«Лучшая пропаганда частного образования – это наши выпускники»

 

1 Мая 2014

«Лучшая пропаганда частного образования – это наши выпускники»

Интервью ректора Международного банковского института профессора Алексея Сергеевича Харланова.

— Международный банковский институт (МБИ) основан в начале 90-х — в период не только политического, но и острого экономического кризиса. Каким требованиям времени отвечал новый вуз? Какие цели и задачи ставили перед собой его основатели и как вузу удалось выжить и достойно развиваться в это время?
— 90-е годы для экономики нашей страны стали переходным периодом. Помимо господствовавших в советское время государственных банков начали в огромном количестве появляться коммерческие банки, биржи, финансовые, страховые, инвестиционные и иные компании. Формирование финансово-кредитной банковской системы в России осуществлялось стихийно, как и многое другое в этот непростой период. Новое время потребовало новых специалистов. Основатели Международного банковского института поставили перед собой задачу создать уникальную структуру в области образования для перечисленных финансовых структур. Отдельные учебные программы реализовывались совместно с иностранными университетами и банковскими институтами. Создание вуза поддержали и Владимир Владимирович Путин, и Анатолий Александрович Собчак, и Алексей Леонидович Кудрин. Практически Международный банковский институт стал первым специализированным вузом страны, организовавшим целевую подготовку, переподготовку и повышение квалификации специалистов всех уровней для коммерческих банков, бирж, финансовых, инвестиционных и иных компаний.

— А государственные вузы не готовили тогда таких специалистов?
— Государственные вузы занимались в большей степени теоретизированием, чем практической деятельностью. К тому же они во многом сохраняли ориентацию на разработанные еще в советское время образовательные стандарты подготовки финансовых специалистов. В тот период нужно было очень быстро переключиться на запросы нового времени, проявить гибкость, а для огромной
устоявшейся структуры государственного вуза это не всегда просто. Мы не только приглашали западных специалистов, но и предоставляли возможность нашим банкирам выезжать за рубеж и получать живой опыт общения с западными коллегами.

— Наверняка в первые годы существования вузу приходилось бороться за абиту-риентов и свое место среди высших учебных заведений нашего города.
— Во-первых, с первого дня жизни института нас поддерживало профессиональное сообщество не только Санкт-Петербурга, но и всей России. Профессиональное сообщество оказывало поддержку нашим инициативам, и это позволило достаточно быстро институту занять лидирующие позиции в образовательном пространстве. Во-вторых, понимая важность нашей деятельности по финансовому просвещению и повышению уровня финансовой грамотности, мы имели поддержку федеральных и региональных органов исполнительной власти. В-третьих, нам помогли внешние условия - к нам приходили молодые люди, мечтавшие стать банкирами. В те времена многие простились с мечтой стать космонавтами или учеными. Страна подталкивала народ к выбору «поближе» к деньгам. После первых двух-трех лет существования вуза, когда многие банки начали обучаться у нас в массовом порядке, все поняли, что нам можно доверять. И тогда к нам потянулись и частные лица. Это была наша победа. На третий-четвертый год у нас уже был гарантированный набор абитуриентов.

— Приходится ли вашим выпускникам сегодня сталкиваться с предрассудками в отношении частного образования?
— Нет, сегодня такой проблемы для нашего вуза не существует. Нам доверяют, и мы это доверие заслужили.
Давайте немного вспомним историю – негосударственное высшее образование, это не нововведение современной России, негосударственные вузы существовали еще в начале XIX века и неправительственное вольное образование заслужило авторитет тем, что позволяло получить от образования наибольшую пользу. И сейчас мы продолжаем эти традиции негосударственного образования — готовим специалистов с максимальным качеством. Нас выбирают те, кому нужны не только документ, но и знания.

— Как вы собираетесь развивать науку?
— Я хотел бы отметить, что Международный банковский институт, пожалуй, единственный негосударственный вуз, который не экономит на науке. Сейчас мы инвестируем в науку от 12 до 15 млн рублей в год. В ожидании входа в ВТО в 2016 году банковская система должна меняться. По словам Виктора Геращенко, у нас должно остаться не более
300 банков. Не останется банков, которые занимаются обналичиванием средств, отмыванием денег — эти схемы уходят в прошлое. Сейчас банки обязали заниматься проверкой деловой репутации каждого юридического лица, с которым они сотрудничают. Поэтому мы пытаемся создавать для банков тот новый интерфейс услуг, который позволяет им формировать свою внутреннюю банковскую элиту уже по новым принципам и получать в качестве новых сотрудников уже таких профессионалов, которые станут следующим поколением финансистов. Наши банки должны успешно конкурировать с транснациональными банками, которые придут в Россию после окончательного вступления в ВТО, когда будут сняты ограничения по собственному рынку, в том числе в сфере финансовых услуг.
К тому же, сейчас мы планируем структурную реорганизацию вуза. Ее инновационность будет заключаться в том, что одна часть вуза будет отведена под обучение корпоративных клиентов (России и стран СНГ), а вторая часть будет представлять собой организованные в наших стенах филиалы западных вузов — и в ней в рамках Болонского процесса мы будем перенимать лучший западный опыт.

— Кто будет вашими корпоративными клиентами?
— Всегда есть потенциальный набор специалистов, которым нужны экономические знания в конкретной узкой отрасли: нефтяникам нужно рассказывать про дебит скважины, строительство нефтегазопроводов, металлургам — про то, как экономить и минимизировать издержки при производстве металла и руды, повышать производительность труда, получать высококонкурентный продукт на рынке. Это только некоторые примеры. Каждой корпорации нужен не просто бухгалтер или экономист с общими теоретическими знаниями, а специалист с профессиональными навыками, разработанными конкретно под ту отрасль, которая имеет заказ на данную продукцию. Занимаясь обучением конкретным прикладным вещам, мы отвечаем запросам времени. Этот переход осуществляется нами при полной поддержке Российской академии наук. Чем хороши корпоративные клиенты? Они точно знают, на какую должность человек готовится; знают, каков должен быть конечный результат его обучения, какой специалист им нужен — соответственно, они формируют конкретный заказ. Я думаю, что будущее за корпоративными клиентами.

— В институте функционирует специальный департамент по практической подготовке и трудоустройству выпускников, и устройство студентов на работу после окончания института — это закрепленная в договоре на обучение обязанность института. Как это реализуется на практике?
— Институт с момента своего основания был нацелен на взаимодействие с работодателями. У нас действуют договоры о сотрудничестве с 59 банками и 48 другими организациями.
С 2006 года действует договор о создании целевой группы с Северо-Западным банком Сбербанка РФ. И за эти годы около многие из наших выпускников прошли эту программу и теперь успешно работают. Наиболее ценно для работодателя то, что он может со студенческой скамьи готовить сотрудников «под себя», обратить внимание на сформированность определенных компетенций и сам поучаствовать в их формировании. Мы не скрываем от работодателей результаты выпускника, к тому же представители работодателей присутствуют на защите дипломов, работаем открыто и в сотрудничестве. Но не всегда оценки равны компетентности, для кого-то из работодателей важнее практическая подготовка, умение выпускника включиться в рабочий процесс «здесь и сейчас». Студент имеет возможность показать себя во время производственной и преддипломной практики. Поэтому правильнее говорить об интегральном результате обучения. Естественно, лучшие студенты попадают на лучшие места по окончании вуза — в Сбербанк, ВТБ, ВТБ-24. На наших выпускников заранее формируется заказ. Наши выпускники реально оценивают свои навыки, способности и, соответственно, представляют, на какие рабочие места они могут претендовать, чего они стоят как специалисты на рынке труда. Мы всегда помогаем в поиске работы, устраивая своих выпускников и в петербургские, и в московские, и в зарубежные банки и другие предприятия. Стопроцентное трудоустройство у нас существует уже семь лет.

— Ваш вуз активно занимается довузовской подготовкой: помимо малого экономического факультета и традиционных подготовительных курсов при вашем вузе функционирует Экономический лицей. Почему довузовское образование стало одним из приоритетных направлений деятельности МБИ?
— Мы понимаем, что бороться за человека надо на ранней стадии его созревания и развития. Школьник должен понимать, что собой представляет сфера финансового рынка — это область максимально жесткой конкуренции, которая требует быстрой адаптации, психологической устойчивости, логического мышления. Мы работаем с регионами, а также со школами, гимназиями, лицеями и колледжами нашего города. В 2005 году был открыт Экономический лицей МБИ, где работает команда профессионалов и энтузиастов, бесконечно преданных интересам своих учеников. Отдельно хочу отметить, что в целях укрепления связей между образовательными учреждениями на базе МБИ впервые было проведено Городское методическое объединение ответственных за профориентационную работу в школах Санкт-Петербурга.

— Каков процент «приходящих» преподавателей среди преподавательского состава института? Является ли вашей задачей сформировать штат из постоянных сотрудников?
— Сейчас более шестидесяти процентов преподавателей у нас в штате, и эту цифру мы планируем повышать. Мы боремся за качество и не хотим «кормить улицу», когда преподаватели разрываются между несколькими вузами и тратят огромное количество времени на переезды из одного в другой — время, которое они могли бы потратить на науку. Мы повышаем базовую ставку, которую получает штатный преподаватель, а также оплату преподавательского часа в зависимости от квалификации, степеней и званий преподавателя, его вклада в науку. Предоставляем больше возможностей для занятий наукой. Для этого существует и Смирновские чтения, и открытый конкурс им. проф. В. Н. Вениаминова, и другие международные конкурсы, куда мы отправляем своих сотрудников и поощряем это. Более того, мы устраиваем внутри вуза обучение преподавателей бесплатно, повышаем их уровень – в первую очередь в сфере IT-технологий, пересматриваем образовательные программы, что позволяет нам уйти от дисциплин, менее востребованных в экономике, в сторону более востребованных —
это мировая экономика, логистика, менеджмент, макроэкономика. Глобализация предъявляет определенные требования – знания не должны быть фрагментарными, специалист должен обладать реальным видением общей конъюнктуры мировых рынков через экономические процессы, через изменения политических, геополитических, геоэкономических парадигм.

— Ваши студенты проходят практику за рубежом?
— Да, проходят. Есть студенты, нацеленные на то, чтобы в перспективе остаться работать за рубежом. Мы это не приветствуем, но предоставляем им возможность пройти там практику. Пусть съездят и оценят достоинства наших рыночных систем в сравнении с зарубежными, поймут, что представляет собой мировая банковская система, проверят свой конкурентный уровень. По статистике возвращается более половины уехавших.

— Одна из приоритетных форм развития взаимодействия вузов и предприятий — создание базовых кафедр. Есть ли такие кафедры в МБИ?

— Да, у нас действует базовая кафедра Внеш-экономбанка. Ее возглавляет председатель попечительского совета банка Сергей Александрович Васильев. Сейчас мы создаем базовую кафедру с ЛОМО — председатель совета директоров Василий Валентинович Ильичев помогает нам в обучении банковскому финансированию. Базовую кафедру национальной безопасности возглавляет доктор технических наук Юрий Валентинович Лончаков, который возглавляет Центр подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина. Он ведет свои мастер-классы, читает лекции. Национальная безопасность, будучи весьма востребованной, тем не менее не дается в нужном объеме на рынке финансовых образовательных услуг. Четвертая кафедра сейчас находится в разработке — ее возглавит Яков Григорьевич Марков. Я думаю, она будет давать возможность поиграть на бирже, посмотреть, как это происходит в реальности. На это будут выделяться определенные суммы. Нам не нужны выпускники, которые знают все только в теории. Пусть студенты набьют кучу шишек, но выйдут уже с опытом работы.

— В конце прошлого года вы были избраны президентом новой общественной организации «Частные вузы Санкт-Петербурга». Почему необходимость создания подобной организации назрела только сейчас? Какие задачи вы ставите перед собой?
— Организация «Частные вузы Санкт-Петербурга» создана внутри Совета ректоров Санкт-Петербурга и не противоречит целям и задачам, которые решаются ректорским корпусом в Санкт-Петербурге. Создавая отдельную организацию, мы хотели консолидировать наши позиции и добиться того, чтобы задачи, проблемы и вопросы частного образования формулировались более четко. В Петербурге более сорока негосударственных вузов, и в настоящий момент в нашу организацию вошли более двадцати из них. Мы убеждены в том, что частные вузы являются определенной силой – не разрушительной, а созидательной, наравне и вместе с государственными вузами.
Если вернуться к задачам организации «Частные вузы Санкт-Петербурга» — мы стремимся к тому, чтобы Совет ректоров, в структуру которого мы входим, прислушивался к нашим проблемам, просьбам и рекомендациям. Голос объединения всегда слышен лучше, чем отдельный голос.
К тому же сейчас мы работаем над открытием Невского университета — это будет уникальная структура, в которую войдут девять вузов. Занятия в нем будут строиться по новому принципу: чтобы не дублировать направления подготовки, мы распределим их между вузами. В одном вузе будут готовить экономистов, в другом — юристов, в третьем — психологов и так далее. Невский университет станет уникальным открытым сетевым университетом, и это позволит нам использовать собственный потенциал более грамотно, перераспределив потоки студентов. Потери в количественном отношении студентов будут не такими большими, зато имидж значительно улучшится. Существует большое количество примеров успешно работающих сетевых структур на Западе, и это позволяет нам убеждать потенциальных союзников и партнеров.

— Среди задач организации заявлены защита интересов и пропаганда частного образования. Почему вам кажется правильным и необходимым пропагандировать в России частное образование?

— Во всем мире частное образование — это площадка для новых идей, экспериментов, развития новых направлений. В чем основное отличие негосударственных вузов? В меньшем количестве согласований внутри вуза с учредителями и, следовательно, большей мобильности, скорости реакции на запросы и изменения. Семьдесят пять процентов мирового образования — частное. И если во всем мире ему доверяют, то почему у нас сохра-няется недоверие ко всему негосударственному в образовании? Лучшая пропаганда частного образования в моем представлении —
это наши выпускники, которые попадают на самые интересные и престижные места работы. Сейчас мы разрабатываем целую систему этики и норм поведения в частном вузе, которые могут применяться не только у нас. Мы хотим, чтобы в управлении частными вузами сохранялась обратная связь между администрацией и студентами. Мы боремся за качество образования, а не за деньги наших студентов. У нас существует гибкая система скидок для тех, кто учится хорошо: они платят за обучение 50 % суммы. Также у нас есть конкурс аттестатов, конкурс по ЕГЭ — с абитуриентами, имеющими конкурентное преимущество перед другими поступающими, я встречаюсь лично и выясняю их мотивацию. Я раз в месяц встречаюсь со Студенческим советом, и студенты понимают, что их мнение важно, что это не формальность. К тому же мы уделяем большое внимание задаче формирования личности, попытке достучаться до конкретного человека за определенный промежуток времени. Наша задача не только обучить и трудоустроить своих ребят, но и дать им возможность поверить в свою страну, вызвать у них желание остаться здесь и строить новую финансовую систему. Мы хотим создать диаспору выпускников. Я выпускник Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Все политехники друг друга поддерживают в любой стране мира, в любой сфере деятельности, в любой ситуации — это настоящее братство политехников, сформированное стараниями глубокоуважаемого ректора-мегаполитехника Юрия Сергеевича Васильева, ныне президента Политехнического университета. Хотелось бы, чтобы такое братство образовали и выпускники Международного банковского института.
Мы стремимся заложить в своих студентов определенные установки: стыдно воровать, стыдно быть плохо образованным, принимать решения, не обладая полнотой информации; нужно уметь бороться за информацию, очищать от шелухи, видеть истинный смысл того, что до тебя доносится. Такая система ценностей и знаний позволит нашим студентам встроиться в ту систему общества и рыночных отношений, где они будут востребованы и всегда уверены в том, что смогут состояться и как профессиональный кадр, и как цельная личность.
Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА
Источник:  http://www.nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~lNbao