Сохранение культурного наследия Петербурга

 

9 Октября 2018

Сохранение культурного наследия Петербурга

В Северной столице, без преувеличения, тысячи объектов культурного наследия, от небольших бюстов в садах и парках до огромных зданий, которые требуют тщательного ухода и внимания специалистов. Все это для того, чтобы ими могли восхищаться не только мы, но и наши потомки.

Студентка Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) Александра Пашина обучается по программе магистратуры «Реставрация». Она уверена, что этот процесс можно не только улучшить, сделав более масштабным, но и привлечь к нему добровольцев из числа тех людей, кому небезразлично культурное наследие нашего города. Работая над диссертацией, она создала проект «Волонтеры-реставраторы Санкт-Петербурга». Уже первые результаты деятельности его участников свидетельствуют о том, что при должной подготовке практически любой может стать реставратором. Подробнее об этом Александра рассказала в интервью нашему изданию.

— Почему вы решили писать диссертацию именно на тему восстановления памятников реставраторами-волонтерами?
— В ходе выполнения выпускной квалификационной работы в бакалавриате СПбГУ, которая была посвящена реставрации скульптуры «Плакальщица» из собрания Музея городской скульптуры, я столкнулась с тем, что многие проблемы плохой сохранности памятника возникли в результате отсутствия профилактического ухода за ним. К великому сожалению, в нашей стране, и в Петербурге в частности, совершенно отсутствует такое понятие, как «превентивная реставрация». Между тем фронт несложных по исполнению, но больших по объему работ по текущему уходу огромен и требует участия большого числа людей, обладающих определенными знаниями и навыками. В случае выполнения превентивной реставрации степень сохранности памятников значительно увеличивается, а расходы на их восстановление значительно сокращаются. Так и родилась идея создания «Волонтерского реставрационного центра в Санкт-Петербурге».

— Но есть ли у общества потребность в подобного рода деятельности?
— Волонтерское движение возникло в России давно, а сейчас переживает пик своего развития. Люди разных возрастов, а не только молодежь, как это может показаться, готовы сегодня совершенно бескорыстно тратить свои силы и время на пользу общества. Добровольческие инициативы существуют почти в любой сфере человеческой деятельности, в том числе и в сфере культуры. Что же касается реставрационного волонтерства, то в нашей стране оно делает только первые и пока еще весьма робкие шаги.

— Какие проблемы в вопросах реставрации памятников сегодня существуют? Есть среди них наиболее острые и тре¬бующие безотлагательного решения?
— В Российской Федерации, к сожалению, превентивные меры все еще не рассматриваются в качестве важнейшего инструмента сохранения культурных ценностей. Их проведение, видимо, расценивается исключительно как трата денег на неочевидные работы. Между тем во многих случаях они позволили бы избежать радикального консервационно-оперативного вмешательства на огромном количестве памятников. И именно здесь так важны волонтеры. Мы не говорим о том, что добровольца за месяц можно обучить профессии реставратора, и не подменяем понятия. Одновременно мы хотим показать, что волонтеры при правильном обучении и совместной работе со специалистами — это огромная сила, которую мы можем и должны применять в сфере сохранения культурного наследия, в профилактическом уходе, в решении проблем превентивной реставрации.

— Сейчас в России Год добровольца, это как-то помогает в вашей работе?
— Благодаря президентскому указу многие учреждения идут нам навстречу. Сейчас вносятся значительные изменения в законодательство, но пробелов и ограничений все равно множество, так как мы ¬имеем дело с объектами культурного наследия, которые очень ревностно охраняются государством. Но у нас, на мой взгляд, неплохая динамика, и я не сомневаюсь, что мы добьемся успеха и понимания.

— Сколько человек на сегодняшний день участвуют в проекте «Волонтеры-реставраторы Санкт-Петербурга»?

— У нас изначально не стояло задачи делать громкую рекламу этому проекту. Мы хотели опробовать, прочувствовать, посмотреть на обратную связь, изучить сам процесс. Тем не менее уже сейчас можно сказать, что результатами мы впечатлены и готовим очень насыщенную программу на лето 2019 г. С мая по сентябрь (4 месяца) был осуществлен набор пяти групп. В каждой из них от 10 до 20 волонтеров-реставраторов. Из них четыре группы в Санкт-Петербурге и одна действует в Москве. Всего к нам поступило около 300 заявок от соискателей. Из них для обучения и последующей практики мы отобрали 80 человек.

— У нашего издания большая студенческая аудитория. Если кто-то из ребят захочет участвовать в проекте, как им это сделать?
— Раз в один-два месяца мы осущест¬вляем так называемый «донабор» — порядка 10–12 человек. Перед этим мы открываем регистрацию в наших официальных аккаунтах в социальных сетях — Facebook, ВКонтакте, Instagram. В ближайшее время планируем полноценный набор, сразу около 30 человек, и это произойдет в середине октября.

— Должен ли у соискателей быть какой-то базовый уровень знаний, без которого начало стажировки невозможно?
— Нет. Проект открыт для всех желающих петербуржцев и москвичей. Мы всему обучаем. Единственное ограничение, которое у нас есть, — желающим участвовать в проекте должно быть не менее 16 лет.

— Что изучают волонтеры до того, как перейти к практической деятельности?
— Обучающая программа волонтеров состоит из нескольких блоков — терминология реставратора и его философия, реставрационные материалы, классификация видов разрушений каменной скульп¬туры, необходимая для таких процессов документация. Не стоит забывать о таких моментах, как фотофиксация и натурное обследование-описание памятников, и здесь тоже свои теория и практика. Безусловно, изучается и действующее законодательство в сфере сохранения культурного наследия.

— Кем разрабатывался учебный курс?
— Программа создавалась Санкт-Петер¬бургским государственным университетом совместно с НП «Российская ассоциация реставраторов» специально для петербургских волонтеров. Для московского кампуса теоретическая программа разработана департаментом культурного наследия города Москвы и ресурсным центром «Мосволонтер». Практическая часть реализована СПбГУ совместно с Государственным музеем городской скульптуры и музеем-заповедником «Павловск».

— Насколько широк ассортимент материалов и инструментов, которые используются в такой работе? Их делают в Петербурге или приходится откуда-то привозить?
— В арсенале специалиста-реставратора, занимающегося профилактическим уходом, широкий ассортимент отечественных и импортных инструментов и материалов. Это мойки высокого давления и парогенераторы для удаления с поверхности камня плотной пленки биологических и саже-пылевых наслоений одной из немецких фирм; «Универсал-ПД» — концентрированное жидкое пен¬ное нейтральное моющее средство общего назначения — и многочисленные антивандальные составы, которые выпускает петербургское предприятие. Помимо этого, в своей работе мы используем итальянский воск для консервации поверхности, немецкие составы для биоцидной обработки, консервации и гидрофобизации поверхности камня.

— Есть объекты, до которых волонтеров-реставраторов не допустили, и если да, то по каким причинам?
— Мы говорим о профилактическом уходе. Он подразумевает промывку памятников, расчистку отмостки, консервацию поверхности, описание состояния сохранности, фотофиксацию и другие операции. Все это делают волонтеры, их не допускают только до высотных работ.

— Какие объекты уже прошли через руки добровольцев?
— Совместно со специалистами-реставраторами Музея городской скульптуры волонтеры приняли участие в профилактических работах по уходу за монументом «Медный всадник», памятником Николаю I на Исаакиевской площади. В этом же списке бюсты итальянских архитекторов на Манежной площади, Ростральные колонны, Нарвские ворота и многие другие объекты культурного наследия в нашем городе.

— Каким видится развитие проекта, во что он вырастет в ближайшее время?

— К маю нынешнего года мы подготовили несколько важных документов, например положение о взаимодействии учреждений культуры с движением волонтеров-реставраторов, а также пособие по реставрации для волонтеров. Кроме того, по результатам летней кампании мы работаем над видеороликами о нашем проекте. Также в течение сентября-октября будут продолжаться практические работы, такие как расчистка гипсовой лепнины, работы по профилактическому уходу за художественными надгробиями в Некрополе Донского монастыря, работы в фондохранилище скульптуры в ГМЗ «Павловск».

— Но все это возможно только до наступления холодов…

— На осенне-зимний период у нас запланированы лектории, экскурсии в реставрационные мастерские, пленэрные занятия и новый набор волонтеров-¬реставраторов. В самое ближайшее время мы заключим соглашение о сотрудничестве между российскими добровольцами и Rempart — французской государственной организацией, сохраняющей культурное наследие с помощью волонтеров, об обмене добровольцами на летний период 2019 г. Не сомневаюсь в том, что мы станем крупным международным проектом.

Олег НЕФЁДОВ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~CsQoA