Нил Армстронг в Ленинграде

 
Фото: Р. Кучеров

Фото: Р. Кучеров

2 Июля 2019

Нил Армстронг в Ленинграде

В июле исполняется 50 лет со дня первой высадки землян на Луну. Событие далеко не рядовое, по-влиявшее и на развитие науки и техники, причем не только ракетно-космической, и на иные области человеческой деятельности, включая литературу и искусство. Сегодня, в преддверии юбилейной да-ты, мы вспоминаем о визите в наш город первого человека, ступившего на лунную поверхность, — американского астронавта Нила Армстронга. Произошло это событие достаточно давно — в 1970 г.

В самом начале 1970 г. астронавту Нилу Армстронгу, чья международная популярность к этому вре-мени достигала едва ли не гагаринской, было направлено специальное приглашение: выступить с до-кладом на XIII сессии Международного комитета по космическим исследованиям (КОСПАР), которая должна была состояться в конце мая в Ленинграде.
Генерал-лейтенант Н. П. Каманин, руководивший в то время подготовкой советских космонавтов, 4 мая 1970 г. записал в своем дневнике: «…был сегодня у меня Богданов из Совмина — он проверял наметки нашего плана встреч с астронавтом Армстронгом». Десять дней спустя появляется более по-дробная запись: «Муравьев (представитель Союза общества дружбы. — М. О.) несколько раз встречался с астронавтом Борманом, слушал его выступления. Борман пока держит данное нам слово и призывает американцев крепить дружбу с русскими. Характеризуя Армстронга, Борман выразился так: “Я больше похож на Титова, а Армстронг — на Феоктистова”. Интересно, что другие аме-риканские астронавты, встречавшиеся ранее с Георгием Береговым, отзываясь о характере Арм-стронга, употребляли слово “колючий”. Короче говоря, учитывая осложнения во взаимоотношениях СССР с США и “колючий характер” Армстронга, мы будем немного сдержаннее при встречах с ним (по сравнению с очень теплыми встречами с Борманом)». 
С сегодняшних позиций характеристика «колючий» означает всего лишь независимость суждений в сочетании с чувством собственного достоинства, а этими качествами Армстронг обладал всегда и в полной мере. Незадолго до исторического полета журналисты поинтересовались, как он считает, ка-кие эмоции будет испытывать, делая первый шаг по Луне. Армстронг ответил: «Я искренне надеюсь, что публика понимает, что речь идет о работе коллектива, а выбор того, кто поставит ногу на Луне, достаточно случаен. Получилось так, что выбор пал на меня, но он мог пасть и на другого человека». На вопрос, что для него дороже всего на Земле, он ответил: «…возможность попытаться что-либо сделать для вечной пользы человечества». Журналист Я. Голованов писал о жизни Армстронга после полета на Луну: «…С ровным упорством избегает он встреч с прессой и живет довольно замкнуто в кругу своей семьи на ферме в 40 километрах от города. В свободные дни он любит уезжать куда-нибудь подальше, плавать, ловить рыбу, слушать хорошую музыку. О себе он говорит: “Просто хочу быть университетским профессором и заниматься научной работой”. Все официальные письма и бу-маги так и подписывает — профессор Армстронг…» 
24 мая 1970 г. Нил Армстронг прилетел в Ленинград из Варшавы; его встречали космонавты Г. Т. Береговой, К. П. Феоктистов и представители Академии наук СССР. Днем позже астронавт на засе-дании рабочей группы «Луна и планеты» сессии КОСПАР выступил с докладом «Исследование лун-ной поверхности». Доклад был встречен с огромным интересом: на Луне к тому моменту побывало всего четыре человека, и для ученых было важно узнать подробности из уст непосредственного участника событий. Особенно когда эти подробности излагал человек, известный четкостью своих оценок: «У космонавта, облаченного в скафандр и снабженного ранцем, центр тяжести перемещается вверх и несколько назад. Чтобы не потерять равновесие, он наклоняется вперед. На поворотах его движения несколько замедлены. Это объ-
ясняется небольшим сцеплением подошв обуви с лунным грунтом. Однако привычной скорости по-ворота можно легко добиться. Переход из состояния покоя в состояние движения тоже заметно мед-леннее, чем на Земле. Чтобы двигаться быстрее, нужно сделать три или четыре шага с небольшим ускорением или сильно наклониться вперед и энергично оттолкнуться, набрав нужную скорость с первого шага…» 
И далее: «Падения не имели неприятных последствий. Скорость их настолько мала, что нет основа-ний опасаться каких-либо повреждений. Обычно при нарушении равновесия падение можно предот-вратить простым поворотом, шагом в ту сторону, куда падаешь. Если упадешь лицом вниз, можно легко подняться без посторонней помощи. При падении на спину нужно приложить больше усилий, чтобы подняться самостоятельно…» Заседание группы, на котором выступал Армстронг, преврати-лось в продолжительное и заинтересованное обсуждение его доклада.
В ходе пребывания Н. Армстронга в Ленинграде он и космонавты Г. Т. Береговой и К. П. Феоктистов, с которыми у астронавта сразу же установились дружеские отношения, осматрива-ли наш город. Побывали на «Авроре» и в Военно-морском музее, в Смольном и на Пискаревском кладбище, где посмотрели фильм «Подвиг Ленинграда». Съездили в Зеленогорск, прошлись по Золо-тому пляжу, посидели в уютном ресторане «Олень». Обо всем этом свидетельствуют фотографии, лишь недавно ставшие доступными широкой публике: почти полвека они лежали в личных архивах фотографов и участников этих событий, причем тогда, в 1970 г., в прессу эти снимки не попали.
Позднее, уже в Москве, перед отъездом из СССР, Армстронг выступил перед журналистами: «Нам в достаточной степени повезло, у нас не было каких-либо существенных неполадок, никто из нас не заболел и не имел неприятных ощущений. Полет на Луну — это действительно весьма впечатляю-щее путешествие. Вид Земли, уменьшающейся в иллюминаторе, незабываем. Наиболее запоминаю-щимся зрелищем была Луна, становящаяся все больше по мере нашего приближения. Самым трудным этапом была, на мой взгляд, посадка. Прежде чем нам удалось сесть на Луну, пришлось проделать целую серию маневров. Окончательная посадка потребовала около одиннадцати минут манев-рирования. Во время прилунения мы столкнулись с первой серьезной трудностью — нарушилась работа вычислительных устройств, но неполадки были не настолько серьезными, чтобы приостано-вить посадку. Непосредственно перед посадкой мы обнаружили, что автоматическая система уводит нас в сторону от намеченной цели к очень неровному месту возле одного из лунных кратеров. Место это было непригодно для посадки. Мы отключили автоматическую систему и перешли на ручное управление. Примерно в километре к западу от ранее намеченной точки мы нашли ровную площадку и успешно сели…» 
Последовал шквал вопросов, на которые Армстронг ответил исчерпывающе и остроумно. 
— С чем можно сравнить ощущение лунного притяжения?
— Те, кто побывал на Луне, считают, что ходить по ее поверхности очень легко, создается ощущение легкого плавания. Первоначально это кажется необычным, но минут через десять к этому привыка-ешь.
— Соответствовал ли лунный ландшафт вашим земным представлениям?
— Общее представление о ландшафте Луны у меня сложилось ранее по снимкам, которые удалось получить с помощью автоматических аппаратов. Тем не менее я все-таки увидел Луну совсем другой, чем ожидал. В общем, поверхность Луны оказалась более неровной, грубой, кругом кратеры, камни, холмы. Солнечный свет очень яркий, хотя небо, конечно, темное. Световое ощущение такое, как на наших стадионах при ночном освещении. Цвета преимущественно черные, белые, серые. Когда солнце поднималось выше, становились более заметными коричневые тона.
— Была ли ваша первая лунная историческая фраза заготовлена заранее на Земле или в полете? (Речь идет о ставших хрестоматийными словах Армстронга, сказанных им в тот момент, когда он ступил на лунную поверхность: «Маленький шаг человека — гигантский шаг человечества».)
— Видимо, я «виноват» в том, что эту фразу придумал, находясь на Луне. (Тут в стенограмме пресс-конференции отмечено — «смех в зале».)
— Какой момент полета был для вас самым напряженным?
— Ожидание раскрытия парашютов.
— Что бы вы ответили, если бы вам предложили возглавить трехлетнее путешествие на Марс?
— Я попросил бы прежде всего разрешения взять с собой семью. (В стенограмме отметка — «одоб-рительный смех в зале».)

Высочайший профессионализм, спокойствие, доброжелательность и обаяние Нила Армстронга, про-явившиеся в полной мере в ходе его визита, произвели неизгладимое впечатление на всех, с кем аме-риканскому астронавту пришлось встречаться.

Михаил ОХОЧИНСКИЙ, 
БГТУ «ВОЕНМЕХ»
Источник:  https://nstar-spb.ru
Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~xvDng