Быть корабелом — престижно!

 

30 Сентября 2012

Быть корабелом — престижно!

— В январе 2011 г. Президент РФ Д. А. Медведев подписал указ, согласно которому Санкт-Петербургский государственный морской технический университет отнесен к числу федеральных государственных образовательных учреждений, самостоятельно устанавливающих образовательные стандарты и требования для реализации ими образовательных программ высшего профессионального образования. Расскажите, почему для вас было так важно получение этого статуса?
— Таких вузов в стране всего четыре: СПбГУ, МГУ, МГТУ им. Н. Э. Баумана и вот теперь СПбГМТУ. После того, как нашему вузу было предоставлено право самостоятельно определять содержание подготовки наших студентов по всем специальностям вне зависимости от федеральных стандартов и образовательных программ, мы получили возможность  выстраивать учебный процесс так, как считаем нужным, и максимально приблизить его к потребностям отрасли, к потребностям заказчика.
А наш главный заказчик — это Объединенная судостроительная корпорация, которая включает 80 % судостроительных предприятий и организаций, работающих в нашей стране,
т. е. практически все крупные заводы, научно-исследовательские институты, конструкторские бюро, проектные организации и все, касающееся судостроения. Теперь мы имеем возможность сделать учебный процесс и свои образовательные программы более приближенными к реальной жизни, и прежде всего к реальному потребителю наших образовательных услуг, т. е. к той отрасли, на которую мы работаем, — судостроительной.
— Сейчас как никогда актуальна проблема формирования и развития связи «школа—вуз—предприятие». Расскажите, пожалуйста, как проходит целевой набор в вашем вузе? С какими проблемами приходится сталкиваться?
— Все очень непросто. У нашего вуза есть договоры о сотрудничестве практически со всеми предприятиями. В этом году в рамках целевого набора было выделено 250 мест, и мы их практически заполнили. Объем целевого набора определяет не университет, а Правительство РФ в лице Министерства образования и науки и Министерства промышленности и торговли на основании заявок, полученных от предприятий, в которых указано, сколько и каких именно специалистов им требуется. К сожалению, очень часто кадровые службы этим и ограничиваются. Но одно дело —
составить абстрактную заявку, а другое — найти людей, которые будут учиться по заявленным в ней позициям. То есть складывается такая ситуация: места выделены, вуз готов принять и обучить людей, но желающих учиться нет. Чтобы изменить такое положение дел, необходимо проводить серьезную профориентационную работу: идти в школы, в техникумы, т. е. к потенциальным абитуриентам. Эту работу должны совместно проводить представители предприятий и сотрудники нашего университета, отвечающие за формирование студенческого контингента. Информацию о предприятиях, научно-исследовательских институтах, конструкторских бюро, о том, чем именно они занимаются, каковы там зарплата и социальные пакеты, молодые люди должны получать непосредственно от будущего работодателя. Ведь именно он прежде всего заинтересован в квалифицированных кадрах. А для этого надо сделать так, чтобы выпускник с самого начала  захотел работать в отрасли, а значит, и получить соответствующее образование, тогда он гарантированно после окончания вуза свяжет свою жизнь с осознанно выбранной профессией. Это большая и серьезная работа. На предприятиях Объединенной судостроительной корпорации следует со-
здать соответствующие службы, необходимо продумать структуру сайта корпорации — ведь  молодые люди ищут информацию в основном в Интернете.
— Охотно ли молодежь идет учиться в технические вузы?
— К сожалению, нет. Сейчас молодежь, к моему сожалению, больше ориентирована на гуманитарные специальности. Хотя в России явный переизбыток подобных специалистов и выпускникам этих учебных заведений очень трудно найти работу. При поступлении в технический вуз нужно сдать в качестве ЕГЭ математику, русский язык и физику. В нашем городе из без малого 22 тыс. выпускников физику в этом году сдавали только около 6 тыс. В целом по стране ситуация аналогична. Это означает, что только каждый третий намеревается поступить в технический вуз, а ведь количество мест в технических вузах не меньше, если не больше, чем в гуманитарных. Налицо огромный перекос в сторону гуманитарных вузов. В глобальном смысле все эти проблемы приводят к серьезным техногенным катастрофам — не хватает инженеров, не хватает рабочих. Сложившуюся ситуацию нужно исправлять! Нужно в первую очередь создать соответствующие условия, чтобы трудовые ресурсы и трудовые потоки изначально, еще на этапе набора будущих специалистов в вузы, распределялись правильно. На мой взгляд, поможет также введение физики в качестве обязательного единого государственного экзамена. Мне кажется неправильным, что этот предмет не имеет выходного контроля.
— Заинтересована  ли молодежь в получении специальностей, связанных с оборонной промышленностью? Какой процент студентов вашего вуза обучается по линии государственного оборонного заказа?
— К сожалению, нет. В наше время из патриотизма люди работать в оборону не пойдут. Выход один — создать такие условия, при которых молодое поколение захочет этим заниматься. Во-первых, выделить группу вузов, работающих на оборону. Во-вторых, создать преференции для тех молодых людей, которые пойдут учиться в оборонные вузы и затем работать в оборонный комплекс. К примеру, можно значительно увеличить стипендию. Сделать так, чтобы звание офицера запаса можно было получить, только обучаясь в оборонных вузах. Можно гарантировать достойное место распределения и достойную зарплату, соответствующий социальный пакет. И тогда люди потянутся. Что касается выпускников нашего вуза, то практически все они работают на оборону. Это и проектанты подводных лодок, и проектанты боевых кораблей, и многие другие специалисты.  Но мы также сталкиваемся с большими сложностями при наборе студентов на первый курс. Резкий перекос в сторону гуманитарных вузов наносит стране  огромный урон. Об этом много говорится, но, к сожалению, почти ничего не делается для изменения ситуации.
— Но ваш вуз пытается решать эти проблемы в рамках своей деятельности — у вас есть колледж, а ровно год назад в школе № 362 Московского района  были открыты Морские классы. Довольны ли вы результатами их работы?
— Наш колледж, или среднетехнический факультет, как мы его называем, существует уже
20 лет. Мы ежегодно набираем 150–200 человек после девятого класса среднеобразовательной школы и в течение двух лет обучаем их у себя, после чего наиболее талантливые и заинтересованные ребята идут учиться к нам. Поэтому можно сказать, что это своего рода наша работа по подготовке рабочих кадров. Выпускники колледжа для нас — золотые студенты. Ко времени поступления они уже знают студенческую жизнь, ориентированы на определенный способ получения знаний, отличный от школьного. И, как правило, впоследствии эти люди делают очень хорошую карьеру. Что касается Морских классов, то эта работа только начинается. Посмотрим, что из этого получится. Надеемся, что обучающиеся там молодые люди станут нашими студентами. Конечно, мы планируем привлекать к работе со школьниками и предприятия. Однако уже сейчас можно отметить активное сотрудничество с Центром образования № 2 Московского района, в котором организованы Морские классы, выпускники которых уже в этом году пришли в университет. В наступившем учебном году преподаватели университета будут вести в Центре курсы морской энциклопедии, математики, физики. Я думаю, что это перспективное направление нашей профориентационной работы.
— Студенты и выпускники вузов активно занимаются наукой?
— СПбГМТУ по ряду показателей находится на первом месте в городе по количеству научных исследований. Молодежь идет в науку с большим удовольствием. Нужно только создавать условия и получать соответствующее финансирование, чтобы обеспечить их научную деятельность. Раньше если предприятие получало заказ на постройку какого-либо объекта, то в смете изначально  были заложены деньги на научно-исследовательские и конструкторские работы —  
5–10 % от общей суммы. Сейчас этого нет.
А промышленность находится в таком состоянии, что финансировать научно-исследовательские и конструкторские работы она не может, потому что это повышает себестоимость продукта. Чтобы исправить ситуацию, необходимо принять соответствующие решения. Разумно было бы законодательно установить отчисления от промышленных заказов. Это не очень удорожит производство продукции, зато будет  огромной помощью высшей школе в плане ведения научно-исследовательских работ и профессионального роста специалистов, выполняющих эти работы.
Определенный импульс развития, в том числе и студенческой науки, придала Программа стратегического развития университета, получившая поддержку со стороны Минобрнауки России. Все научные исследования и разработки, проводящиеся в рамках Программы, обязательно предполагают участие студентов и аспирантов. Это способствует привлечению ребят  к научно-исследовательской деятельности в сфере кораблестроения, подводной техники, альтернативных видов энергетики, энергосбережения.
— Активно ли СПбГМТУ поддерживает международные связи?
— Да, очень активно. Мы проводим международные конференции. Наши студенты выезжают за рубеж для знакомства с судостроительным производством передовых в этом отношении стран. Они уже побывали в Англии, Китае, сейчас формируется группа для поездки во Францию на Всемирную судостроительную выставку. У нас много иностранных студентов — около 400 человек. Мы отправляем своих студентов на стажировки в различные фирмы, занимающиеся разработкой математического обеспечения и систем проектирования, к примеру Bureau Veritas.  Наш вуз хорошо известен за границей и пользуется там большим уважением. Недавно мы получили грант на $750 тыс. от BP (British Petrolium). В рамках этого гранта к нам приезжают читать лекции ведущие западные специалисты. За счет выделенных средств мы поддерживаем студентов и аспирантов, выполняющих определенные научно-исследовательские работы. У вуза огромный потенциал в сфере международного сотрудничества и совместной работы с иностранными коллегами, в частности в области ледового судостроения. Это тема, которая интересует не только нас, но и наших зарубежных партнеров. Работа ведется активно и успешно во многом благодаря тому, что ею руководит Кирилл Всеволодович Рождественский, проректор по международным связям, который хорошо известен за рубежом и имеет огромные связи.
В настоящее время разрабатываются совместные программы обучения с хельсинским университетом Аалто. В рамках упоминавшейся Программы стратегического развития реализуются проекты, направленные на повышение академической мобильности наших студентов.
— Отслеживаете ли вы, какой процент выпускников работает по специальности?
— Разумеется. И с удовольствием констатирую, что почти 80 % наших выпускников приходят работать в судовую промышленность, а это свидетельствует о том, что вуз свою задачу выполняет. Все директора предприятий соответствующего профиля, главные конструкторы, главные инженеры и работники среднего звена — выпускники нашего вуза. Наш университет в этом отношении для отрасли уникален. У нас нет проблем с трудоустройством наших выпускников, потому что они получают прекрасное образование.
— Ваши студенты принимают участие в яхтенных походах, в том числе в  ежегодных яхтенных походах в страны Балтии, в Межвузовском фестивале «Морфест», организованном СПбГМТУ совместно с Государственной морской академией им. адмирала С. О. Макарова, Санкт-Петербургским государственным университетом водных коммуникаций, Российским государственным гидрометеорологическим университетом. Можно ли сказать, что ваш вуз активно вовлекает студентов в творческую жизнь, неразрывно связанную с морской тематикой?
— Да, студенческая жизнь в Корабелке кипит. В свое время мы поставили перед собой задачу возродить и сохранить все традиции, которые существовали здесь до перестройки. Был период, когда все это пришло в упадок. А сейчас ситуация в корне изменилась. И в основном это заслуга моего заместителя Анатолия Николаевича Константинова. Фестиваль, о котором вы говорите, мы проводим уже в пятый раз. Он уже приобрел статус международного. Прошлый фестиваль был связан с 300-летием Ломоносова, мероприятия проводились не только у нас, но и в Архангельске, Москве. У нас на каждом факультете есть самодеятельные коллективы — всего их около 30.  Мы уже много лет проводим фестиваль «Весна на Лоцманской». Наш хор — призер международных фестивалей. Мы устраиваем  ежегодные шлюпочные походы. Практически пройдены все главные водные артерии страны, но прокладываются  новые маршруты, и флаг Корабелки несут по всей стране. Ребятам некогда скучать. Я жалею о тех временах, когда студенты формировались в строительные отряды. Это важный социальный момент, который позволял внутри каждой группы людей создать коллектив, выделить лидеров. Строительные отряды решали и серьезные задачи для страны, это была привлеченная рабочая сила в большом количестве, но и оплачивались они хорошо — в течение года студентам не надо было отвлекаться на зарабатывание денег. Сейчас стипендия маленькая, как бы мы ни говорили об ее увеличении, и естественно, многие ребята работают. С одной стороны, человек вращается в среде, в которой потом ему предстоит работать, приобретает какие-то навыки, но с другой — это мешает учебе.
— Миссия СПбГМТУ заключается в развитии и реализации интеллектуального потенциала страны в интересах укрепления позиций Российской Федерации в качестве великой морской державы.  На сайте СПбГМТУ в разделе «История вуза» есть следующие строки: «За минувшее столетие именно они (выпускники вуза) не раз возрождали отечественный Военно-морской флот». Что, по вашему мнению, следует сделать для возрождения отечественного флота?
— Для этого нужно прежде всего модернизировать судостроительные предприятия. Далее — сделать профессию корабела чрезвычайно привлекательной. А для этого все, кто работает на флот, и в первую очередь Военно-морской, должны четко знать: сколько, каких кораблей, в какие сроки должно быть построено. Сейчас объявлена программа модернизации и переоснащения российского флота, и мы будем готовить для этого кадры, владеющие современными методами проектирования, современными технологиями производства, но проблем, к сожалению, остается еще очень много. Со-
здание подводной лодки — задача по некоторым показателям даже более сложная, чем постройка космического корабля. Отдельное конструкторское бюро, завод, университет или НИИ не могут сделать всю работу: возникают проблемы с изготовлением тех агрегатов, которые нельзя изготовить в рамках судостроительной верфи, и  нужно подключать к работе смежные предприятия, многие из которых были закрыты либо связи с ними потеряны.
 Одна из важнейших задач — создание гражданского флота. В России гражданское судостроение никогда не было в фаворе. Мы традиционно работали в основном на боевую технику. И гражданский флот — это огромная ниша, которую нужно осваивать. Необходимо обновлять флот: строить буровые установки, строить суда, которые будут перевозить нефть, газ, лес. Весь коммерческий флот, который у нас есть, к сожалению, очень старый, изношенный. Есть несколько проектов, которые должны быть реализованы в ближайшие годы. Скажем, проект строительства верфи в Кронштадте, которая будет способна выпускать танкеры, газовозы, но пока это только проект, который реализуется в течение 3–5 лет. Подобный проект совместно с нашими корейскими коллегами уже почти реализован на Дальнем Востоке. Создание такой отрасли или части отрасли, как гражданское судостроение — это грандиозная задача, и во многом время было упущено. Сейчас уже почти невозможно конкурировать в создании танкеров,  газовозов, нефтевозов, вышек и прочей подобной техники с теми же корейцами, японцами, вьетнамцами, китайцами, которые целиком заняли этот рынок. Они построили свои верфи, выпускающие такого рода судовую технику, где-то в 60 — начале 70-х, реализовав новый подход к их строительству. Верфи занимают огромные территории и обеспечивают крупносерийное производство, спуская за год в среднем 354 судна. У нас пароход строится в среднем 3–4 года. К тому же производство продукции получается более дорогим — прежде всего из-за погодных условий. К примеру, в Корее средняя температура воздуха в зоне расположения верфей — 17 градусов тепла, и весь технологический процесс, за исключением окраски, может быть развернут на открытом воздухе. Там дешевая рабочая сила. По всем показателям себестоимость конечного продукта у них гораздо ниже, поэтому конкурировать с ними практически невозможно. Кстати, это не только наша проблема. Американцы, например, тоже предпочитают закупать суда. Либо нужно совершать технологический прорыв и менять технологии, либо смириться с этой ситуацией. Ведь у нас есть другие ниши, которые просто необходимо осваивать.
— Какие именно ниши, на ваш взгляд, нужно осваивать в первую очередь?
— Во-первых, наша страна изрезана реками, следовательно, нужно строить речной транспорт: речные, пассажирские суда. Последние должны стать настоящим транспортом. Даже в нашем городе было бы очень удобно добираться в Кронштадт по воде. Не говоря уж о Волге, о сибирских реках.  
В Сибири ведь другого сообщения вообще нет. Немногие действующие суда — в крайне плачевном состоянии. Туда выезжал Совет безопасности во главе с Николаем Платоновичем Патрушевым, и они серьезно озаботились этими проблемами. Вопрос транспортного сообщения в  Сибири легче всего решить как раз строительством речного флота. Это экологически чистый и самый дешевый вид транспорта. Во-вторых, нужно строить лесовозы, чтобы  перестать возить лес плотами, как это происходит сейчас, и не наносить вреда природе. В-третьих, мы можем строить сложные технологические ледовые суда, приспособленные для работы в Арктике, ведь нам уже сейчас не хватает ледоколов. В-четвертых, мы можем создавать наукоемкую продукцию, суда с ядерной энергетикой, которую корейцы, китайцы или  японцы не будут производить, потому что им это не нужно, ведь они прочно заняли свою нишу. В-пятых, у нас скверная ситуация с рыболовным флотом — мы вынуждены брать в лизинг у китайцев, японцев на Дальнем Востоке старые корабли, на которых просто опасно работать. Вообще в отношении коммерческого флота остро стоит проблема заказчика. Коммерческий флот кто-то должен заказать, кто-то должен захотеть возить пассажиров по реке, возить лес, купить рыбакам новые катера и корабли, но желающих нет. Раньше этим занималось государство. Сейчас оно финансирует  боевой флот. Однако мы приходим к выводу, что при строительстве коммерческого флота помощь со стороны государства на каком-то этапе просто необходима. Это будет заодно загрузка и стимул развития гражданской судостроительной отрасли. Есть много проблем в отношении среднего, малого кораблестроения, специального флота. И они должны оставаться в центре внимания государства и общественности.

 

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~mxaYu