинтересованы в том, чтобы развивать инклюзивные программы. Конечно, мы будем им помогать и готовить выпускников, которые затем смогут развивать эти программы на территории нашей страны и за рубежом. В нашем университете традиционно сильными являются творческие подразделения — факультет изобразительного искусства и институт музыки, театра и хореографии. Их возможности исполь¬зуются, в частности, в специальных развивающих программах для людей с ограниченными возможностями. Недавно мы внесли предложение о создании спе¬циального городского творческого центра для молодежи с ограниченными возможностями и на¬деемся, что город его одобрит. Еще хочу отметить, что храм Святых первоверховных апостолов Петра и Павла при Герценовском университете — единственный в городе, где проходят службы с сурдопереводом.

— Сейчас стартует Десятилетие детства, одним из направлений которого является образование детей. Планирует ли университет реализовывать какие-то проекты в рамках этого десятилетия? Может быть, что-то уже сделано?
— Около полутора лет назад на ученом совете мы приняли специальную программу по Десятилетию детства, которая является нашим вкладом в объявленную общероссийскую программу. Этой осенью мы выслушали первые отчеты о ее реализации и внесли ряд корректив. Можно сказать, приняли новую редакцию программы, которая включает множество аспектов: открытие новых магистерских программ, создание специального учебного модуля, который может включаться в разные образовательные программы, создание специального центра детства на базе нашего института детства. На основе наших уникальных коллекций детской литературы будут открыты специальные центры, где эти коллекции станут доступными для детей и их родителей. На самом деле это очень многоаспектная программа, и работа по ней ведется очень активно.

— Особое внимание в рамках этого национального проекта будет уделено внешкольному дополнительному образованию, которое в этом году отмечает в нашей стране свое столетие. Как вы к нему относитесь? Ведь подчас ребенок так устает на занятиях в кружках и секциях, что у него не остается сил на освоение школьной программы…
— Здесь все зависит от конкретного ребенка. Кто-то с удовольствием и вполне успешно совмещает довольно много видов деятельности, а кто-то тяготеет только к одному и углубляется в него самым серьезным образом. В нашем городе с дополнительным образованием дела обстоят весьма неплохо. Если я не ошибаюсь, порядка 90 % детей вовлечены в программы дополнительного образования. Можно смело утверждать, что в Санкт-Петербурге ситуация с дошкольным образованием уникальна. Наш университет тоже вносит свой вклад. Сейчас мы готовим концепцию Центрального района как образовательного кластера, учитывая исторические традиции, а также обилие на его территории музеев и театров, т. е. профильных учреждений, связанных с наукой и культурой, которые могли бы оказать содействие в реализации школьных образовательных программ. Уверен, что в результате нашей совместной работы мы сможем предложить такую структуру, где интересы каждого ребенка будут соблюдены, где он сможет выбрать то, что ему действительно интересно. Ресурсы научных и культурных учреждений будут активно использованы, что выведет наше образование на новый качественный уровень.

— Сейчас много говорят о том, какой учитель нужен современной школе — способный работать по новым информационным технологиям, компетентный, эрудированный. А готова ли современная школа принять такого учителя?

— Это непростая проблема. У нас очень хорошие образовательные традиции, и поэтому внедрять что-то новое нужно так, чтобы ни в коем случае их не утратить. Это проблема вечная: постоянно возникали новые образовательные практики и всегда стояла задача органично внедрить их в уже сущест¬вующую школьную практику. Сейчас активно обсуждается создание системы роста для учителей. Это необходимо и тоже будет способствовать тому, что люди будут оставаться в профессии. Но сделать это не очень просто. В течение последних лет с нашим участием и при активном участии Рособрнадзора и ряда других инстанций разрабатывается система определения компетенций учителей по разным предметам. Процесс этот идет, что называется, со скрипом и весьма настороженно воспринимается учительским сообществом, но продолжать его совершенно необходимо.

— Что такое образование? Сфера услуг, как сейчас нередко говорят? Система ценностей? Или что-то другое?
— Некоторые считают, что педагогика — это не наука. Но даже если не углубляться в терминологические споры, то совершенно очевидно одно, и с этим согласны все: педагогика — это важнейшая для общества междисциплинарная практика, от которой зависит состояние общества, да и собственно его существование. Мы занимаемся самым важным делом в жизни. Конечно, эта практика может изучаться с научной точки зрения. Безусловно и то, что достижения разных областей науки находят свое место в этой важнейшей практике, поэтому надо уйти от рассмотрения преподавания как сферы услуг. Нужно понимать, что это необходимая практика, обеспечивающая жизнеспособность нашего общества. Именно поэтому я считаю, что самые крупные ученые своего времени непременно должны участвовать в процессе подготовки будущих учителей.

— Герценовский университет реали¬зует проект установки памятника учителям, работавшим в блокадном Ленинграде…
— Завершился первый этап реализации этого проекта, в ходе которого рассматривались разные концепции памятника. Итоговая идея была одобрена, но она еще не имеет окончательного художественного воплощения. Сейчас мы ждем окончательного проекта, который можно будет утвердить в установленном порядке. Для памятника блокадному учителю мы готовы предоставить место на территории Герценовского университета перед главным зданием — между памятниками Константину Дмитриевичу Ушинскому и Ивану Ивановичу Бецкому. Должен сказать, что всем финалистам конкурса проектов памятника удастся реализовать свои идеи. Сейчас мы договорились об установке скульптуры, созданной одним из финалистов, возле президентского физико-математического лицея № 239. Работы других финалистов в уменьшенном масштабе мы постараемся разместить в разных точках нашего города. Это очень важный и нужный проект, потому что тема блокадного учителя для нас и для всего нашего города свята.

Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~JcsdK