Первый «Большой проект» отечественного ракетостроения

 

4 Июня 2018

Первый «Большой проект» отечественного ракетостроения

Недавно Музей космонавтики и ракетной техники им. В. П. Глушко отметил 45-ю годовщину с момента основания — в 1973 г. он был открыт в помещениях Иоанновского равелина Петропавловской крепости. Там, где в начале 30-х размещался Второй отдел Газодинамической лаборатории (ГДЛ) — первой в мире опытно-конструкторской организации по разработке ракетных двигателей, ¬которым руководил В. П. Глушко, ¬будущий академик, генеральный конструктор ¬ракетно-космической техники.

Представляется, что вся история Газодинамической лаборатории является примером реализации того, что в наше время называется «большим проектом». Вообще, это понятие, как и словосочетание «управление большими проектами», родилось в начале 1950-х гг., почти на полвека позже создания в Москве «Лаборатории для разработки изобретений инженера Н. И. Тихомирова», на базе которой выросла ГДЛ. Однако результаты деятельности ГДЛ вполне могут быть интерпретированы как результат грамотного управления таким «большим проектом». Они, эти результаты, наглядно показывают, как точно поставленные цели, разумное финансирование, наличие стратегии управления влияют на качество результатов научно-исследовательской организации и на возможность продолжения и расширения работ.
Можно сказать, что «Проект ГДЛ» появился на свет как результат действий, предпринятых будущим руководителем, ученым-химиком Н. И. Тихомировым (1860–1930). Специалист в области сахарного производства, он еще в студенческие годы проводил эксперименты с пороховыми составами, а в 1912 г. представил в Морское министерство проект новой пороховой ракеты. В 1915 г. на это изобретение было получено «не подлежащее оглашению охранное свидетельство» № 309. Письмо Тихомирова, которое он в 1919 г. направил в Совнарком и в котором сообщил о своей «самодвижущейся мине на твердом топливе», стало толчком к созданию в Москве в 1921 г. новой лаборатории.
В предоставленном Тихомирову помещении были оборудованы пиротехническая и химическая лаборатории, а также механическая мастерская. Вскоре потребовались разработка, технологическая отработка и испытания пороховых шашек нового состава, для чего к работе были привлечены специалисты в области пиротехники и химии из Ленинградского государственного научно-технического института (отделение порохов и взрывчатых веществ). Итогом начального этапа деятельности лаборатории стала разработка — на основе изобретения Н. И. Тихомирова — химического состава нового топлива и технологии его лабораторного производства. Были получены первые образцы шашек из бездымного пироксилинового пороха, который обеспечивал увеличение эффективности ракетных систем и снижал степень опасности при работе с ними.
В 1923 г. лаборатория получила задание опытным путем проверить применимость реактивного принципа для увеличения дальнобойности уже существующих мин. Было согласовано проведение испытаний на Ржевском Главном артиллерийском полигоне под Ленинградом. И в 1924 г. здесь были выполнены пуски снаряженных бездымным порохом мин; результат получили более чем удовлетворительный — десятикратное увеличение дальности полета. Поэтому была поставлена цель — создать конструкции реактивных снарядов, оснащенных разработанным пороховым составом. Именно тогда был признан целесообразным переезд всей лаборатории в Ленинград — туда, где имелась готовая ¬производственная база для изготовления бездымного пороха и шашек, а также развитая испытательная база. И к 1925 г. лаборатория Н. И. Тихомирова полностью перебазировалась в наш город.
К весне 1928 г. первые образцы реактивных снарядов, снаряженных шашечным бездымным порохом, были изготовлены и пуски на Ржевском полигоне прошли успешно. Как результат — лаборатория существенно расширилась и получила новое название — Газодинамическая лаборатория, под которым и вошла в историю отечественного ракетостроения. Важно, что тогда выделились новые направления работ: производство порохов, внешняя баллистика ракет, баллистика порохов, системы управления ракетами. А в 1929 г. появились еще два — конструкция пороховых ракет, а также жидкостные и электрические ракетные двигатели. Последнее возглавил еще совсем молодой В. П. Глушко.
В 1930 г. был окончательно освоен технологический процесс и налажено надежное производство пороховых шашек. К этому времени уже были детально изучены их баллистические свойства, определены законы их горения в камерах с соплом и проведены первые летные испытания. Поэтому была начата непосредственная разработка ракетных снарядов калибров 82-мм и 132-мм, позднее послуживших прототипами боеприпасов знаменитой «катюши».
Были завершены и теоретические работы, и экспериментальная проверка работоспособности первых в мире электрических ракетных двигателей конструкции В. П. Глушко. И что особенно важно, были начаты работы по проектированию первых образцов жидкостных ракетных двигателей. Были разработаны, изготовлены и успешно испытаны первые такие двигатели — ОРМ, ОРМ-1 и ОРМ-2. Отметим, что к 1933 г. были разработаны и испытаны конструкция турбонасосного агрегата с центробежными насосами, химическое и пиротехническое зажигание топлива. Прошли успешные испытания центробежные форсунки, оребренное сопло, динамически охлаждаемое компонентом топлива, система внутреннего охлаждения стенок камеры ЖРД. Иначе говоря, все то, что нашло применение в современных конструкциях ЖРД.
Активно велись работы по проектированию реактивных летательных аппаратов серии РЛА с ЖРД, один из которых должен был управляться гироскопическими приборами — также новая для своего времени разработка.
К этому времени производственная база лаборатории разрослась и размещалась в разных частях нашего города: пороховая мастерская — на Васильевском острове, в помещениях бывшей пироксилиновой лаборатории ВМФ, а механические мастерские — на Ржевском полигоне, в мастерских Военно-морского инженерного училища в Адмиралтействе, в Петропавловской крепости. Испытательная же база ракетных снарядов разместилась на Ржевском артиллерийском полигоне, вновь создаваемых авиационных ракетных систем — на Комендантском аэродроме, а испытания ЖРД проводились в здании Иоанновского равелина.
Своеобразной оценкой результатам, достигнутым ГДЛ к 1933 г., может служить мнение профессора В. П. Ветчинкина (ЦАГИ): «…В ГДЛ была проделана главная часть работы для осуществления ракеты — реактивный мотор на жидком топливе. С этой стороны достижения ГДЛ — главным образом инженера В. П. Глушко — следует признать блестящими…» Эти результаты явились основа¬нием для коренной реорганизации исследований в области создания ракетных систем в нашей стране.
21 сентября 1933 г. приказом Реввоенсовета СССР на базе Газодинамической лаборатории и Московской организации Группы изучения реактивного движения (МосГИРД) был основан первый в мире Реактивный ¬научно-исследовательский институт (РНИИ), в котором вполне успешно велись исследования в области ракетостроения практически по всем направлениям возможного развития ракетной техники. События 1937–1938 гг., когда в результате необоснованных репрессий большинство административных и творческих сотрудников РНИИ полностью оказались вне этих работ, резко затормозили дальнейшее продвижение вперед. Однако надо признать, что именно опыт, накопленный в 1930-х гг., стал одним из камней в фундаменте будущих отечественных достижений и в ракетостроении, и, позднее, в космонавтике.

Михаил ОХОЧИНСКИЙ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~Sq8ET