«Мы все вышли из Бетанкура»

 
Фото: медиацентр СПбПУ

Фото: медиацентр СПбПУ

24 Декабря 2019

«Мы все вышли из Бетанкура»

В октябре в Испании прошел IV Форум ректоров и президентов российских и иберо-американских университетов. Во многих докладах, и прежде всего в выступлении нашего стратегического партнера — ректора Мадридского политехнического университета Гилермо Сиснероса Переса прозвучало, что ключевой фигурой в истории российско-испанского сотрудничества в области науки и образования является Августин де Бетанкур. И это действительно так!

Он приехал в Россию в 1808 г. по приглашению Александра I и тут же с головой окунулся в работу. Перед ним стояла грандиозная задача — закольцевать всю Европейскую Россию водными путями так, чтобы любой товар из самой отдаленной деревни речным путем смог бы попасть в Санкт-Петербург, оттуда морем в Гамбург или Лондон, а затем в Сидней или Буэнос-Айрес. И точно так же любой товар из Буэнос-Айреса или Сиднея мог бы попасть в каждую русскую деревню, стоящую на берегу реки. Но для такой амбициозной цели одних только денег было мало! Требовались квалифицированные инженерные кадры. Даже при наличии больших финансовых средств невозможно было нанять за границей необходимое количество специалистов. Поэтому потребовалось создать свое отечественное высшее техническое образовательное учреждение. Так появился Институт Корпуса инженеров путей сообщения, заложивший основу высшего инженерного образования России. В основание российского инженерно-технического образования Бетанкур положил учебные планы Парижской школы мостов и дорог и Парижской нормальной школы. В России он также применил наиболее успешные практики, которые использовал при организации Школы каналов, дорог и портов при Мадридском политехническом университете. Таким образом, с использованием передового опыта европейского образования была заложена система математической подготовки инженерных кадров во всех технических институтах и университетах России.
Однако деятельность Бетанкура не ограничивалась только организацией учебного заведения — он был главноуправляющим путей сообщения Российской империи и председателем Комитета строений и гидравлических работ в Петербурге. Лично занимаясь строительством коммуникаций в стране, Августин Августинович, как его называли на русский манер, не разделял работу в комитете и педагогическую деятельность. Он стал основоположником практико-ориентированного обучения, определяя цели образования следующим образом: ¬
«…снабдить Россию инженерами, которые прямо по выходе из заведения могли бы быть назначены к производству всех работ в Империи». Бетанкур хотел передать весь свой талант и знания людям, которых считал соотечественниками, а Россию — второй родиной. За 16 лет, проведенных в нашей стране, Августин де Бетанкур оставил огромное наследие: здесь он реализовал десятки крупных проектов, включая строительство мостов и дорог, организацию фабрик и заводов, совершенствование выпуска ассигнаций, крупные градостроительные работы в Москве, Твери, Нижнем Новгороде, а Санкт-Петербург и вовсе обязан инженеру своим современным обликом. 
Августина де Бетанкура нарекли русским испанцем. Однако щедро делясь своими ¬идеями и мастерством на благо своей второй родины, он никогда не забывал о первой и часто повторял: «Там, где есть хоть один испанец, уже начинается Испания». В России ему представилась возможность реализовать огромное количество творческих планов, и он делал это с полной самоотдачей. Бетанкур был уверен, что российская наука только тогда может стать самостоятельной, когда не будет зависеть от иностранцев. «Моя задача — придать ей этот импульс», — так размышлял ученый, которого сейчас бы назвали человеком мира.
Августин де Бетанкур стал русским душой и телом, полноценным гражданином России. Во многом благодаря ему Петербург начал свое превращение в парадную столицу Российской империи. В первый приезд испанского инженера в Северную столицу архитектура нашего города показалась ему похожей на казарму — так, по его мнению, здесь было всё тихо и размеренно. Спустя буквально несколько лет возглавляемый Бетанкуром Комитет для строений и гидравлических работ приступил к строительству уникальных ансамблей, без которых уже невозможно представить Петербург — Дворцовая, Михайловская и Сенатская площади, Марсово поле.
Ключевую роль Бетанкур сыграл и в возведении символа Санкт-Петербурга — ¬Исаакиевского собора. В первый свой приезд Августин де Бетанкур остановился в доме, окна которого выходили на недостроенный Исаакий, и уже тогда инженер загорелся желанием его перестроить. Руками молодого и безусловно талантливого Огюста Монферрана, по протекции своего покровителя назначенного императорским архитектором, Бетанкур воплощал в жизнь задуманный проект. Спустя некоторое время инженерные решения, предложенные Бетанкуром, Огюст Монферран будет использовать при установке Александровской колонны на Дворцовой площади.
Девизом своей жизни после посещения собора Святого Павла в Лондоне Августин де Бетанкур сделал фразу, высеченную на могиле его архитектора Кристофера Рена: «Читатель, если хочешь найти памятник, оглянись вокруг». Исторический центр Санкт-Петербурга, его парадные ансамбли, в том числе и Исаакиевский собор, являются живой памятью о Бетанкуре, архитекторе и градостроителе.
Безупречный вкус в градостроительстве был обусловлен сочетанием в инженере виртуозного технического мастерства с тонким чувством прекрасного. Бетанкур учился в Академии изящных искусств Сан-Фернандо, где познакомился с Франсиско Гойя, ярким представителем эпохи романтизма, с которым впоследствии заседал в Мадридской Королевской академии художеств. Оба они, хотя и в разное время, были удостоены первой премии Академии изящных искусств Сан-Фернандо. 
Благодаря своему многогранному таланту Августин де Бетанкур стал символом и воплощением классического инженерного образования, когда доскональное знание технических наук сопровождается умением разбираться в культуре и искусстве, ведь для создания новых идей и механизмов необходимо уметь творить. Как впоследствии в своих дневниках напишет изобретатель и ученый В. Г. Шухов: «Не мыслю инженера вне культуры… Инженер должен думать симфонически».
Напоследок хочу сказать: мне отрадно признаться, что если бы не гений Бетанкура, то не состоялся бы в привычном для нас виде и Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого. Так, в 1902 г., когда в нашем вузе начались занятия, почти половина преподавателей на технических отделениях были выпускниками Института Корпуса инженеров путей сообщения. 

А. И. РУДСКОЙ, 
академик РАН, 
ректор Санкт-Петербургского 
политехнического университета 
Петра Великого

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ВЕСТНИК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ. 11 (154) ДЕКАБРЬ 2019. СПЕЦВЫПУСК
Источник:  https://nstar-spb.ru
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~CmGfl