Наш военмеховский праздник — День космонавтики - Информационный портал

Наш военмеховский праздник — День космонавтики

 
15 Мая 2011

Наш военмеховский праздник — День космонавтики

Сегодня же можно сказать более конкретно и весомо — мы отмечаем пятидесятую годовщину полета в космос Юрия Алексеевича Гагарина, первого космического путешествия жителя планеты Земля. Полвека назад прозвучала команда «Пуск!», и в эфир ушло гагаринское «Поехали!..»

Вот табличка, висевшая 12 апреля 1961 года в бункере управления космодрома, она напоминает о том историческом дне: «Внимание! Кнопку команды ЗАЖИГАНИЕ нажать при показе хронометра № 2288 — 9 час. 6 мин. 54 сек. Допуск ±7 минут. Время — московское».
О дне гагаринского старта напоминают и слова из заявления первого космонавта перед стартом; текст готовился долго и тщательно, многократно переписывался и согласовывался, все в соответствии с нашими  многовековыми традициям, но все равно прозвучал он в устах
Гагарина неожиданно, по-человечески просто и искренне: «Через несколько минут могучий космический корабль унесет меня в далекие просторы Вселенной. Что можно сказать вам в эти последние минуты перед стартом? Вся моя жизнь кажется мне сейчас одним прекрасным мгновением!..»

Всей своей жизнью — и до полета, и после, когда на него нахлынула действительно неземная слава, — Гагарин задал самый высокий стандарт, которому в общественном сознании должны были соответствовать все покорители космоса. Открытый, обаятельный, приветливый, спокойный, уверенный и в работе, и в общении — именно так должен был восприниматься с тех пор каждый космонавт или астронавт. И к счастью, большинству это удавалось. А нашим, питерским космонавтам, которые, так уж сложилось, все окончили «Военмех», в особенности…

Сергей Крикалёв, самый, пожалуй, опытный космонавт на нашей планете, признавался:
«…В любом полете не хватает прежде всего, общения. Конечно, ты летишь в космос с человеком, которого хорошо знаешь, но ты находишься не один час с ним или с ними в замкнутом пространстве. В свое время, когда появилась возможность проводить в космосе электрографическое обследование сердца космонавта, медики схватились за голову, потому что это было сердце больного человека. Потом выяснилось, что для космического полета это норма. Не углубляясь в медицину, скажу, что невесомость несет в себе массу технических и физиологических проблем, но об этом стараешься не думать. Повторю, что острее всего не хватает общения с друзьями и родными…».

Георгий Гречко, трижды побывавший на орбите, отвечая на вопрос, есть ли в профессии космонавта трудности, которые сторонний человек понять не может, ответил: «…если бы в самом начале я знал, на что иду, наверное, не стал бы космонавтом. Хотя я летал в длительные экспедиции, сам полет занимает ничтожное время по сравнению с гигантской подготовкой к нему. Мне кажется, что К. П. Феоктистов достаточно точно ответил на вопрос, страшно ли ему было стартовать. Он сказал: “Когда ракета пошла, я почувствовал только облегчение, потому что понял — все уже позади…”».

Андрей Борисенко, космонавт, только что отправившийся в длительную экспедицию на МКС, говорит: «Свободного времени, к сожалению, практически нет, часто и в выходные приходится заниматься делами. Но я очень люблю ловить рыбу, стараюсь не упускать возможности водить на  большие расстояния свою автомашину и по возможности прыгаю с парашютом и плаваю с аквалангом. Впрочем, у меня и в институте хронически не хватало времени: кроме учебы хотелось еще и спортом заниматься, и в СНО работать, и в театры ходить, и за девушками ухаживать…»

Екатерина Иванова, космонавт-исследователь, участница подготовки по программе экспедиции посещения в составе женского экипажа, вспоминает: «Военмех — это мой Байконур. Стартовая площадка в очень трудную и интересную жизнь космонавтов. После окончания института мне не удалось распределиться, как Георгию Гречко и Сергею Крикалёву, в РКК «Энергия», но в 1980 году я была допущена к отбору в отряд космонавтов. Решающую роль сыграло то, что за спиной были военмеховская аспирантура, защита диссертации и ученая степень кандидата технических наук. Уровень полученной базовой подготовки позволил мне за полгода осилить трехлетний объем и получить отличные оценки по всем системам космического корабля и орбитальной станции. Кстати, отличные оценки получали все космонавты-военмеховцы. Даже институтский курс по сварке пригодился: когда я без особого энтузиазма в институте сдавала зачет по сварке, могла ли предположить, что придется выполнять сварочные работы в вакууме барокамеры, облаченной в громоздкий выходной скафандр…».

Пятьдесят лет прошло со дня первого полета человека в космос, а это значит, что уже появилось на свет и повзрослело целое поколение, для которых это выдающееся техническое достижение человечества отстоит от нашей повседневной жизни так же далеко, как аэроплан братьев Райт, полеты первых монгольфьеров, паровая машина Уатта, и вообще это событие относится чуть ли не ко временам открытия Америки. А для тех, кто был свидетелем первых космических полетов, сегодня непонятно, как это возможно — не иметь понятия даже об основных событиях начального периода освоения космического пространства, не говоря уж о каких-то деталях и тонкостях. Впрочем, у тех, кто причастен к созданию ракетной техники, подобные вопросы не возникают, они совершенно искренне могут сказать: День космонавтики — это наш праздник.

Михаил ОХОЧИНСКИЙ, ученый секретарь БГТУ «Военмех»

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~zkFNT


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник


 

Информационное агентство  Северная Звезда

Нет событий в календаре на ближайшее время