Ученые ЛЭТИ. Вклад в Победу - Информационный портал

Ученые ЛЭТИ. Вклад в Победу

 

16 Апреля 2010

Ученые ЛЭТИ. Вклад в Победу

Советская наука оказывала большую практическую помощь фронту, решала многие фундаментальные проблемы. Во многом благодаря этому удалось в сжатые сроки перевести промышленность страны на военные рельсы.

В Ленинградском электротехническом институте — ныне Санкт-Петербургском государственном электротехническом университете «ЛЭТИ» — традиция ставить на службу технике новейшие достижения науки существовала с самого основания вуза.
В первые дни Великой Отечественной 1200 студентов, преподавателей, рабочих и служащих института ушли на фронт в составе отрядов народного ополчения. А работа оставшихся ученых и их научных коллективов приобрела особо важное оборонное значение. Так, лаборатория профессора В. П. Вологдина была перебазирована из Ленинграда в Челябинск, в центр танкостроительной промышленности, где занималась высокочастотной закалкой танковой брони. В Горьком в годы войны эффективно работала радиоакустическая лаборатория С. Я. Соколова. Там был налажен выпуск ультразвуковых дефектоскопов, которые широко применялись на оборонных заводах. В послевоенные годы исследования по ультразвуковой микроскопии, выполненные С. Я. Соколовым, послужили базой для создания уникальных сканирующих акустических микроскопов.

Большая часть состава института, связанная с заказами ленинградской промышленности, оставалась в блокадном городе и в невероятно трудных условиях отдавала все силы выполнению оборонных задач. Эту работу возглавил профессор С. А. Ринкевич. В апреле 1942 года при ЛЭТИ было создано Бюро научно-исследовательских работ Наркомата судостроительной промышленности, или Спецбюро, как его тогда называли. Деятельность Спецбюро протекала до снятия блокады Ленинграда и восстановления нормальной научно-исследовательской работы института.

Спецбюро имело в своем составе несколько секций. Одна из них решала задачи пересчета координат английских и канадских систем управления стрельбой на отечественные, ремонтировала механические части приборов управления стрельбой, изготавливала новые. Именно эта секция по заданию командующего Балтфлотом адмирала В. Ф. Трибуца выполнила работы по усилению зенитной артиллерии эсминцев «Строгий» и «Стройный».

сминцы эти были выдвинуты из города вверх по Неве до Ивановских порогов, чтобы своим огнем вместе с пехотой отражать сильный натиск фашистов в этом районе. Имея весьма незначительное количество артиллерийских орудий, «Строгий» и «Стройный» подвергались самым ожесточенным налетам фашистских самолетов. Дополнительные орудия поставил ленинградский завод «Большевик», а приборы управления стрельбой были сделаны в лаборатории профессора ЛЭТИ И. М. Маликова. Все вместе быстро смонтировали на эсминцах сотрудники института. За успешное решение этой задачи адмиралом Трибуцем была объявлена благодарность Спецбюро ЛЭТИ и выдана самая ценная премия — продукты питания. Премию выдавали практически на рабочем месте — штаб и политуправление командующего Балтийским флотом размещались в годы войны на улице Профессора Попова, прямо в стенах института. А командный пункт Краснознаменного Балтийского флота расположился под лабораторией электроакустики ЛЭТИ на Инструментальной улице. Лаборатория же находилась в бывшей церкви Преображения Господня. Церковь, алтарная часть которой «приросла» командным пунктом, сама по себе уникальна. Это единственное сохранившееся до наших дней церковное сооружение, возведенное в 1840—1845 годах по проекту знаменитого архитектора Константина Тона.

Сотрудники другой секции Спецбюро вели работу по взрыву мин на расстояниях, безопасных для корабля, проводили испытания минных взрывателей. Сотрудники ЛЭТИ изыскивали и разрабатывали наиболее простые методы ремонта и восстановления электрооборудования кораблей и выполняли много других работ совместно с Электромортрестом.

Эта же секция занималась подбором электродвигателей к станкам на работавших в период блокады заводах. Дело в том, что при эвакуации предприятий оборудование было вывезено в восточные районы страны, однако частично ленинградские заводы работали на нужды Ленфронта. А лимиты на электроэнергию были крайне жесткими, так как электропитание города осуществлялось по кабелю, проложенному по дну Ладожского озера. Поэтому необходимо было поднять так называемый косинус фи электродвигателей, то есть подбирать электромоторы, по мощности соответствующие нагрузкам на валах станков.

ричем после эвакуации станки оставались на одних заводах, а двигатели могли находиться совершенно на других. Подобные работы сотрудниками Спецбюро были выполнены, например, для завода «Линотип», для фабрики им. Микояна, где изготавливались пищевые концентраты для фронта, других предприятий и госпиталей. Сотрудниками этой секции также изготавливались и вводились в строй передвижные электростанции для госпиталей, находящихся на переднем крае оборонительных рубежей города — фронта.

Третья секция Спецбюро вела работы по ремонту, переделке шкал и пределов измерения электроизмерительных приборов для электрооборудования кораблей и промышленных предприятий. Сотрудники секции работали на Ладожском озере, участвуя в организации работ по сварке металлических конструкций причалов и барок, обслуживающих «Дорогу жизни».

Большой исследовательской работой Спецбюро было отыскание в условиях блокированного города заменителей ряда электроизоляционных материалов. Этим занимались ученые института В. В. Пасынков и Р. К. Манакова. Такие материалы были нужны прежде всего для оболочек антимагитных противопехотных мин и распределительных щитков на кораблях, в танках, в прожекторно-звукоулавливающих системах.

Оболочки противопехотных мин в виде камней изготавливались из бумажной массы в мастерских Ленфильма, производивших в мирное время бутафорию. По размеру такой камень-мина точно совпадал с булыжником мостовой. Чтобы взрывчатка в таких корпусах не отсыревала, их нужно было пропитать каким-либо изоляционным составом, который и предстояло разработать ученым ЛЭТИ, причем исключительно из сырья, оставшегося в блокадном городе. Часть таких мин в дальнейшем окрашивалась зеленой краской и покрывалась красными точками, и они полностью имитировали кочки с брусникой. При нажиме сверху механический взрыватель приводил мину в действие. Такие мины не только экономили металл, нехватка которого остро ощущалась в Ленинграде, но и не обнаруживались миноискателем.

В качестве изоляционного пропитывающего состава, обеспечивающего влагозащиту мины, ученым удалось вещество, которое смешивалось с растворителем. Запасы этого вещества были на заводе «Электросила», а малоизвестный тогда из-за своей токсичности, но очень хороший растворитель оставался еще на Мясокомбинате. Этим же составом пропитывалась и авиационная фанера, которая использовалась для распределительных щитков. Причем влагостойкость фанеры после обработки составом даже превышала показатели гетинакса и текстолита, которые использовались для этих целей в мирное время.
26 июля 1943 года сотрудник ЛЭТИ В. В. Пасынков на работавшем в блокадном городе ученом совете Палаты мер и весов им. Д. И. Менделеева (ныне ВНИИ Метрологии имени Д. И. Менделеева) защитил кандидатскую диссертацию на тему «Влагоустойчивость изолирующих материалов при различных температурах и заменители их в условиях блокады Ленинграда».

Учеными института велись также испытания изоляции проводников и шнуров, использовавшихся для военных целей, определялись сопротивление изоляции и пробивное напряжение. Для усиления изоляции в ряде случаев приходилось прибегать к пропитке и компаундировке. Для этих целей использовалось оборудование лаборатории электроизоляционных материалов ЛЭТИ.

Особой задачей в дни блокады было создание местного освещения. Имевшиеся у командиров ручные фонарики с динамомашинкой отказывали в полевых условиях из-за набухания и деформации текстолитовых шестеренок. Лабораторией изоляционных материалов ЛЭТИ было найдено решение: шестеренки проваривали в трансформаторном масле. Кроме того, было изготовлено значительное число нагрудных фонариков с питанием от щелочных аккумуляторов, которые при использовании легко было зарядить вновь.
Оставшиеся в блокадном городе сотрудники Спецбюро ЛЭТИ проводили занятия на курсах связистов-операторов и начальников полевых радиостанций. Организованные при ЛЭТИ в июле 1941 года курсы выпустили для Красной армии около 200 связистов. На протяжении всей блокады в вузе шло обучение офицеров зенитных частей Ленфронта, подготовка электриков для заводов Ленинграда. Наличие в Спецбюро ЛЭТИ специалистов различного профиля позволило возобновить учебные занятия для студентов еще до снятия блокады —
1 октября 1943 года.

За самоотверженный труд в военные годы 105 преподавателей и сотрудников института были награждены высокими правительственными наградами.

Ксения РЕВУНОВА, пресс-служба ЛЭТИ

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~Q7Bxs


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник


 

Информационное агентство  Северная Звезда

Нет событий в календаре на ближайшее время