Совместные программы: мифы и реальность российского образования - Информационный портал

Совместные программы: мифы и реальность российского образования

 
15 Мая 2011

Совместные программы: мифы и реальность российского образования

Совместные программы позволяют, с одной стороны, повысить международное измерение внутренней образовательной среды вуза, с другой — сделать вуз более привлекательным на внешнем рынке как для российских, так и для зарубежных студентов.
Статистические данные, которые Национальный фонд подготовки кадров (НФПК) собирал в рамках проектов по мониторингу участия российских вузов в Болонском процессе, показывают, что количество СОП, реализуемых российскими вузами, удвоилось с 2004 г. и составило в 2008 г. 600 программ, что является, безусловно, положительной динамикой (к сожалению, более свежих статистических данных по этому показателю нет, т. к. указанный выше проект с 2009 г.

Минобрнауки РФ не поддерживался). Однако количество вузов, реализующих СОП, остается незначительным — всего 215 вузов, что составляет 19% от общего количества вузов в России. Кроме того, из них только 40 вузов реализовывали программы совместно с зарубежными партнерами с выдачей двойных (тройных) дипломов (в 2008 г. по 92 образовательным программам было выдано 855 двойных/тройных дипломов).

Реформы, которые происходят в российской системе высшего образования, — переход на двухуровневую систему, введение стандартов третьего поколения, серьезная финансовая поддержка федеральным и исследовательским университетам — создают основу для реализации интереса российских вузов к данному инструменту международного сотрудничества.

С целью законодательного закрепления права вузов создавать СОП и выдавать по ним дипломы НФПК внес в Минобрнауки России предложение по включению в новый Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» (глава «Международная деятельность в сфере образования») отдельную статью со следующей формулировкой «Образовательные организации высшего образования имеют право осуществлять совместные образовательные программы различного уровня, разработанные и  согласованные с иностранными партнерами.  Институты-партнеры совместно контролируют качество реализации программ и требования к результатам обучения, координируют прием и контрольные испытания. По итогам успешного завершения совместных программ выпускники получают дипломы институтов-партнеров или диплом, присуждаемый институтами- партнерами совместно».

Повышение интереса к СОП и развитие практики по их созданию выдвигают новую задачу, связанную с обеспечением качества реализуемых вузами совместных программ. Одним из решений этой задачи может стать система общественно-профессиональной аккредитации международных (совместных) образовательных программ двойных дипломов. Возможно, в этом году Минобрнауки России поддержит проект по созданию модели общественно-профессиональной аккредитации СОП.

Если говорить об институциональном уровне, то по опыту ряда вузов можно сказать, что сейчас СОП — это в большей степени «ручной» труд, производящий штучный товар.
Причины, по которым СОП недостаточно распространены, всем известны: законодательные пробелы; отложенный эффект от реализации СОП и неясность перспектив «отдачи» сегодняшних финансовых и «трудовых» вложений, необходимых для запуска СОП; отсутствие программ на иностранных языках и достаточного количества ППС, владеющих иностранным языком; неразвитые партнерские отношения с зарубежными вузами (если говорить о всей совокупности наших вузов); отсутствие системы продвижения своих образовательных услуг на международном рынке и др.  

Говоря о продвижении услуг, отметим, что не всегда на сайтах вузах можно найти информацию об имеющихся у них СОП, хотя об их наличии эти вузы заявляют в своих аккредитационных показателях. Также не используются создаваемые международные интернет-ресурсы, в частности на портале www.xstudy.eu представлена совместная программа только одного российского университета (Калининградского государственного технического университета)  Можно с уверенностью сказать, что достижение выгод от реализации совместных программ требует высокого профессионализма всех лиц, начиная со стадии поиска партнеров и заканчивая продвижением СОП на образовательном рынке, чтобы она не «умерла».

Осознавая те преимущества, которые как отдельный вуз, так и государство в целом получают от использования разнообразных инструментов, направленных на интернационализацию системы высшего образования России, в т. ч. и совместных программ, НФПК разработал программу повышения квалификации в виде семинара-тренинга «Совместные образовательные программы как инструмент интернационализации вуза: практические аспекты разработки и реализации», в рамках которой привлекаются эксперты из ведущих российских вузов, имеющие практический опыт в этой сфере (ближайшая программа состоится 13—15 июня 2011 г., информацию см. на сайте НФПК www.ntf.ru в разделе «обучение и консалтинг»).

 

А. М. Алексанков, замдиректора ИМОП СПбГПУ по внешним связям и маркетингу

Так же как и академическая мобильность, совместные программы стали неотъемлемым атрибутом интернационализации в высшем образовании. Причем сразу же стоит оговориться, что в Европе, откуда и пошли основные тенденции интернационализации и глобализации, эти процессы подкреплены и объективно обусловлены экономической ситуацией глобального разделения труда и весьма востребованы промышленными предприятиями, желающими видеть в выпускниках вузов специалистов, имеющих квалификацию для работы в принципиально разных  национальных условиях. В силу объективных причин таких предпосылок нет в достаточной степени на российских промышленных предприятиях, хотя процессы интернационализации уже невозможно игнорировать, да и конкуренция со стороны международных промышленных сетей становится все более ощутимее. Иностранные предприятия, большинство из которых уже вполне уместно называть транснациональными промышленными сетями, учитывая присутствие большинства из них во всех уголках мира,  играют не последнюю роль в формировании требований к международной квалификации выпускников российских вузов.
И обеспечиваются эти международные квалификации во многом за счет разработки и реализации совместных образовательных программ.

Что же такое совместные образовательные программы? Для начала стоит  уточнить определение таких программ, так как путаница и неопределенность понятий приводит к казусам в работе с иностранными партнерами. Так, например,  существуют некоторые статистические данные, свидетельствующие о наличии  около 600 совместных программ с иностранными партнерами в российских вузах, и эта цифра повергает иностранных партнеров в трепет, граничащий с недоверием и недоумением, потому как явно превосходит количество всех европейских совместных программ вместе взятых. И это происходит только потому, что любая программа, имеющая хоть какой-нибудь международный компонент, причисляется к разряду совместных, удовлетворяя такую очевидную потребность в положительной статистике. 

Для начала стоит все-таки развести понятия программ двойных дипломов и совместных программ. Первые могут сопровождаться громоздкими договорами и внутренними процедурами, хотя по сути должны сводиться к процессу признания дисциплин и периодов обучения за рубежом. Здесь  существует часто не до конца понимаемая партнерами проблема российских вузов, связанная с принципиально иными процедурами признания дисциплин и периодов обучения. Если в российских вузах на настоящий момент легитимность выданного диплома определяется выполненным учебным планом по каждой дисциплине, то европейские партнеры делают акцент на количество полученных учебных кредитов и итоговой квалификации. Вполне возможно, что модернизация российского образования в скором времени приведет к сближению позиций, но на настоящий момент эти отличия учитывать необходимо. Так, например, в практике СПбГПУ есть опыт заключения одновременно и нашего договора об академическом сотрудничестве, определяющего степень эквивалентности содержания учебных курсов в вузах партнерах, и договора о программе двойных дипломов, предлагаемого иностранным вузом-партнером. При подписании такого договора следует также учитывать, что стандартные формы, по которым работают европейские вузы, часто имеют пункт об отсутствии платы за обучение, a priori предполагая компенсацию затрат из государственных источников. И часто при проведении переговоров приходится обращать отдельное внимание на принципиальную разницу в системе финансирования российских и европейских вузов и вставлять отдельный пункт о том, что студенты поступают в партнерский вуз на основании правил, принятых в этом вузе для иностранных студентов. И это позволяет избежать головной боли, связанной с необходимостью зачисления иностранных студентов на места, практически не обеспеченные никакими финансовыми средствами.

Говоря о программах двойных дипломов, следует учесть, что есть еще и системная проблема обеспечения устойчивости таких программ в долгосрочной перспективе. Залогом устойчивости любой системы является равновесное состояние выгод и затрат всех сторон, участвующих в процессе. И если рассмотреть эту ситуацию с позиции затрат и выгод российского вуза, иностранного вуза-партнера и студента, то оказывается, что перевес выгод находится у студента, приобретающего бесценный международный опыт, выстраивающего свою карьеру и часто получающего весомую финансовую прибавку, и иностранного вуза, компенсирующего проблемы демографического характера и практически всегда получающего компенсацию за прибывшего студента от своего государства и промышленных компаний-спонсоров. Выгоды российской стороны, особенно в краткосрочной перспективе,  не так очевидны. Несомненно, что наличие международных программ позволяет в перспективе инвестировать в качество образования и привлекать абитуриентов, но в краткосрочной перспективе часто приводит к необоснованным потерям самих студентов, а иногда и финансовых  средств, поступающих от этих студентов. Поэтому залогом успеха в будущем может стать ведение переговоров с позиции равновесия выгод и затрат всех участвующих сторон.

Говоря о совместных программах, их нужно было бы вынести в отдельный блок, акцентируя внимание на существенную разницу с программами двойных дипломов. Эта разница прежде всего заключается в том, что в рамках совместной программы совместно создается новый продукт (образовательная услуга), имеющий явную синергетическую составляющую по сравнению с ранее существовавшими продуктами и именно за счет совместной работы над этим продуктом. По сравнению с программами двойных дипломов трудоемкость совместных  программ существенно выше. И самой главной проблемой, пожалуй, является для всех сторон соответствие национальным требованиям, связанным с качеством образования и итоговой квалификацией. Каким образом обеспечить реальную совместность программы? Способов сегодня уже достаточно много: это дистанционные лекции, доступ к учебным электронным базам данных, совместные кейсы и проекты, академическая мобильность, совместные исследования и другие формы. Особенно интересным может быть привлечение к подготовке таких программ международных компаний, имеющих представительства в странах-партнерах, хотя такого рода сотрудничество пока развито слабо.

И подводя некоторый итог, необходимо задаться вопросом о необходимости международных программ в российских вузах. Нужны ли такие программы? Не разрушит ли их внедрение достижения российской системы высшего образования? Ответы на все вопросы, как всегда, даст только время, но совершенно очевидно, что сейчас уже невозможно отгораживаться от остального мира ностальгическими воспоминаниями о «лучшей системе образования в мире», а необходимо изучать и внедрять лучшие примеры зарубежного опыта, адаптируя их к российскому опыту и реалиям.  При этом, как показывает опыт разработки совместных программ, российский опыт может быть не менее полезен и интересен зарубежным партнерам, особенно с учетом государственных инвестиций в образование, осуществляемых в последние годы.

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~lf3ij


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник


 

Информационное агентство  Северная Звезда

Нет событий в календаре на ближайшее время