«Будьте достойны великих дел выпускников ПГУПС всех времён»

 
Фото: ПГУПС

Фото: ПГУПС

24 Декабря 2019

«Будьте достойны великих дел выпускников ПГУПС всех времён»

Президент Петербургского государственного университета путей сообщения Императора Александра I (ПГУПС), действительный государственный советник Санкт-Петербурга 1-го класса, вице-губернатор Санкт-Петербурга (2003−2009 гг.) Виктор Николаевич Лобко в преддверии празднования 210-летия со дня основания ПГУПС рассказал о своей студенческой жизни, проблемах в области инженерного образования и о многом другом.

— Виктор Николаевич, ваша биография тесно связана с ПГУПС (прежнее название — Ленинградский институт инженеров железнодорожного транспорта (ЛИИЖТ)). Расскажите, пожалуйста, о своих студенческих годах. Возможно, студенты ЛИИЖТа чем-то отличались от нынешних? Может, кто-то из педагогов больше всего запомнился? Есть какое-то очень яркое воспоминание об учебе? 
— Наверное, у меня, как и у всех людей, которые получили высшее образование, время учебы сохраняется в памяти как одна из наиболее ярких, интересных страниц в жизни. Может быть, и сложных, может быть, даже весьма сложных, учитывая то, что студент тоже хочет есть, хочет одеваться, а доходов не было. Если родители не могли помогать, то, естественно, были большие сложности. Поэтому приходилось не только учиться, но и подрабатывать. Тем не менее всё равно этот период вспоминается как один из наиболее ярких. Почему? Потому что это период, когда ты начинал по-настоящему познавать жизнь во всем ее разнообразии. 
Особенностью вузов того времени, когда я был студентом, можно считать тот факт, что тогда очень многие преподаватели были фронтовиками. Это люди, которые могли своим примером показывать студенчеству, как надо жить, как надо любить Родину, как надо служить Отечеству. Мне кажется, что это очень важный фактор в формировании мировоззрения студентов того времени. И это действительно были люди, которые считали своим долгом не просто дать какие-то знания в каком-то объеме, а именно что-то вложить в души студентов. Они были сами, как правило, людьми очень и очень душевными. Я, например, очень тепло вспоминаю преподавателя высшей математики Николая Николаевича Сафонова. Внешне он, кстати, был очень похож на артиста Евгения Леонова. Человек, который преподавал нам, казалось бы, такую строгую и сложную дисциплину, как высшая математика, делал это так искусно, что мы полюбили этот предмет. Входя в аудиторию, он всегда высоко поднимал правую руку и говорил: «Студенчеству — салют!» Он читал лекции на потоке, где было порядка 150 студентов строительного факультета. И ребята понимали, что он хотел не трудности создать им, а именно помочь. Таких преподавателей было очень много. В то время в ЛИИЖТе работали известные ученые, например Яблонский, автор учебника «Теоретическая механика», по которому учились студенты практически всех технических вузов нашей страны. А он у нас преподавал. Это было очень важно, потому что мы чувствовали, что вот это наш институт, вот это наш профессор, вот это нас отличает от других. Кроме того, в нашем институте было особое отношение к дисциплине, к исполнению своих обязанностей. 
Почему я поступил в ЛИИЖТ? Потому что я родился в семье железнодорожника, потому что жил в железнодорожном доме, потому что учился в железнодорожной школе, потому что лечился в железнодорожной больнице, потому что развлекался в железнодорожном клубе. Ну, куда еще можно было поступать? Я закончил школу очень хорошо, сдал вступительный экзамен, который позволял пройти по конкурсу, не более того. Но прошло уже 52 с лишним года, как я закончил ЛИИЖТ, но никогда, ни разу не пожалел о том, что я поступил в этот вуз. Потому что здесь я получил не только знания, я получил путевку в жизнь, хороший уровень подготовки к самостоятельной жизни.

— Какие конкретно проблемы в области инженерного образования вы считаете на сегодня наиболее острыми? Что необходимо сделать для того, чтобы повысить престиж профессии инженера?
— Для начала надо вообще отменить Закон об образовании. Надо отменить не нужную нам Болонскую систему. Ведь для чего она была создана? В Европе сложилась новая государственная общность, государство под названием Евросоюз. 28 стран, 28 национальных школ, все имеют свои особенности, отличия и совершенно разный уровень. Надо было привести всё это к единому знаменателю. Потому что один из главных законов Евросоюза: живи где хочешь, работай где хочешь, учись где хочешь и так далее, свободное перемещение. Ну, к одному знаменателю не смогли привести. Привели к двум: бакалавры и магистры. Но нам это зачем? Нас там никто не ждет и никто туда не пустит. У нас столетиями формировалась идеальная структура подготовки спе¬циалистов и вообще подготовки людей к жизни — школа, профессионально-технические училища, техникумы, институты, ну и дальше уже научная часть. Техникум — это исключительно важный элемент в системе образования. И техник — это чрезвычайно важный специалист на производстве. Техник — это человек, который знает всё до мельчайших деталей, хотя и в ограниченных пределах. И он часто важнее и нужнее, чем инженер. Потому что инженер имеет более широкий кругозор, более широкую, скажем, сферу познаний, что тоже необходимо, чтобы развиваться, делать производство. Сейчас же все громогласно заявляют: «Бакалавр — это недоделанный инженер».
Но даже в той системе, в которой мы существуем, нужно значительно усиливать практику студентов, подготовку на производстве будущих специалистов. У нас есть различный опыт: и советский, и досоветский, и постсоветский. У нас получается сейчас так. Мы говорим о том, что надо больше уделять внимание производственной практике, и тут же директивно сокращаем отведенные под нее часы. Мы говорим о том, что на практику приглашают только тех, кто был направлен на учебу, а другие им не нужны, потому что это обуза. То есть эта проблема, она не решена, и ее надо решать. Главная причина всех проблем России — неуважение к опыту предыдущих поколений.

— Как вы всё успеваете? У вас биография, которая может вместить не один десяток биографий других людей. 
— Кто сказал, что я все успеваю?

— Создается впечатление, что вы всё успеваете. Каков ваш секрет увеличения временных ресурсов, что в единицу времени столько дел удается вместить? 
— Я считаю себя счастливым человеком, поскольку никогда не испытывал чувства, что меня недооценивают, что я заслужил большего. Это очень важный момент. А вот успеваю я далеко не всё. И силы воли маловато, потому что надо бы «это и это», а иногда… Просто надо трудиться, вот и всё. И стараться не размениваться на какие-то второстепенные, мало значащие дела.

— Виктор Николаевич, вы с 2009 г. занимаете пост президента ПГУПС. Чем вы руководствовались, давая согласие занять этот пост? Какие наиболее важные этапы работы особенно запомнились и с какими трудностями вы сталкивались?
— Решение о том, чтобы создать должность, на которую может быть избран ректор, отработавший многие годы, а то и десятилетия, и чтобы не выбрасывать его на нищенскую пенсию — это было очень гуманное и правильное решение. Но вот название должности, я считаю, крайне неудачное. Дело в том, что у нас язык с мозгами связан напрямую: как язык ляпнет, так мозги и ответят. «Президент» — о, это главный! На самом деле президент здесь не главный и не может быть главным. Главным является ректор! Именно в силу таких странностей почти везде, где бывшие ректоры стали президентами, возникли конфликты. И это понятно: человеку, который десятилетиями единолично всё решал, вдруг говорят: «Сиди тихо, когда тебя спросят, тогда и выскажешься». Валерий Иванович Ковалёв, царствие ему небесное, бывший наш ректор, с которым мы очень долгие годы были в добрых отношениях, работали вместе, он знал, что я на протяжении всех лет после института не терял связь с вузом. Где бы я ни работал, я всегда находил время и заглянуть, и пообщаться, и поинтересоваться, и чем-то помочь, если есть возможность. Когда я был вице-губернатором, помогал решать возникавшие у университета проблемы, в частности посодействовал передаче Юсуповского сада в распоряжение ПГУПС. 
Какими наиболее сложными и важными вопросами мне приходилось заниматься? Сейчас уже трудно всё перечислить, обычно проблемы решались в рабочем порядке. Например, надо было решить вопрос о том, чтобы кто-то из значимых фигур города и страны был в составе Попечительского совета университета. Потому что это имидж, это дает возможность значительно быстрее решать вопросы. И я сказал ректору: «Пойдем к губернатору». Пришли к Полтавченко, он встретил нас очень тепло, так как мне довелось с ним работать, когда я был вице-губернатором, а кроме того — председателем его предвыборного штаба. Губернатор внимательно нас выслушал и заявил, что почтет за честь лично быть в Попечительском совете. «Да, но должность председателя уже занята», — растерянно сказал я. «Ничего, я согласен быть сопредседателем», — заявил он. И, конечно же, тот факт, что Полтавченко был сопредседателем совета, открывал нам двери практически всех кабинетов, всех комитетов, администрации... 
Та жизнь, которую я прожил, и знание этой жизни позволяют мне иногда участвовать с пользой в заседаниях Попечительского и ученого советов и ректората. А что самое трудное? Самое трудное, пожалуй, это «прошибить» тех, кто на федеральном уровне по существу гробит высшую школу. У меня, например, никак не получается. Ну, как это может быть, чтобы Министерство науки и высшего образования даже термин «Железная дорога» исключило из перечня профессий, специальностей? Мыслимо ли это? Вот на эту борьбу у меня уже не хватает сил. 
Если же говорить о наших делах... Ну почему мы менее трети денег в свой кошелек получаем из государственного бюджета? Мы же государственное образовательное учреждение! А нам говорят: «Вот треть, а остальное — зарабатывайте!» Ведь по существу идет разрушение государственной системы образования. В моем понимании образование — это государственное дело, начиная с детского сада и заканчивая подготовкой научных кадров.

— Виктор Николаевич, у вас много различных наград: орден «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени, орден Трудового Красного Знамени, знаки «Почетный железнодорожник», «За заслуги перед Санкт-Петербургом»…
— «За особый вклад в развитие Петербурга».

— «За особый вклад…» Орден Русской православной церкви, медаль. Скажите, пожалуйста, какие награды вам особенно дороги? Может быть, есть какая-то особенно памятная для вас? 
— Самая-самая первая награда — медаль «За трудовую доблесть». Это было в 1970 г. И орден Трудового Красного Знамени очень дорог. Это за мое участие в реализации проекта «создание нового трактора “Кировец”». Но это отдельная история — об этом надо долго рассказывать. Естественно, что и орден «За заслуги перед Отечеством». Но это уже по совокупности за всё, что я натворил в жизни.

— Спасибо большое! И последний вопрос: что бы вы пожелали молодым специалистам — выпускникам ПГУПС? 
— Будьте достойны великих дел выпускников ПГУПС всех времен.

Беседовала И. Ю. Хитарова
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ВЕСТНИК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ. 11 (154) ДЕКАБРЬ 2019. СПЕЦВЫПУСК
Источник:  https://nstar-spb.ru
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~eJL6k