«Открытость — это единственный путь к правде»

 
Фото: myhistorypark.ru

Фото: myhistorypark.ru

3 Февраля 2020

«Открытость — это единственный путь к правде»

Трудно назвать еще один всероссийский культурологический проект такого масштаба, как «Россия — моя история», ведь он охватывает почти все регионы страны. Его география простирается от Санкт-Петербурга до берегов Охотского моря. Мультимедийные исторические парки «Россия — моя история» работают в 21 городе. Мы встретились с управляющим директором Фонда гуманитарных проектов Иваном Владимировичем Есиным в Москве, на ВДНХ, в его кабинете, и побеседовали с ним о проекте, его проблемах и планах на будущее. 

— А какие еще есть цифры, характеризующие парк? 
— Со дня открытия в 2015 г. общее количество посетителей перевалило за десять миллионов. Общая площадь всех наших экспозиционных площадок превысила сто пятьдесят тысяч квадратных метров. Большая работа была проведена в прошлом году. Мы обновили около полутысячи материалов в федеральном контенте и около тысячи — в региональном, с успехом провели выставку «Память поколений» в московском Манеже и завершили тур по городам нашей предыдущей манежной выставки «Сокровища музеев России».

— Вы назвали 2015 г. Но, если мне не изменяет память, вы заявили о себе раньше?
— Да, проект «Россия — моя история» начался в 2013 г. с выставки «Романовы». Но тогда никто не предполагал, во что это начинание может вылиться. Выставка, проходившая в московском центральном выставочном зале «Манеж», была приурочена ко Дню народного единства и рассчитана всего на пять дней. На ее открытие пришел президент нашей страны В. В. Путин, удивился тому, что выставка открыта на столь короткое время, и распорядился ее продлить. В итоге она проработала двадцать дней с восьми утра и до полуночи.

— Вы ведь стояли у истоков этого проекта — неужели не просчитывали будущие шаги?
— Честное слово, никто не знал, что и как будет. Первая выставка была организована Патриаршим советом по культуре при самом непосредственном участии его руководителя митрополита Псковского и Порховского Тихона (в то время архимандрита) и Министерства культуры РФ.

— И она ведь имела ошеломляющий успех. Чем его можно объяснить? 
— Суммой факторов, в том числе и самим контентом, и оформлением. И новыми технологиями подачи материала — всеми новейшими формами информационных носителей: сенсорными столами и экранами, кинотеатрами, лайтбоксами, коллажами, проекторами и многим другим. Мы создали интерактивную выставку на принципах, отличных от музейных. Когда вы приходите в музей, то первое, что вы читаете на табличках или слышите от экскурсоводов или смотрителей: «Не подходите близко, не трогайте!» У нас же всё наоборот: подходите, трогайте, крутите-вертите — в общем, делайте что хотите. Главное, чтобы было интересно.

— Время показало, что расчет оказался верным.
— Да. Но мы столкнулись с проблемой: пропускная способность ЦВЗ «Манеж» — пять тысяч человек в день, а к нам ежедневно приходили пятнадцать тысяч, ожидание в очереди доходило до четырех с половиной часов. Поэтому и было принято решение продолжить серию выставок.
Следующая экспозиция была посвящена Рюриковичам, затем мы перешли к двадцатому веку. И так родились еще две выставки: «От великих потрясений — к Великой Победе. 1917–1945» и «Россия — моя история. 1945–2016». Но я хочу обратить внимание — это всё были временные выставки. Они открывались каждый год 4 ноября в День народного единства в московском Манеже.

— А как появилась идея сделать действующие на постоянной основе мультимедийные исторические парки?
— Это было самым логичным развитием проекта — объединить четыре выставки и таким образом создать исторический музей нового формата. Ведь первоначальная идея заключалась в том, чтобы возить выставки по стране. И мы это делали. Прикладывали массу усилий к тому, чтобы открыть экспозицию в том или ином городе, она работала две недели, пользовалась огромным успехом, потом мы ее разбирали и везли дальше, в следующий город. Это было абсолютно нелогично. И очень затратно.
Наконец, нам предоставили целый павильон на ВДНХ, где мы и разместили выставки, продолжив работать над их расширением.
Так был создан флагманский исторический парк в Москве. Он открылся в 57-м павильоне ВДНХ.

— А как ваши парки оказались в других городах?
— После того как первых посетителей принял парк на ВДНХ, появилась идея открывать филиалы в других городах. Сейчас они работают в двадцати одном городе.

— Экспозиция во всех парках идентичная?
— Идентично только то, что касается федерального контента, то есть общероссийской истории. Мы всегда добавляем историю региона, в котором открывается выставка, — везде есть свой пласт истории, люди должны понимать, где они живут. К созданию регионального контента мы привлекаем ученых и краеведов того города или области, где создается парк.

— Кстати, где были открыты парки в минувшем году?
— В Челябинске и Сургуте.

— Иван Владимирович, это же понятно, что существование такого масштабного проекта не может остаться без внимания критиков, всевозможных специалистов и тех, кто считает себя таковыми.
— Безусловно. Чем-чем, а вниманием критиков, начиная от членов Вольного исторического общества до краеведов-одиночек, мы не обделены.

— И как вы относитесь к критике?
— С особым вниманием и благодарностью за конструктив. Ведь информационный объем экспозиций огромный, контент постоянно расширяется и дополняется. Парк — это живой организм: мультимедийный формат позволяет делать удивительную вещь — размещать любое количество информации. И тут порой срабатывает человеческий фактор.
Мы открыты для любого диалога, и, наверное, самым ярким подтверждением тому являются круглые столы, на которые мы приглашаем наших оппонентов. Уверен, открытость — это единственный путь к правде.

— К слову, об открытости. Могли бы вы рассказать, кто конкретно занимается созданием контента для ваших экспозиций.
— Конечно. Мы этого никогда не скрывали. Авторы большинства наших мате¬риалов — специалисты из Института российской истории РАН. Над экспозицией «Рюриковичи» работали доктора исторических наук Антон Анатольевич Горский и Валерий Борисович Перхавко, кандидат исторических наук Константин Владимирович Вершинин и другие. Над экспозицией «Романовы» работали доктора исторических наук Наталья Вадимовна Козлова, Фёдор Александрович Гайда, Дмитрий Владимирович Лисейцев. Создание экспозиции «От великих потрясений — к Великой Победе» курировал доктор исторических наук, заместитель директора ИРИ РАН Сергей Владимирович Журавлёв, а материалы готовили также специалисты этого института, например Михаил Юрьевич Мухин и Владислав Бэнович Аксёнов. Наконец, экспозиция «1945–2018» создавалась специалистами из ИРИ РАН и Музея современной истории. Информация об авторах нашей экспозиции не является закрытой — любой желающий может ознакомиться с ней на нашем сайте.

— Есть ощущение, что критика вашего парка — это только формальный повод. Разного рода скандалы вокруг ваших экспозиций возникают с завидной регулярностью. Наверное, точнее будет сказать, с хорошо организованной регулярностью.
— Это так. Но мы уверены, что зачастую всё это делается не против парка, а против исторической памяти народа. Так уж получилось, что события прошлого стали полем битвы дня сегодняшнего.

— И традиционная просьба: расскажите, пожалуйста, о ваших планах.
— Их громадье. Открываем два новых парка — в Пятигорске и Владивостоке. Активно работаем в Херсонесе. Но Херсонес — это отдельный проект. Очень большой! И об этом проекте обязательно расскажу в следующий раз.

— Ловлю вас на слове и обещании рассказать о проекте «Херсонес». И желаю удачи!

Беседовал Геннадий КОЛОМЕНСКИЙ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ВЕСТНИК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ. 1 (156) ЯНВАРЬ 2020
Источник:  https://nstar-spb.ru
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~dhQVi