«Наш сад ведёт активную научную деятельность»

 

3 Октября 2018

«Наш сад ведёт активную научную деятельность»

Интервью с заместителем заведующего Ботаническим садом Петра Великого Ботанического института имени В. Л. Комарова Российской академии наук Юрием Гурьяновичем Калугиным.

— Мы редко вспоминаем о том, что Ботанический сад — это структурное подразделение Ботанического института имени В. Л. Комарова РАН...
— Ботанический сад на данный момент действительно является самым большим по численности подразделе¬нием Ботанического института РАН, который был создан в 30-е гг. именно в результате слияния Ботанического сада и Ботанического музея АН СССР. Возглавил его в те годы В. Л. Комаров, впоследствии президент Академии наук. Сейчас территория Ботанического сада воспринимается большинством как рекреационная зона в центре крупного мегаполиса, в то время как здесь собраны огромные коллекции живых растений существенной научной и природоохранной значимости. Научными кураторами сада ведется активная исследовательская деятельность по изучению сезонной динамики развития растений, оценке перспектив интродукции, детализации агротехнических приемов выращивания. Постоянно ведется обмен семенами и растениями с другими садами, принимается участие в международных проектах и экспедициях. На базе коллекций живых растений сотрудники лабораторий Ботанического института занимаются систематикой, морфологией растений, множеством иных научных направлений.

— В прошлом интервью вы говорили, что мероприятия Ботанического сада весьма академичны. Но ведь горожанами они наверняка воспринимаются в большей степени как развлечение…
— Да, это очень печально, и мы прикладываем максимум усилий для разрушения подобных стереотипов, стараясь держать высокую научную планку всех меро¬приятий. Конечно, Ботанический сад — это исторический и социальный объект городской инфраструктуры, где есть возможность погулять с детьми, сделать селфи на фоне цветущих растений, отдохнуть и расслабиться после работы. Однако не следует забывать о том, что у нас одна из крупнейших в мире коллекций растений, более полутора тысяч из которых внесены в Международную Красную книгу. Мы гордимся своей уникальной коллекцией и стараемся сделать ее более доступной, открытой и значимой для всех гостей сада. Во время фестивалей и выставок мы открываем свои «золотые кладовые». К примеру, на оранжерейных маршрутах достаточно широко представлены виды из рода Бегония. Однако две трети коллекции, самые редкие экземпляры, конечно, содержатся в закрытых фондовых оранжереях. И только благодаря выставке «Многоликая бегония» все желающие могут восхититься полнотой видового разнообразия представителей этого рода растений.

— Приходят ли работать в Ботанический сад волонтеры?
— Работа с волонтерскими организациями — довольно непростой для нас вопрос. Однократные непродолжительные акции приводят к тому, что волонтеры проносятся по саду, как цунами, и приносят больше вреда, чем пользы. Если во всем мире под волонтерством понимается безвозмездная постоянная работа на тех участках работы, где это действительно требуется, то почему-то в нашей стране оно в основном превращается в развлекательный досуг с активностями по личным предпочте¬ниям и за какие-то дополнительные услуги в виде экскурсий или предоставлении редких экземпляров растений. Пока что привлечение волонтеров для нас не стало ни панацеей, ни спасением. В Японии, чтобы стать волонтером, люди за свой счет обучаются в университетах. Нам же постоянно звонят с предложением что-то посадить, как будто это не требует ни специфических знаний, ни профессионального образования, ни опыта работы. Приходится вежливо отказывать. Тем не менее у нас подобралась очень хорошая группа ребят, интересующихся японской культурой. Это почти 30 человек, которые очень помогают нам в проведении тематических мероприятий: информируют людей в разных точках парка, направляют, рассказывают. Также есть группа волонтеров, которые приходят довольно давно и регулярно, уже многое умеют и готовы выполнять не самые презентабельные виды работ. Есть у нас и полуволонтерское движение: Петроградский район направляет к нам на работу школьные летние отряды. Ребята работают и получают небольшую оплату труда не от нас, а от города.

— Тяжело ли Ботаническому саду как музею под открытым небом выдерживать огромный поток посетителей, особенно в весеннее и летнее время?
— Стоит вернуться к тому, с чего мы начали, — что такое ботанический сад и для чего он существует. Это коллекция живых растений для научных целей. В советские годы ботанические сады считались закрытыми образовательными учреждениями. Сейчас сады вынуждены заботиться о привлечении дополнительного финансирования и все активнее занимаются привлечением посетителей и просветительской деятельностью. Когда в сад никто не приходит, он начинает хиреть и разрушаться, поэтому это очень хорошо, что сады становятся все более популярным и посещаемым местом, где люди разного возраста, профессий и интересов могут найти для себя что-то новое и интересное. Однако, к сожалению, далеко не всегда посетители ведут себя подобающим образом: ходят по газонам, не задумываясь об уплотнении почвы и гибели множества раннецветущих мелколуковичных растений; рвут и ломают растения на букеты; умудряются даже лазать по деревьям или выкапывать растения прямо на экспозиции. Это такая отдельная категория граждан, которые считают, что купленный билет дает им полное право на варварство и вандализм. Особенно много хлопот доставляют родители, которые не контролируют своих чад, а любое спокойное замечание воспринимают как личное оскорбление. С огромным сожалением вынужден признать, что нередки случаи кражи садового инвентаря и инструментов. Однажды мы провели эксперимент и установили: за неделю в одной оранжерее пропадают примерно 20 ножниц и секаторов. Большой проблемой является полное отсутствие внимания со стороны власть имущих. Если в Берлин ¬приезжает правительственная делегация другой страны и ее везут в Ботанический сад Берлин-Далем, королева Англии показывает Королевские ботанические сады Кью и т. д. В России высоким гостям наши замечательные ботанические сады никогда не демонстрируют. При полном отсутствии внимания властей и низком уровне финансирования сотрудники умудряются содержать огромную коллекцию мирового значения. Спасению амурского тигра уде¬ляется больше внимания, чем спасению какой-то исчезающей «ромашки», несмотря на то что зачастую именно эта «ромашка» лежит в основе экологической пирамиды и пищевой цепи.

— Я знаю, что весной вы присутствовали на открытии нового ботанического сада в Вологде…
— Да, действительно, и это уникальное событие. Местные бизнесмены решили вложить средства в создание ботанического сада. Меня попросили выступить с речью на его открытии. И я сказал, что, к большому сожалению, сейчас в России ботаника вовсе не считается той наукой, в которую стоит вкладывать средства, и поэтому финансирование у нас нулевое. Но если вспомнить увлечения знати в эпоху Просвещения, то, как известно, это были изучение химии и составление гербариев. И когда мы сейчас открываем новые хоть и маленькие, но ботанические сады, это прекрасно. Кстати, специалисты Культурно-просветительского центра запустили новую программу практического направления для взрослых и детей «Мое хобби — гербарий».

— Расскажите, пожалуйста, о других российских ботанических садах, с которыми вы сотрудничаете.
— Сейчас потрясающими темпами развивается Ботанический сад Уральского отделения РАН в Екатеринбурге. Там есть замечательные инициативные ребята, которые вышли в социальные сети, на городские программы. Занял свою нишу Ботанический сад Тверского государственного университета. Он хоть и очень маленький, но в нем собрана уникальнейшая коллекция местной флоры. В нем создан сад низших растений, который назвали «Тайным садом», используя существующее в ботанике понятие тайнобрачные. Когда там случилась беда, начались разрушения и сад хотели закрыть, горожане отстояли его и добились выдачи гранта на создание новых экспозиций и постройку нового административного здания. Потрясающими темпами развивается Ботанический сад Московского государственного университета «Аптекарский огород», созданный в 1706 г. Он входит в десятку лучших мест для посещения в Москве. Сейчас становится в большей степени открытым Ботанический сад МГУ на Воробьевых горах. Мы довольно регулярно общаемся с коллегами из Никитского ботанического сада в Крыму, который, как и наш, гордо именовался императорским. И все-таки в настоящее время в России существуют три основных ботанических сада, которые можно называть «паблик гарден», то есть сад для массового посещения — это семейный сад Тверского государственного университета, «Аптекарский огород» в Москве и наш Ботанический сад Петра Великого.

— А как вы относитесь к всплеску увлечения наших граждан садоводством?

— Это замечательно! Работа с растениями облагораживает и тело, и душу, правда, если она делается без фанатизма. Если у человека есть дача, на которой он может посадить цветы, — отлично! К тому же это хорошо для бизнеса и экономики. Садоводство сейчас действительно стало занимать большие объемы производства. В начале февраля этого года я был на съезде Ассоциации производителей посадочного материала, проходившем в Подмосковье. -Отечественный материал уже не уступает европейскому. Конечно, климатические особенности влекут некоторые проблемы, но в целом отрасль развивается.

Беседовала Елена Серебрякова
Фотографии предоставлены Ботаническим садом Петра Великого БИН РАН
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~IFGzw