«Не может быть клиники отдельно от науки и образования»

 
Фото из архива СЗГМУ им. И. И. Мечникова

Фото из архива СЗГМУ им. И. И. Мечникова

30 Сентября 2019

«Не может быть клиники отдельно от науки и образования»

Интервью с ректором Северо-Западного государственного медицинского университета имени И. И. Мечникова доктором медицинских наук, профессором Сергеем Анатольевичем Сайгановым.

— Северо-Западный государственный медицинский университет имени И. И. Мечникова (СЗГМУ) был образован в 2011 г. в результате слияния Санкт-Петербургской государственной медицинской академии имени И. И. Мечникова и Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования. Можно ли спустя восемь лет утверждать, что решение об их объединении было правильным? 
— Слияние двух академий было несомненно логичным и оправданным: одна занималась обучением студентов, вторая — ординаторов, аспирантов и врачей, проходивших курсы повышения квалификации. И когда их объединили, мы стали вести подготовку кадров на всех уровнях: подготовительное отделение, специалитет, ординатура, аспирантура, обучение практикующих врачей в рамках повышения квалификации и непрерывного медицинского образования. Обе академии до слияния имели богатую и долгую историю. Первый в России Клинический институт для усовершенствования врачей был образован в 1885 г. при покровительстве великой княгини Елены Павловны. В те времена была огромная пропасть между уровнем врачебных знаний столичных и земских врачей. И знаменитые профессора медицины Николай Иванович Пирогов, Эдуард Эдуардович Эйхвальд, Николай Фёдорович Здекауер впервые задумались о том, что врачей нужно учить на протяжении всей их профессиональной жизни, а не только в рамках начальной подготовки. Фактически непрерывное медицинское образование было придумано еще тогда. Так и был создан первый институт, где учили не на врача, а врачей. Причем это была вольная школа, там были бесплатные и платные лекции, на которые врачи записывались по собственной инициативе. В советские годы этот вуз был известен в стране как ¬ЛенГИДУВ — Ленинградский государственный институт для усовершенствования врачей. Санкт-Петербургская государственная медицинская академия имени И. И. Мечникова берет свое начало от Психоневрологического института, основанного Владимиром Михайловичем Бехтеревым. Позже этот институт был преобразован в Институт медицинских знаний, который вел уже более широкую подготовку врачей. Затем его переименовали во 2-й Ленинградский медицинский институт, а в послевоенные годы, когда в стране царили эпидемии и антисанитария, когда перед врачами стояли очень сложные задачи (проблемы коммунальной и профессиональной гигиены, заболеваний труда, эпидемиологии), а специалистов, способных их решить, на тот момент не существовало, было принято решение о подготовке врачей медико-профилактического профиля. Для этого 2-й ЛМИ был преобразован в Ленинградский санитарно-гигиенический медицинский институт, знаменитый Сангиг. Позже здесь появился лечебный факультет, а в 1994 г. институт получил статус академии и новое название — Санкт-Петербургская государственная медицинская академия имени И. И. Мечникова. 

— Сейчас много говорят о необходимости интеграции наших врачей в международное пространство для быстрого и качественного обмена опытом и осведомленности в отношении зарубежных научных исследований и внедряемых практик. Как обстоят с этим дела в вашем вузе?
— Сейчас с этим больших проблем нет. Международные барьеры практически стираются. Я кардиолог, заведую кафедрой госпитальной терапии и кардиологии. Приведу пример из своей области: Российское кардиологическое общество входит в состав Европейской ассоциации кардиологов, которое только что провело конгресс в Париже. Все новейшие рекомендации выложены на сайте ассоциации — читай и получай знания. Есть целая международная база данных, существуют индексы цитирования, вся эта информация открыта. Для получения новых знаний требуется только желание врача. Профессиональные медицинские сообщества, особенно европейские, все больше интегрируются друг с другом. Но надо сказать, что наш вуз активно сотрудничает не только с Европой, но и с КНР, у нас давно практикуются российско-китайские обмены. По медико-профилактическому направлению мы тесно взаимодействуем с коллегами из Японии. Сейчас мы с ними обсуждаем детали двойного диплома по магистратуре «Общественное здравоохранение (Public health)». Широко распространена академическая мобильность студентов. В этом году мы впервые провели летнюю школу для студентов из зарубежных стран. Желающих оказалось так много, что мы едва смогли их принять и обеспечить всем необходимым. В ближайшее время решено проводить не только летние, но и зимние школы, и впереди у нас зимняя школа по кардиохирургии. Университет реализует совместные научные программы не только с российскими, но и европейскими, и американскими коллегами. Несколько коллег из зарубежных стран имеют статус приглашенного профессора нашего университета. Международное сотрудничество развивается всё более активно, поэтому с уверенностью можно утверждать, что мы нисколько не изолированы от международного научного и образовательного сообщества. 

— В структуре возглавляемого вами вуза работает уникальный Центр дифференциальной диагностики лимфаденопатий, куда едут за точным диагнозом и лечением не только петербуржцы, но и жители всех регионов нашей страны. Расскажите, пожалуйста, о нем.
— Да, это одна из уникальных клинических структур университета. В свое время мы поняли, что пациенты с лимфаденопатией в нашей стране не могут найти какое-то единое место для диагностики и дальнейшего лечения, потому что в диагностике и лечении этой патологии задействованы различные врачи — это и онкологи, и онкогематологи, и хирурги, и морфологи. Пациенты в своих населенных пунктах ходили по кругу от одного специалиста к другому. Тут и знающий человек с трудом бы освоил эту логистику, а если это пациент, который с медициной никак не связан, то ему вдвойне сложнее было вовремя получить качественную медицинскую помощь. И тогда академик Вадим Иванович Мазуров, который в то время был проректором по клинической работе в нашем университете, предложил создать Центр дифференциальной диагностики лимфаденопатий, которым сейчас руководит профессор Юрий Александрович Криволапов. К нам направляют пациента с подозрением на подобный диагноз, его тут же осматривают врачи разных профилей, здесь же берут биопсию. В лаборатории центра, которая оборудована на самом высоком уровне, определяют морфологию данного заболевания, чтобы было понятно, какую схему лечения назначить пациенту с той или иной патологией. Мы устанавливаем диагноз, лечим и затем наблюдаем пациента. Центр действительно уникален, сюда едут за качественной медицинской помощью со всей страны.

— Расскажите, пожалуйста, о медицинской микологии, которая развивается в университете. Действительно ли 80 % жителей Северо-Запада заражены патогенными грибками и что это значит?
— Одно из структурных подразделений университета — НИИ медицинской микологии имени Н. П. Кашкина, которым заведует профессор Наталья Всеволодовна Васильева. Это научное подразделение, но там есть и клиника. В нашем университете мы проповедуем такой принцип, что не может быть клиники отдельно от науки и образования, это три неразрывно связанных процесса. И если преподаватель не занимается практической и научной деятельностью, он не может в совершенстве знать свою профессию и соответственно преподавать ее на должном уровне. Поэтому практически все наши врачи задействованы в научном и образовательном процессах университета и преподают клинические дисциплины. НИИ медицинской микологии имени Н. П. Кашкина оснащен уникальными микологическими и микробиологическими лабораториями, в нем представлена уникальная не только для нашей страны, но и всего мира коллекция патогенных грибов. Кажется, что грибковые заболевания встречаются достаточно редко, а вместе с тем статистика, которую вы привели, точна. Мы живем в неблагополучном климате. Ноги все время держим в теплой обуви, они становятся влажными, а это лучшая среда для разрастания грибков. Спе¬циалисты-микологи, работающие в институте, могут диагностировать не только грибковые заболевания человека, но и проводить диагностику грибковых поражений зданий и сооружений, и за такой экспертизой к нам обращаются часто. Далеко не всегда такие поражения обнаруживаются в старых постройках. Недавно после результатов нашей экспертизы был разрушен почти готовый федеральный медицинский центр. Оказалось, что для его строительства использовались неправильные строительные материалы, и это спровоцировало рост грибка, который выявили наши эксперты. Опасно еще и то, что плесень не всегда видна. Иногда здание поражено грибком, а на поверхности его не видно. Проблема грибковых поражений зданий в нашем городе стоит очень остро. Старые строения с сырыми подвалами создают благоприятную среду для разрастания плесневых грибов, которые провоцируют у человека тяжелые заболевания. Candida albicans постоянно мутирует и трудно лечится. А уж если поражение данным грибком охватывает медицинское учреждение, это становится огромной проблемой — проблемой национальной биологической безопасности. И наши ученые сейчас вплотную занялись ею. 

— В каких еще направлениях медицины силен ваш университет?
— Конечно, это медико-профилактическое направление, генетические исследования, сердечно-сосудистая хирургия, ортопедия, травматология, офтальмология, эндокринология и ревматология. Сейчас в структуре университета создается институт ревматологии, который возглавит академик Вадим Иванович Мазуров. Наша ревматологическая школа — одна из самых мощных в стране, сейчас в университете функционирует центр иммунобиологической терапии, отделение ревматологии, кафедра терапии ревматологии, которую возглавляет В. И. Мазуров. Мы курируем профильные стационары города, оказываем методическую и учебную помощь ревматологическим стационарам и отделениям больниц Санкт-Петербурга. Создание института поможет структурировать все эти направления деятельности наших ревматологов. Другое сильное направление — арктическая медицина. В структуре вуза под руководством профессора Максима Валерьевича Чащина работает научно-исследовательская лаборатория арктической медицины, наши специалисты ездят в экспедиции в Арктику и изучают экологию Арктической зоны, к сожалению, сильно испорченную в советское время. Людей там живет мало, а вот проблем создано много — сильное токсическое заражение определенных участков местности оказывает значимое влияние на демографические показатели, продолжительность жизни и заболеваемость проживающих в этой зоне. 

— Расскажите, пожалуйста, о деятельности научно-образовательного медицинского кластера «Северный».
— Наш университет входит в состав ¬научно-образовательного кластера «Северный» и является его ядром. Туда же входят расположенный в Архангельске Северный государственный медицинский университет (и наша лаборатория арктической медицины активно сотрудничает с ним), медицинский институт (бывший факультет) Петрозаводского государственного университета. Сейчас мы направили обращение в Министерство здравоохранения РФ о вхождении в кластер медицинского факультета Псковского государственного университета и надеемся, что в скором времени прирастем еще одним участником. Взаимодействие внутри кластера позволяет гораздо быстрее разрабатывать сетевые программы обучения, помогать друг другу по тем или иным направлениям. Мы довольны тем, как идет работа. 

— Для курирования реализации региональных программ национального проекта «Здравоохранение» на базе СЗГМУ имени И. И. Мечникова создан проектный офис. Как он функционирует? Расскажите, пожалуйста, какие проблемы медицины в регионах являются на сегодняшний день основными?
— В рамках национального проекта «Здравоохранение» существует несколько задач. Это и снижение смертности, и повышение продолжительности жизни. Одна из важнейших задач — ликвидация нехватки кадров в первичном звене, то есть участковых терапевтов и врачей-специалистов поликлиник. Фактический дефицит врачей первичного звена превышает в некоторых регионах 50 %. И мы как вуз должны помочь восполнить этот дефицит. Конечно, ребята, которые приезжают учиться к нам, потом хотят остаться работать в Санкт-Петербурге, где уже общий профицит врачей, хотя в первичном звене дефицит и у нас сохраняется. Сейчас реализуется программа «Вуз — регион»: Министерство здравоохранения РФ поручило вузам курировать регионы и не только способствовать ликвидации дефицита кадров, но и оказывать методическую помощь, помогать в разработке дорожной карты для достижения целей национального проекта «Здравоохранение». В нашем вузе создан проектный офис по развитию регионального здравоохранения. Это направление курирует проректор профессор Александр Витальевич Мельцер. Мы проводим аналитику заболеваемости и смертности населения, аналитику наличия медицинских кадров и уровня их подготовки, даем рекомендации по маршрутизации пациентов, готовим специальные короткие очно-заочные циклы для врачей первичного звена, если видим, что они допускают много ошибок в своей практике. В ликвидации дефицита кадров нам помогает целевое ¬обучение. Из всех обучающихся на лечебном факультете нашего университета целевики составляют 50 %, на медико-профилактическом — 60 %. В этом году вышел новый закон о целевом обучении, в котором четко прописана ответственность как обучающегося, так и работодателя. То есть если человек обучился по целевому направлению и не стал отрабатывать положенные несколько лет, он обязан оплатить вузу стоимость своего бюджетного обучения. А если работодатель отказался брать на работу своего целевика, тогда вернуть вузу затраченные на обучение деньги должен он. Теперь студент может заключать договор о целевом обучении на любом этапе образовательного процесса. Конечно, целевое обучение — это один из способов ликвидации дефицита кадров, но в дополнение к этому сами регионы должны сделать всё возможное для привлечения молодых специалистов. Кстати, повышение престижа врача первичного звена — проблема не только российская. Точно так же обстоят дела и в тех зарубежных странах, где есть явная периферия и низкая плотность населения. В них врачи тоже не очень-то хотят работать в оторванных от цивилизации местах и стремятся в крупные города. 

— Сейчас много говорят о том, что для российской медицины критически важным является развитие профилактического направления и ранней диагностики. Это действительно так? 
— Если говорить о качестве оказания медицинской помощи, наша страна приближается к достаточно высокому уровню, по крайней мере, в крупных городах и районных центрах. На первом месте среди причин смертности населения — сердечно-сосудистые заболевания, львиную долю из которых занимает ишемическая болезнь сердца. Высокотехнологичная медицинская помощь пациентам с острым коронарным синдромом налажена отлично, на нее из бюджета выделяются значительные средства. Из регионов к нам приезжают люди за квотами, в очереди практически не стоят, помощь оказывается сразу. Но всё это не привело к значимому снижению процента летальности. Роль высоких технологий в уменьшении летальности незначительна и составляет всего 5–7 %. Оптимальная медикаментозная терапия сокращает летальность еще на 20–30 %. Однако всё это не спасает от развития самого заболевания. Для того чтобы уменьшить смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, надо сделать так, чтобы они развивались у как можно меньшего количества людей. А это в первую очередь первичная профилактика, коррекция образа жизни и модифицированных факторов риска. Всё это уменьшает статистику летальности на 40 %. И вот здесь мы выходим за рамки оказания медицинской помощи и начинаем говорить об общественном здоровье. Врач работает с конкретным пациентом, он не проводит популяционную профилактику, а именно она здесь необходима. Сейчас центры медицинской профилактики переименовываются в центры общественного здоровья и начинают работу по популяционной профилактике. Когда к нам приходит пациент с высоким артериальным давлением, а у нас это фактически половина населения, только 14 % из которых лечится адекватно, то прежде всего такому пациенту нужно пересмотреть отношение к образу жизни. Ведь фактически артериальная гипертензия — это болезнь цивилизации. Наследственный фактор в смертности составляет всего 15 %. Всё остальное — это макро- и микроэкология, образ жизни. Это то, что зависит от нас. Поэтому для того, чтобы россияне жили долго, они должны понимать, что их жизнь — в их собственных руках. Врач может помочь пациенту в критическом состоянии, но жить полноценно и долго пациент будет только благодаря изменению образа жизни, то есть только благодаря себе. Человек должен быть мотивирован на то, чтобы остаться здоровым, — не пить, не курить, заниматься физкультурой, избегать тяжелых стрессов. Здесь очень важна роль муниципалитетов, а также СМИ, которые должны вести пропаганду здорового образа жизни. Немаловажным условием является и наличие достойной заработной платы. В национальном проекте «Здравоохранение» говорится о том, что к 2024 г. средняя продолжительность жизни россиян должна достичь 78 лет. И это задача не только медицины — это комплексная задача. Без вас мы не справимся! 

— Расскажите, пожалуйста, о малых инновационных предприятиях, которые созданы вузом совместно с индустриальными партнерами. Интересно ли вузу такое направление работы?
— Малые инновационные предприятия (МИП) созданы для того чтобы, во-первых, вводить в практику здравоохранения ¬научные разработки, которые патентует вуз, а во-вторых, чтобы помочь вузу получить какой-то заработок на собственное развитие. У нас сейчас есть три МИПа, готовимся создать четвертое. Сделать так, чтобы новая методика заработала, достаточно сложно. Необходимо получить патент, а в некоторых случаях еще и регистрацию медицинского изделия, а в нашей стране, не обладая большими ресурсами, и то и другое сделать непросто, потому что это очень трудоемко, затратно и отнимает очень много времени. Когда какой-то препарат выпускает крупная фармацевтическая фирма, над решением задачи по регистрации средства работают 40 % ее сотрудников. У таких фирм есть кадровый и финансовый ресурс для решения сложных задач. МИПу это сделать крайне тяжело. Сейчас Министерство науки и высшего образования РФ выделяет субсидии по грантам для регистрации изделий, выпускаемых институтами и университетами. Наш МИП «Институт стоматологии» разрабатывает и внедряет в практику передовые достижения наших стоматологов, и они уже активно используются на практике. Мы очень довольны его работой, благодаря которой вуз получает прибыль. МИП «Биологическая безопасность» сейчас только в начале своего пути. Он занимается разработкой современных безвёдерных способов уборки медицинских учреждений. Результат такой уборки не просто чистота, но еще и безопасность пациентов, особенно пациентов трансплантологии, хирургических, онкологических, гематологических отделений. Нельзя допустить распространения инфекции. Наверное, все слышали о стафилококковой инфекции, которой, к несчастью, пациенты иногда заражаются в больницах. Это совершенно недопустимо. Например, в Финляндии разработаны новейшие способы уборки медицинских учреждений, а для того, чтобы сотрудника допустили к уборке, он должен пройти специальное обучение, которое длится два года! Наш третий МИП занимается разработкой программного обеспечения для больниц и органов здравоохранения. Четвертый МИП, который сейчас создается, — Институт гастроэнтерологии. У нас есть три патента на новые методики исследования печени, но пока это только патенты. Мы надеемся, что у нас всё получится. Редкий вуз может похвастаться наличием малых инновационных предприятий, которые к тому же эффективно работают и приносят прибыль. И мы будем и дальше развивать это направление. 

— В одном из интервью вы сказали, что мечтаете о создании единого научно-клинического комплекса на Пискарёвском проспекте. Для чего он нужен университету, что будет собой представлять?
— Наш университет сейчас разбросан по всему городу. У нас только пять основных площадок, не считая второстепенных: Пискарёвский проспект, Кирочная улица, Заневский проспект, Октябрьская набережная, улица Сантьяго-де-Куба. Идею создания единого научно-клинического комплекса предложил президент нашего университета профессор Отари Гивиевич Хурцилава. Предполагается, что мы соединим все наши клинические кафедры и клинические подразделения в одном месте и там же сделаем большую научно-исследовательскую лабораторию. Это улучшит логистику и учебного, и медицинского процесса, а также позволит создавать более качественный ¬научный продукт. На Пискарёвском проспекте есть свободные 20 га, принадлежащие нашему университету, — этого достаточно для строительства современной научной клиники. Старые здания входят в культурно-парковый ансамбль, который охраняет КГИОП, и там мы планируем разместить клинические кафедры, собрав их со всего города. Стоимость создания этого комплекса достаточно высока, но мы всё же надеемся, что когда-нибудь нам удастся осуществить этот проект. В 2014 г. нам было обещано, что он будет реализован к 2016–2017 гг., но экономическая ситуация в стране изменилась. Министр здравоохранения РФ Вероника Игоревна Скворцова знакома с концепцией научно-клинического комплекса и поддерживает нас. Времена меняются, и наша экономика развивается. Мы с оптимизмом смотрим в будущее. Создание такого комплекса стало бы логичным продолжением развития нашего университета. 

Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ВЕСТНИК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ. 7 (150) СЕНТЯБРЬ 2019
Источник:  https://nstar-spb.ru
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~MAl2x