70-летие возрождения Санкт-Петербургской духовной академии

 

28 Декабря 2016

70-летие возрождения Санкт-Петербургской духовной академии

Интервью с ректором Санкт-Петер­бургской духовной академии Русской Православной Церкви, архиепископом Петергофским Амвросием.

— Владыка Амвросий, осенью Духовная академия отметила 70-летие своего возрождения. Какие торжества были приурочены к этому событию? С какими чувствами, мыслями и надеждами вы подошли к этой дате?

— Средоточием всех торжеств для нас, конечно, стало богослужение, ведь оно является выражением нашей благодарности Богу. Каждый год 9 октября, в праздник святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, в академии собираются преподаватели, уча­щиеся и многие ее выпускники, чтобы почтить престольный день нашего храма. Но юбилейные годы собирают, как правило, особенно много гостей. Так было и в этом году, в академию приехали архиереи из России, Германии, Украины, которые в свое время не только окончили нашу Духовную академию, но и несли здесь когда-то свое послушание. Безусловно, прошли и другие мероприятия. Со­стоялась очень интересная научно-богословская конференция, собравшая множество богословов из разных стран и Поместных Церквей. Приехали представители Католической церкви, а надо сказать, что некоторые наши студенты обучаются в университетах Католической церкви, где изу­чают языки и получают необходимые для их дальнейшего обучения знания. Не секрет, что в XX веке духовные учебные заведения в России были лишены возможности богословского развития. И находившиеся на вершине своего развития в начале XX века сегодня, к огромному сожалению, наши духовные учебные заведения еще только догоняют зарубежные вузы потаким направлениям, как богословие, библеистика, которые традиционно всегда развивались на Западе, и особенно в Католической церкви. Несмотря на многие догматические расхождения с Православной Церковью, у католиков Предание во многом схоже, потому как это тоже Церковь Священного Предания. И проведенные Католической церковью исследования Священного Писания и Святых Отцов, особенно те, которые являются древними и общими для нас, очень важны и ценны. У нас прошли круглые столы и конференции, посвященные двухсотлетию со дня рождения нашего выдающегося ректора, богослова, историка, митрополита Макария (Булгакова). Мы провели первую, пока еще уникальную конференцию «Осмысление проблематики жизни и смерти в богословии, реаниматологии и трансплантологии» вместе с врачами соответствующих специальностей, которые сами обратились к нам с тем, чтобы получить богословское обоснование этой темы. Такого рода встречи, мероприятия для нас очень важны. С какими чувствами мы подошли к 70-летию возрождения духовных школ? Конечно, с чувством благодарности за то, что нам возвращен исторический комплекс Духовной академии. И ведь это еще не все, что мы потеряли в начале XX века. Нам предстоит много поработать для того, чтобы вернуть здание библиотеки академии, а самым трудным, наверное, окажется возвращение Александро-Невского Антониевского духовного училища. Для нас возвращение исторического комплекса академии — это не просто возвращение некой материальной учебной базы, которая была до революции. Это событие особое, ведь здание академии на наб. Обводного канала, д. 7 для нас является еще и святыней, потому что именно в нем был храм Двенадцати апостолов, в котором молились, трудились, учились наши святые выпускники: и праведный Иоанн Кронштадтский, и Патриарх Московский и всея Руси Тихон, и равноапостольный Николай Японский, и святитель Феофан Затворник, который был ректором Духовной академии. Нам еще предстоит много потрудиться, чтобы привести это здание в то состояние, в котором мы сможем эксплуатировать его уже совершенно полноценно. Надеюсь, что в ближайшие годы с помощью Божией мы сможем возродить храм Двенадцати апостолов, о чем молимся ежедневно на богослужении.
В юбилейный год мы получили радостную новость: 8 декабря глава Рособрнадзора Сергей Сергеевич Кравцов подписал приказ о том, что мы прошли процедуру государственной аккредитации одной из наших бакалаврских программ. Свидетельство об аккредитации нашей академии Сергей Сергеевич Кравцов вручил 18 декабря в Санкт-Петербурге Святейшему Патриарху Кириллу. Это случилось впервые в истории Духовной академии. Мы шли к этому событию в течение последних двадцати лет. Сегодня Министерство образования и науки РФ занимает конструктивную позицию по отношению к духовным учебным заведениям, понимая, что уровень нашего образования не только не уступает уровню образования, предлагаемому другими вузами нашей страны, но порой даже и превосходит его. И об этом можно говорить без ложной скромности. Нам еще предстоит многое сделать: получить аккредитацию других программ, ввести и лицензировать новые программы. Этот путь для нас непрост, ведь у нас не было опыта подготовки документов и отчетов в соответствующие структуры. Нам очень помог Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого. Я бы хотел поблагодарить его ректора Андрея Ивановича Рудского и проректора по образовательной деятельности Елену Михайловну Разинкину, которые нас консультировали, принимали личное участие в подготовке документов. Нам очень важна аккредитация: у нас обучается множество студентов из зарубежных стран, причем они относятся не только к Русской Православной Церкви, но и к другим Поместным Церквям, приезжают даже из тех мест, где христианство гонимо. Подготовка иностранных студентов — общецерковная задача. А право приглашать на учебу имеет только аккредитованный вуз.

— Мы мало знаем о жизни Духовной академии. Расскажите, пожалуйста, как проходит поступление в ваш вуз, какие факультеты существуют, как строится распорядок дня студента?
— Когда человек сюда поступает, он соглашается в течение нескольких лет жить жизнью, приближенной к монастырской. Подъем­ — с 7 до 8 утра. В 8 утра необходимо быть на молитве, затем завтрак, учеба по расписанию, после обеда свободное время, затем вечерние занятия, для кого-то вечернее богослужение, для кого-то спевки хоров. В 8 вечера — ужин, в 10 — вечерняя молитва, в 11 — отход ко сну. В праздничные и воскресные дни распорядок немного другой. После богослужения и трапезы с полудня и до вечера студенты свободны. Для выхода в город не нужно особого разрешения. Свободное время учащиеся зани­мают так, как сами того хотят. Но на богослужениях, занятиях, предназначенных для них послушаниях и практике они быть обязаны. У каждого студента в зависимости от способности, таланта, а у некоторых исходя из первого полученного высшего образования и профессии есть свое послушание. В связи с получением аккредитации, для того чтобы поступить на программу «Теология», студенты должны иметь ЕГЭ по истории. Если ЕГЭ нет, абитуриент может поступить на неаккредитованную программу подготовки священнослужителей, которая позволяет получить только церковный диплом. Для нас важно увидеть человека и определить, не ошибся ли он, подав сюда прошение. Первый фильтр желающие поступить к нам проходят еще у себя в епархии. Священнослужитель, который знает молодого человека, пишет ему характеристику, а архиерей дает свое благословение. Если этой состав­ляющей в пакете документов нет, мы не можем допустить человека к поступлению. Потом проходит беседа с духовником, собеседование с ректором, на которых мы стараемся понять, чем увлекается человек — например, какие книги читает, какое у него хобби. Священник должен быть разносторонне развитым человеком. Возвращаясь к устройству академии — у нас существуют два факультета: богословско-практический, который готовит священнослужителей (включает бакалаврскую, магистерскую программы и аспирантуру), и факультет церковного искусства, который готовит регентов (бакалаврская программа) и иконописцев (среднее образование). Обычно на очной и заочной формах одновременно обучается около тысячи человек. Это немного по сравнению с другими вузами. Но среди духовных учебных заведений больше, наверное, только в Московской Духовной академии. До революции у нас было трехступенчатое образование: духовное училище, семинария и академия. Сегодня с присоединением духовных учебных заведений к Болонской системе у нас выработались иные ступени духовного образования. В нашей академии больше нет такой составляющей, как семинария: она стала четырехлетнимбакалавриатом. Магистратура — двухлетней. И затем — трехлетняя аспирантура, которая позволяет заниматься наукой и получить степень кандидата богословия. А духовные училища уходят в небытие.

— Сайт Духовной академии откры­вает цитата митрополита Лимассольского Афанасия: «Православная Церковь — Церковь молящаяся, это Церковь, чьим высшим делом является богослужение. Тогда как на Западе, где апостольское предание утрачено, Церковь превратилась в светскую систему в светском государстве, молитва исчезла, и ее заменили дела: добрые дела, активность, проповедь, движения, благотворительность, социальное служение вытеснили это высочайшее дело Церкви — молитву». Не обесценивает ли это высказывание добрые дела? И как понять светскому человеку, почему именно молитва первостепенна по отношению ко всему перечисленному в конце цитаты?
— Цитаты мы стараемся ежедневно менять. Они являются для нас неким напоминанием о сути нашего служения, ориентиром духовной жизни. Богослужение и молитва являются первостепенными, и так было всегда. И мы продолжаем путь древней Церкви. Наше главное устремление — к Богу. Об этом говорил Блаженный Августин: «Ты, Боже, создал нас со стремлением к Тебе, и беспокойно наше сердце, пока не успокоится в Тебе». ­
Поэтому мы как верующие люди прекрасно понимаем, что все дары, которые мы пы­таемся дать кому-то в этом мире, — это дары, которые дает через наше посредство Господь. И если бы это было не так, то мы могли бы превратиться в обычный социальный институт и для нас самым главным были бы добрые дела, ничем более не подкрепляемые. Но опыт литургической, молитвенной жизни верующего человека свидетельствует об обратном. Мы опустошаем себя, если не привлекаем в свою деятельность благодать Божию. Именно поэтому мы каждый день стараемся начинать и заканчивать молитвой, и это для нас является первостепенным. В центре нашей жизни находится Христос. А богослужение — это возможность максимально приблизиться ко Христу, а приблизившись к Нему — приблизиться к горю, боли и страданиям других людей. Не формально, а молитвенно и сердечно. Ведь не всегда помощь осуществ­ляется действием, иногда она осуществляется молитвенно. И особенно нашими студентами, которые часто не имеют возможности материально помогать людям, но могут утешить словом, а слово рождается не просто из ума, оно должно идти из сердца, наполненного молитвой и верой во Христа. Вот почему для нас важно именно богослужение. Богослужение — это не что-то такое, что можно посетить раз в жизни и успокоиться. Это постоянная молитвенная связь с Богом, которая дает возможность работы над собой. Невозможно сходить один раз в спортзал и стать сильным физически человеком. Нужно постоянно поддерживать спортивную форму. То же самое происходит и в духовной жизни. Чтобы начать свой труд в качестве, как говорится в Евангелии, сеятеля и сеять семя по всему миру, необходимо иметь в ­своей корзине эти семена. А они приобре­таются путем молитвенного общения с Богом, богослужения, теснейшего единения с ним в таинстве Евхаристии, когда мы вкушаем Тело и Кровь Христовы.

— Как подготовить молодого семинариста к тому, что через несколько лет обучения ему предстоит приходское служение? Откуда ему черпать мудрость, терпение и стойкость, чтобы общаться с людьми и отвечать на трудные вопросы? Еще в 2009 г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл на совещании ректоров духовных учебных заведений сказал: «Мы должны предметно и содержательно учить наших будущих пастырей не словам о духовности, часто очень неискренне, а самой духовности». Как же это исполнить на практике?

— Тот, кто исповедуется у хороших духовников, научится исповедовать потом и сам. У нас действительно хорошие духовники. Два официальных: отец Вячеслав (Харинов), настоятель церкви иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость на Шпалерной, — человек очень интересный, деятельный, эрудированный, неординарный. Второй духовник — для более созерцательных, спокойных натур. Это насельник Александро-Невской лавры игумен Стефан. Но у нас есть и молодые иеромонахи. Кто-то находит духовноеокормление у старших иерархов, кому-то легче исповедоваться молодым священнослужителям. В деле воспитания хорошего пастыря многое зависит от примера. А дальше уже, как сказано в хиротонии, действует «Божественная благодать, всегда немощная врачующая и оскудевающая восполняющая». Она восполнит и пробел знания, и пробел опыта, если человек будет искренен на пути познания. Ведь, по сути, вся жизнь — путь познания, и человек постоянно должен заниматься самообразованием и время от времени проводить ревизию своего сердца. И к этому призван весь круг богослужебного года: это и посты, и молитвы, и богослужения, и праздники, — все это является главной воспитательной работой не только для наших студентов, но и для нас самих. Духовная академия для меня, как и для наших студентов, является домом. И я должен подавать им собственный пример. Это тяжело, но, с другой стороны, это и меня спасает. Потому что это огромная ответственность перед Богом и Церковью за этих молодых людей, которые здесь учатся. Наши студенты не знают, где они окажутся и что им будет предложено после завершения учебы. И это и в прямом смысле, и в духовном тоже. У нас существует распределение. Некоторые возвращаются в свои епархии, а некоторые едут в дальние. И наши молодые священники без особого опыта жизни становятся настоятелями и приступают к служению. Есть замечательная латинская пословица: «Слова назидают, а примеры побуждают». В Церкви Предание передается не только словом, но и примером. От нас и наших студентов требуется не только получать знания, ведь знания могут, как говорит святой апостол Павел, надмевать человека. Даже богословское знание может разрушать, если оно передается без особого состояния духа и без особого образа жизни. Тогда оно делает из человека циника и практически неверующего человека. Только примером мы можем воспитать будущего священника, и этого примера ждет от нас Бог.

— И все же на сайте академии раздел, посвященный социально-миссионерскому служению, довольно велик…
— Для будущего пастыря очень важно иметь милующее сердце. Нередко это помогает правильно оценивать то, что происходит в их собственной жизни. Если мы не делимся своими талантами, дарами, временем, материальными средствами с другими людьми, мы закрываем себя для той радости, которую в нашу жизнь приносит Бог именно посредством участия в жизни других людей. Мы хотим, чтобы наши студенты как будущие пастыри понимали это. Ведь почему прихожане почитают своего настоятеля? Потому что он молится за общину и как добрый пастырь и отец заботится о многих других вопросах и сторонах жизни своих прихожан: семейных, материальных, духовных, душевных, культурных, об их здоровье. И насколько же важно, чтобы те возможности, которые у него есть, он не закрывал от своих прихожан. Надеюсь, что если сегодня наши студенты это поймут, это перейдет и в практику их дальнейшего служения. В академии студенты проходят обязательную практику в тюрьмах, с социально неблагонадежными людьми, больными и обездоленными, страдающими от той или иной зависимости. С некоторыми школами у нас заключены договоры, и студенты там преподают. Это помогает им лучше понять себя и свое призвание и иногда даже выйти за рамки обязательной программы. Буквально ежедневно студенты по своему желанию уходят в город, чтобы общаться с разными людьми, помогать им. Вообще, следует отметить, что наши студенты очень креативны. Все те статьи, мультимедиа, видео, фото, которые вы видите на нашем сайте, — это все дело рук наших студентов. Они чаще общаются в соцсетях, видят, чем живет современная молодежь. И как люди думающие они стараются понять, какими общество хочет видеть священнослужителей. Пытаются честно увидеть, какие недостатки в нашей церковной жизни существуют, и преодолеть подчас действительно по нашей вине сформированные негативные стереотипы о церковной жизни.

— Вы преподаете в академии аскетику. Накладывает ли это на вас отпечаток как на руководителя? Делает ли это вас строгим ректором?

— Аскетика учит быть строгим к самому себе, но не к другим. Строгость, безусловно, присутствует в нашей жизни, но лишь тогда, когда человек из чего-то непозволительного делает норму. Если же мы видим искреннее раскаяние, это всегда находит отклик и понимание. Я всегда говорю священнослужителям, которых я рукополагаю, что они должны быть не судьями, а врачами. Врач призван лечить. И священнослужитель призван излечить больную душу человека и помочь ему приобрести духовное здоровье. Для этого, конечно, нужен и опыт собственного излечения, собственной духовной жизни. Священнослужитель, безусловно, может ошибаться, как и всякий, но он не должен быть слабым как христианин. И аскетика — тот предмет, который, мне бы хотелось верить, хотя бы отчасти может помочь нашим студентам стать сильными именно духовно. Аскетика — это, конечно, не о том, как не есть и не пить. Это система внешних и внутренних правил, которые помогают научиться управлять свои­ми эмоциями, движениями ума, отсекать те или иные помыслы, без чего нельзя стать хорошим священником. Плохой врач может искалечить человека. Так же и неумелый священник, который ведет не к Богу, а к себе, желающий не наполнить радостью и жизнью во Христе жизнь своего прихожанина, а за счет него просто набить себе карман, калечит человека, подчиняет его своей воле. И человек вместо исцеления получает духовно смертельное состояние. Предмет, который я веду, является для меня дамокловым мечом в хорошем смысле: все то, о чем я говорю и пытаюсь донести до своих слушателей, они должны видеть в моем лице в качестве примера. Без этого ничего не получится.

— Перед вашими глазами проходит много молодежи. Из огромного количества соблазнов, которые в наше время могут подстерегать на каждом шагу, какой является для молодого человека самым главным?

— Сегодня в семьях часто отсутствует воспитание. Подчас к нам приходят замечательные ребята, но они искренне не знают, что такое хорошо и что такое плохо. И те нормы и правила, которые они усвоили для себя в детские и школьные годы, часто не являются нормой для христианского образа жизни. Второе зло – социальные сети. С одной стороны — это огромные возможности, а с другой — колоссальное зло. Потому что их наполнение обрушивается лавиной на человека, который пока не способен сопротивляться. И вообще, наверное, самое большое искушение для молодого человека сегодня — это огромное количество информации, которое он потребляет. И среди этой информации он не всегда умеет отделить добрую пшеницу от плевел. Очень много времени уходит зря. Поток информации мешает разуму современного человека стать вместилищем исключительно нужного и полезного. Когда мы узнаем о том, что наши предки знали наизусть Псалтирь и Евангелие, нам это кажется сказкой, но ведь было именно так. Нужно учиться ограждать себя от ненужной информации, а это очень трудно.

— Ваше интервью будет опубликовано накануне Рождества Христова. Что бы вы пожелали нашим читателям?
— Во-первых, я хотел бы студентов других учебных заведений пригласить к нам в историческое здание Духовной академии на наб. Обводного канала, д. 7. Каждое воскресенье после полудня там можно пообщаться с нашими студентами, подискутировать о философских вопросах, затрагивающих основы бытия. И через эту призму люди неверующие, люди, ищущие веры, нащупывают точки соприкосновения с христианством. Во-вторых, хотел бы пригласить всех на богослужения, после которых можно поговорить с нашими студентами — так завязы­ваются знакомства и дружба. Мне хотелось бы пожелать, чтобы наши нынешние студенты, как Духовной академии, так и других учебных заведений, смогли преодолеть те искусственные границы между Церковью и обществом, которые были возведены в прошедшие десятилетия и которые до сих пор еще полностью не разрушены. Было бы очень хорошо, если бы именно наши современные студенты смогли бы это средостение устранить и развеять все те стереотипы, разбросать все те валуны, которые были созданы с обеих сторон. Чтобы будущее нашего общества и священнослужители, и люди светских профессий могли создавать вместе. И мне хотелось бы пожелать в эти предновогодние, предрождественские дни, чтобы 2017 год всем нашим обществом был осмыслен правильно. Чтобы из всех тех трагедий и ошибок, которые были допущены сто лет назад, и Церковь, и общество, и особенно думающая и во многом протестная молодежная среда, вынесли правильные исторические уроки. Мы как люди церковные постоянно молимся о том, чтобы в нашем Отечестве были мир, понимание и единство и чтобы те катастрофы, которые столетие назад разрушили Церковь и уничтожили сотни тысяч людей в нашей стране, больше никогда не повторились.

Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~xxNzi