Ранняя диагностика и современное эффективное лечение

 
Фото из личного архива Б. В. Сигуа

Фото из личного архива Б. В. Сигуа

29 Мая 2020

Ранняя диагностика и современное эффективное лечение

Согласно данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, 71 % опрошенных в 2018 г. россиян (1000 респондентов) считают рак заболеванием, которое невозможно или практически невозможно вылечить. Подобные укоренившиеся убеждения зачастую приводят к тому, что люди либо вовсе отказываются посещать врача, потому что лечение, по их мнению, бесполезно, либо ими овладевает бесконтрольный иррациональный страх заболеть раком — канцерофобия. Мы побеседовали с руководителем Центра клинической онкологии Северо-Западного государственного медицинского университета имени И. И. Мечникова (СЗГМУ им. И. И. Мечникова) Бадри Валериевичем Сигуа о разнице между страхом и настороженностью, онкоскринингах, мифах об онкологических заболеваниях, профилактике рака и выборе профессии.

— Бадри Валериевич, в чем разница, по вашему мнению, между здоровой онконастороженностью и канцерофобией? 
— Канцерофобия — это навязчивый страх, который лишает человека возможности полноценно жить и ставит его в постоянную зависимость от имеющихся опасений. Симптомы канцерофобии чрезвычайно разнообразны. Она может выглядеть как реактивное состояние (самый легкий вариант), стойкий невроз и даже психоз с галлюцинаторно-бредовыми расстройствами. При здоровой онконастороженности человек ведет полноценную жизнь, адекватно оценивая различные риски, и регулярно проходит профилактические осмотры.

— Каким образом человек может оценить свои персональные риски развития онкологических заболеваний и стоит ли это делать, если нет симптомов?
— К сожалению, при большинстве онкологических заболеваний симптомы появляются уже на поздних стадиях процесса, когда шансы на излечение либо значимое продление жизни снижены, поэтому первичная профилактика, то есть воздействие на факторы риска возникновения заболевания имеет крайне важное значение. По данным Всемирной организации здравоохранения, основными факторами риска развития рака в мире являются употребление табака и алкоголя, нездоровое питание, отсутствие физической активности. Также к факторам риска относятся инфекции, такие как Helicobacter pylori, вирус папилломы человека (ВПЧ), вирус гепатита B, вирус гепатита C и вирус Эпштейна-Барр. Таким образом, человеку достаточно придерживаться здорового образа жизни и проходить регулярные профилактические обследования.

— На ваш взгляд, существует ли сегодня проблема труднодоступности достоверной информации об онкологических заболеваниях?
— К сожалению, населению малодоступна, да и неинтересна научная информация о достижениях современной онкологии. В результате люди не знают об онкозаболеваниях элементарных вещей, а иррациональность страха приобрела такой размах, что онкологический больной воспринимается окружающими чуть ли не как прокаженный.

— Можете ли вы посоветовать ресурсы, которые содержат достоверную информацию об онкологических заболеваниях, написанную относительно простым языком?
— Увы, подобных ресурсов крайне мало. На сайтах крупных онкологических центров, а также на сайте российского общества онкологов в разделе «Библиотека» есть подраздел для пациентов. Людям, владеющим английским языком, могу порекомендовать сайт американского общества по борьбе с раком (NCCN — National Comprehensive Cancer Network), которое выпустило рекомендации как для врачей, так и для пациентов по отдельным видам онкозаболеваний. Насколько мне известно, благодаря некоммерческому проекту Клиники амбулаторной онкологии и гематологии и благотворительному фонду помощи взрослым «Живой», на сайте фонда опубликованы рекомендации для пациентов, например, с раком желудка, раком кишечника, немелкоклеточным раком легкого (ранние стадии), метастатическим раком легкого. Также планируется перевод еще шестнадцати рекомендаций.

— Как вы считаете, правильная ли это тактика — систематически проходить онкоскрининги? 
— Безусловно, правильная! Программы скрининга уже давно доказали свою эффективность, например, наиболее успешной программой скрининга является система скрининга рака желудка, введенная во второй половине ХХ в. в Японии. Программа позволила увеличить количество выявления ранних форм рака до 75 % и, как следствие, получить лучшие результаты по пятилетней выживаемости в мире. Большинство тестов, применяемых при скрининге, являются неинвазивными, поэтому их прохождение не сопряжено с риском.

— Когда все-таки нужен онкоскрининг и какие виды онкологических заболеваний ему поддаются?
— На данный момент в программу диспансеризации в России включены: скрининг женщин на рак молочной железы (с 40 лет) и рак шейки матки (25−69 лет), скрининг мужчин на рак предстательной железы, скрининг всех граждан на рак толстой и прямой кишки и рак желудка (с 45 лет) и другие онкологические скрининги. Также следует обратить внимание на проект скрининга рака легких с помощью низкодозовой компьютерной томографии, взамен используемой ранее и значительно менее эффективной флюорографии у пациентов высокого риска.

— Расскажите, пожалуйста, можно ли по результатам онкоскрининга однозначно сказать, есть рак или нет?
— Онкологический скрининг — это предварительное обнаружение заболевания у внешне здорового, не имеющего симптомов заболевания населения. Цель скрининговых обследований — выявить среди общей массы людей тех, кому требуется углубленное обследование, которое и позволит поставить или опровергнуть диагноз злокачественного заболевания.

— Подходит ли сканирование всего тела методом магнитно-резонансной томографии (МРТ) или компьютерной томографии (КТ) для обследования на предмет наличия онкологии? 
— Самостоятельное назначение МРТ или КТ нецелесообразно по нескольким причинам. Во-первых, для каждого метода исследования есть свои показания и противопоказания, например, у пациента может быть аллергия на контрастные вещества либо не выявленные ранее заболевания почек и почечная недостаточность, при которых введение контраста также ограничено. Во-вторых, при выполнении данных обследований практически у любого здорового человека можно найти несколько изменений, часто ничего клинически не значащих, которые, однако, могут отрицательно повлиять на психологическое состояние пациента, особенно подверженного канцерофобии. В-третьих, проведение КТ сопряжено с довольно высокой лучевой нагрузкой, оценить оправданность которой и соотношение риска-пользы пациент самостоятельно не может. И в заключение хотелось бы отметить, что эти исследования довольно дорогостоящие, и подобная тактика приведет к необоснованным финансовым тратам для пациента.

— Назовите, пожалуйста, основные мифы о раке. 
— Миф номер один: рак — это приговор. На сегодняшний день большинство опухолей, которые мы можем обнаружить на ранних стадиях, излечимы. При определенных обстоятельствах у части пациентов наступает прогрессирование болезни, что приводит к осложнениям или нарушениям функций органов. Но таких заболеваний меньшинство. Скажем, рак молочной железы, рак предстательной железы, мочевого пузыря в большинстве случаев хорошо поддаются лечению, даже на поздних стадиях. В определенных случаях до 90 % людей на ранней стадии заболевания могут быть вылечены и не нуждаться ни в какой терапии, на более поздних стадиях только треть живет больше пяти лет. Поэтому нельзя сказать, что рак всегда приводит к смерти, но здесь есть два нюанса: первый — это доступ к ранней диагностике, второй — доступ к эффективному современному лечению. Если у вас нет ни того, ни другого, то вы оказываетесь в ситуации, которая была 25–30 лет назад. И здесь целесообразно еще раз вспомнить про скрининговые обследования, направленные на эффективное снижение смертности от онкологических заболеваний, что является целью государственной программы. Важно понимать, что почти никакие злокачественные опухоли не развиваются стремительно. Это, как правило, процессы, которые занимают многие месяцы. Сегодня правильнее считать, что ранняя форма опухолей — излечимая болезнь, а поздняя — это в большинстве слу¬чаев хроническое заболевание, которое требует длительного лечения.
Второй, один из наиболее вредных мифов — о том, что существуют альтернативные методы лечения, которые эффективнее традиционных. К сожалению, ни один альтернативный метод не работает. Было проведено множество исследований, показавших, что прогнозы пациентов, прибегающих к нетрадиционным методам лечения, ухудшаются и чаще приводят к неблагоприятному исходу.
Третий миф о том, что рак заразен. Действительно, есть некоторые заболевания, которые могут провоцировать развитие злокачественных новообразований. Эти новообразования так и называют — вирус-ассоциированные опухоли. Например, заражение вирусом папилломы человека или наличие в организме бактерии Helicobacter pylori могут служить одной из причин возникновения рака. Вирусные гепатиты B и С сами по себе являются причиной возникновения цирроза печени, который, в свою очередь, может быть пусковым механизмом для первичного возникновения рака этого органа. Но данные заболевания не передаются бытовым путем. Заразиться раком, общаясь и даже живя в семье с больным человеком, невозможно. Заражение непосредственно онкологией возможно только в одном случае — при прямой передаче опухолевых клеток от донора, например, в процессе пересадки органов. Но часть даже таких случаев оканчивается тем, что иммунная система нового хозяина убивает подсаженную опухоль.

— Какие меры первичной профилактики может принять каждый человек, чтобы обезопасить себя от возможной болезни или хотя бы снизить риски? 
— Для профилактики рака следует предпринимать следующие действия:
— избегать факторов риска: малоподвижного образа жизни, табакокурения, употребления алкоголя, употребления большого количества красного мяса, копченостей, жареной пищи и малого количества фруктов и овощей;
— проводить вакцинацию против ВПЧ и гепатита В;
— проходить регулярную диспансеризацию;
— бороться с источниками опасности на рабочем месте;
— сократить воздействие ультрафиолетового излучения;
— уменьшать воздействие ионизирующего излучения (на рабочем месте или в процессе медицинской диагностической визуализации).

— Почему вы выбрали профессию онколога? И каким образом вы восстанавливаете свои внутренние ресурсы? 
— Возможно, прозвучит патетически, но я не выбирал профессию онколога, скорее она выбрала меня. И этим обстоятельством я очень доволен. Что касается восстановления внутренних ресурсов, у каждого человека свои методы, которые подходят только ему. Лично я наслаждаюсь красотой и гармонией природы, не перестаю удивляться ее величию.

— Можете ли вы вспомнить свои мысли и эмоции, которые испытывали, когда у вас появился первый «только ваш» пациент? 
— Конечно. Невероятное волнение и ответственность за судьбу больного человека. Причем с годами уровень ответственности только возрастает.

— Задам вопрос, волнующий студентов, у которых нет возможности посетить ваши лекции. Какой совет вы могли бы дать молодым специалистам-онкологам по поводу того, как преодолеть страх общения с пациентом? Существует ли практика посещения врачами каких-то тренингов, развивающих навык коммуникации с людьми, больными онкологией, и их родственниками?
— Говорят, давать советы — дело неблагодарное. Но могу предостеречь своих молодых коллег: если вы боитесь трудностей, не готовы жертвовать все силы и всё свободное время профессии, то онкохирургия не для вас. Что касается коммуникации между врачами и пациентами и их родственниками — это отдельная и большая проблема современной медицины. Ведь молодое поколение врачей — это уже даже не гаджет-зависимые, а гаджет-ассоциированные люди, которые подчас разговаривают «статусами» из социальных сетей, а в большинстве случаев пациенту необходимо простое общение и теплота человеческой души. А этому ни на каких курсах научиться невозможно, это должно быть внутри.

— Часто ли вы сталкиваетесь с пациентами или их родственниками, увлеченными ненаучными течениями, не желающими ограничиваться принципами доказательной медицины? Как быть молодому врачу в такой ситуации? 
— Не часто, но периодически такие па¬циенты появляются. Иногда их убежденность в своей правоте настолько сильная, что даже опытному врачу непросто переубедить такого пациента. И тут необходимы жизненный опыт, подкрепленный клиническими примерами, и огромное желание помочь пациенту. Молодому специалисту только один совет — привлекать более опытных коллег. Что же касается окончательного решения — оно всегда за пациентом!

— Можете ли вы назвать главное преимущество и главный недостаток вашей профессии? И если бы не хирургом, то кем вы могли бы стать?
— Отвечая на первую половину вопроса, не могу не вспомнить своего любимого писателя М. А. Булгакова и его роман «Мастер и Маргарита». Главное преимущество, оно же недостаток, моей профессии в том, что я точно знаю: человек смертен, а иногда внезапно смертен. А если бы я не стал хирургом, то был бы самым несчастным человеком на свете, но об этом я бы и не узнал.

— Какой момент в своей практике вы цените больше всего?
— Когда больной выздоравливает! 

Беседовала Карина ШАНАВА,
начальник отдела 
по связям с общественностью 
СЗГМУ им. И. И. Мечникова
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ВЕСТНИК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ. 5 (160) МАЙ 2020
Источник:  https://nstar-spb.ru
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~ecP9p