185 лет со дня одной из самых известных дуэлей в русской истории

 
30 Ноября 2010

185 лет со дня одной из самых известных дуэлей в русской истории

Организаторами акции выступили: Ассоциация любителей истории Лесотехнической академии, общественная организация «Зелёная волна», музыканты группы «СП Бабай», музей «Лесное: из прошлого в будущее» в Доме детского творчества «Союз» и Санкт-Петербургский Митрофаниевский союз.

Встреча началась со вступительного слова зам. председателя Ассоциации любителей истории Лесотехнической академии и секретаря Митрофаниевского союза Николая Владимировича Лаврентьева, который рассказал о значении этой дуэли в истории Лесного и о том, что 5 лет назад, 22  сентября 2005 г., здесь также прошла акция. Затем выступили воспитанники Дома детского творчества «Союз», 123-й и 517-й школ Выборгского района, которые рассказали об обстоятельствах дуэли. Встречу продолжило музыкальное выступление группы «СП Бабай». Музыкант группы Михаил Новицкий пригласил всех присутствующих на Башню Зеленой волны в парке Лесотехнической академии, которая арендуется группой. В настоящее время там проводятся ремонтные работы.

Затем участники встречи прошли на место храма Равноапостольного князя Владимира к зданиям бывшей Орлово-Новосильцевской богадельни. Н. В. Лаврентьев рассказал об истории строительства богадельни. Затем отец Михаил Груздев, настоятель храма Преображения Господня (на ул. Орбели), отслужил короткую панихиду на месте храма. Это историческое событие — первая служба после 1932 г., когда храм был взорван. К сожалению, сегодня городские власти приняли решение о передачи зданий богадельни под гостиницу, но существует действующая община Новосильцевской церкви, которая будет пытаться вернуть здания церкви.

Краткая история дуэли
Летом 1824 г. в дворянском имении Черновых Большое Заречье близ села Рождествено (дер. Б. Заречье Гатчинского района Ленинградской области) состоялась встреча флигель-адъютанта императора Александра I Владимира Дмитриевича Новосильцева с дочерью генерал-майора Пахома Кондратьевича Чернова Екатериной. Молодые люди сблизились и полюбили друг друга. Судя по всему, она была красавицей, хотя (и это весьма показательный факт) о ней, той, вокруг которой и развернулись дальнейшие события, сведений почти нет. Вскоре было объявлено о помолвке и назначена свадьба. Но, к сожалению, все это делалось без ведома матери В. Д. Новосильцева — Екатерины Владимировны (урожденной графини Орловой — дочери графа Владимира Орлова).

Екатерина Владимировна, старшая дочь графа Владимира Григорьевича Орлова одного из пяти братьев Орловых, участвовавших в возведении императрицы Екатерины II на престол, и Елизаветы Ивановны Штакельберг фрейлины императрицы, родилась в ноябре 1770 г. Екатерина II крестила ее и пожаловала во фрейлины еще с младенчества. Воспитанная в строгих правилах аристократической семьи, вращавшаяся постоянно при дворе и в высшем кругу общества Петербурга и Москвы, она в 1799 г. вышла замуж по любви за бригадира Дмитрия Александровича Новосильцева. Однако их брак не был счастливым. У них родился единственный сын, которого Е. В. Новосильцева обожала и заботам о котором посвятила свою жизнь.

Владимир Новосильцев блестяще учился, окончил курс одним из первых и вообще подавал большие надежды, он хорошо играл на кларнете, любил музыку, прекрасно танцевал и ловко дрался на рапирах. По выходе из школы он поступил на службу в лейб-гвардии гусарский полк, после производства в офицеры назначен  адъютантом к главнокомандующему первой армией графу Сакену, а в 1822 г. — в возрасте 20 лет —флигель-адъютантом Александра I, став самым молодым адъютантом в свите императора. Таким образом, его ждала блестящая карьера.  Узнав о решении сына, мать запретила ему жениться, потому что Черновы были бедной дворянской семьей. «Я не могу допустить, — говорила она, — чтобы мой сын, Новосильцев, женился на какой-то Черновой, да вдобавок ещё Пахомовне». Поэтому в ответ на просьбу о разрешении жениться, последовал скорый и грозный отказ с приказанием немедленно прекратить всякие сношения с семьей Черновых.

 Глава семьи Черновых Пахом Кондратьевич Чернов, генерал-майор, генерал-аудитор первой армии, участник Отечественной войны 1812 г. Награжден орденом Святого Георгия 4-й степени 3 января 1813 г. в чине полковника был начальником 14-й дружины Санкт-Петербургского ополчения. Его старший сын Константин Пахомович Чернов, которому вскоре предстоит драться на дуэли с Новосильцевым, родился в 1804 г., воспитывался в Пажеском корпусе, 27 января 1820 года выпущен прапорщиком в Санкт-Петербургский гренадерский Его Величества короля Прусского полк. В январе 1821 г. он переведен в лейб-гвардии Семеновский полк и в 1823 г. возведен в чин подпоручика. О сестре Чернова Екатерине Пахомовне Черновой, сведений меньше всего: достоверно лишь то, что она была воспитанницей Смольного института.


Новосильцев согласился с матерью, но разорвать помолвку не спешил и стал переносить свадьбу. Как писал позже К. Ф. Рылеев, близкий родственник Черновых, «сговор и домашнее обручение сделаны были в августе месяце того же года (1824 г. — Авт.), а вскоре свадьба назначена», но «Новосильцев под предлогом болезни отца своего отправился в Москву». Вслед за тем находились другие предлоги, чтобы отложить бракосочетание. Близкие друзья обоих семейств пытались примирить их, и, казалось бы, конфликт уже улажен, но светские пересуды и сплетни вновь и вновь разогревали его. Так продолжалось до тех пор, как Черновы не решили, что их просто обманули. В то время принято было считать, что этим самым честь Е. П. Черновой и всей семьи была опозорена. И тогда брат Екатерины — молодой поручик лейб-гвардии Семёновского полка, член Северного тайного общества декабристов Константин Чернов вызвал Владимира Новосильцева на дуэль. Со стороны Чернова секундантами были назначены  К. Ф. Рылеев и полковник Герман; со стороны Новосильцева ротмистр Реад и подпоручик Шипов. Условия дуэли были ими выбраны исключительно жесткие, дающие почти полную гарантию тяжелых ранений.
В записке, продиктованной Черновым своему другу А. Бестужеву накануне дуэли, было сказано: «Стреляюсь на три шага, ибо, зная братьев моих, хочу кончить собою на нем, на этом оскорбителе моего семейства, который для пустых толков еще пустейших людей преступил все законы чести и человечества. Пусть я паду, но пусть падет и он в пример жалким гордецам, и чтобы золото и знатный род не насмехались над невинностью и благородством души».
 Дуэль состоялась 10 сентября 1825 г. (22 сентября по новому стилю) в только что зарождавшемся парке Лесного института. Итог дуэли был трагичным, К. П. Чернов был ранен в висок,
а В. Д. Новосильцеву пуля попала в печень. Чернов скончался на 12-й день после дуэли, и его похороны на Смоленском кладбище будущие декабристы превратили в первую массовую манифестацию. Многие историки считают, что похороны бедного поручика стали репетицией восстания декабристов на Сенатской площади Декабрист князь Оболенский так описывает похороны Чернова: «Длинной вереницей тянулись и знакомые и незнакомые воздать последний долг умершему юноше. Трудно сказать, какое множество провожало гроб до Смоленского кладбища: всё, что мыслило, чувствовало, соединилось тут в безмолвной процессии и безмолвно выражало сочувствие тому, кто собою выразил идею общую, которую всякий сознавал и сознательно и бессознательно: защиту слабого против сильного, скромного против гордого». Участник декабрьского восстания Завалишин указывает, что даже секунданты В. Д. Новосильцева пришли проводить К. П. Чернова в последний путь и первыми следовали за его гробом. Другой декабрист, барон Штейнгел,ь в письме к Загоскину указывает, что похороны Константина Чернова «были в каком-то новом, доселе небывалом духе общественности. Более 200 карет провожало, по этому суди о числе провожающих пешком».

До восстания на Сенатской площади оставалось два с половиной месяца…
Новосильцев же после дуэли был перенесен в ближайший постоялый двор, где и умер на третий день. Несмотря на жестокие страдания, причиняемые ему ранением, его не оставляла в покое судьба Чернова, раненного им. Близкий друг семьи Новосильцевых Николай Прокопьевич Пражевский рассказывает в своем письме матери Новосильцева о том, как Владимир все время говорил окружаюшим его друзьям: «Ах, Боже мой! Пособите ему, удостоверьте нас, что он жив… Каков Чернов? Ради Бога, узнайте. Невольно нанесенная мною ему рана терзает меня жестоко… Ни смерти, ни страдания я ему не желал…»  Облегчал страдания Новосильцева доктор Арндт — тот самый, который пытался спасти жизнь Пушкина.

 Е. В. Новосильцева винила себя в смерти сына. Она выкупила постоялый двор и на свои деньги построила богадельню для увечных воинов с красивым храмом Равноапостольного князя Владимира. Храм был уничтожен в 1932 г., но здания богадельни сохранились. В 1830-х гг. на месте дуэли установили гранитные круглые камни, которые отмечали местоположения дуэлянтов, а в 1988 г. благодаря усилиям директора библиотеки ЛТА Т. Зуевой был установлен гранитный обелиск.

Николай Лаврентьев, студент  Лесотехнической академии, секретарь Санкт-Петербургского
Митрофаниевского союза

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~IJzDN