«Забава для народа» как мощнейшая индустрия

 

2 Ноября 2018

«Забава для народа» как мощнейшая индустрия

Этой осенью в Издательско-полиграфическом комплексе Санкт-Петер¬бургского политехнического университета Петра Великого вышла монография «ФЕЙК&ФИЛЬМЫ» с подзаголовком «Кинофейк: история, технология и психология игры в кинодокументы». Автор Максим Катушкин (Эмк), режиссер кино и телевидения, лауреат российских и международных фестивалей, премии в области журналистики «Золотое перо», пытается проследить историю становления кинематографа, прежде всего как технологию манипуляции кинозрителем, бурное развитие такой технологии от момента появления кинематографа в конце XIX до начала 40-х гг. XX в. И соответствующие примеры, скандалы и недоразумения, связанные с визуальными фейками наших дней. История кино действительно переплетается с историей века. Кино само стало историей нашего мира, ее участником и лепило эту историю своим взглядом и мнением. Разрывы и разломы здесь видны яснее, чем в литературе и живописи. С точки зрения кинорежиссуры рассматривали, анализировали, исследовали — и, наконец, синтезировали — все фундаментальные проблемы века. Со временем «забава для народа» (одно из первых определений кинематографа) превратилась в мощнейшую индустрию и империю изображений, а затем становится орудием эстетизации политики.

«Уже сложившаяся, увлекательная и драматическая, история кинофейка (как важная часть истории мирового кинематографа) — это отчасти плутовской роман, отчасти детектив, а отчасти клубок историй про всяческие психиатрические болезни, социальные заблуждения и мании. Но прежде всего — это сатирические хроники, где объектом сатиры невольно оказываются различные государственные и общественные формации, известные политики, выдаю¬щиеся личности, режиссеры-художники, да и сами простые зрители эпохи человека кинематографического — homo кино или homo муви. <…> Состояние дел можно резюмировать модифицированной фразой Ивана Бунина: “Вообще, литературный (а теперь более технологичный и опасный — кинематографический. — М. Катушкин) подход к жизни просто отравил нас”. То есть мир пустых и случайных слов окончательно трансформировался в мир наведенных, беспробудных и зловредных сновидений», — пишет автор книги.
Если принять предложенную автором форму «плутовского non-fiction романа», можно по аналогии вспомнить, что, согласно «Золотому теленку» Ильфа и Петрова, печатная машинка модели Adler № 7 была куплена на базаре для нужд фирмы «Рога и копыта», и это была «машинка с удивительным прононсом». У нее был необычный дефект — литера «е» отсутствовала, ее пришлось заменить буквой «э», великий комбинатор с недовольством указывал на ее «турецкий акцент». В таком случае кинокамера Arriflex 35, как и печатная (или скорее уж швейная с линзами) машинка, тоже может иметь множество прононсов и акцентов технического, идеологического и даже метафизического свойства. Кроме того, в любом самом «задокументированном» и «достоверном» фильме всегда присутствует выдумка (ошибки, небрежность, недоразумение, случайности и т. п.) самого сюр¬реалистического свойства. А фейк — это зона мимикрии, бесконечной текучести и притворства. Будет справедливо заметить, что любой фильм — это фейк модифицированный объект (подобно ГМО, только вместо сплетения генов здесь сплетение правд и лжи), превращающий добропорядочную доверчивую искренность жизни в череду конфузов, достойную сатирических хроник.
Книгу написал снимающий режиссер и журналист, то есть практик, отсюда понятная заинтересованная личная интонация, современный телевизионный инсайд и, возможно, несколько нервозно-экспрессивное повествование. Что ж, это первая история кинофейка, то есть такая весьма амбициозная задача ставилась изначально, а насколько «амбиции соответствуют амуниции» — другой вопрос. За попытку — спасибо, а истории в книге приводятся действительно невероятные, это правда.

Максим КОРТЕЛЬ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~DKfS4