Ученые 2-го ленинградского медицинского института в годы Великой Отечественной войны (1941–1945) - Информационный портал

Ученые 2-го ленинградского медицинского института в годы Великой Отечественной войны (1941–1945)

 

16 Апреля 2010

Ученые 2-го ленинградского медицинского института в годы Великой Отечественной войны (1941–1945)

Уже в июне 1941 года из стен института ушли на фронт более 1300 врачей и медицинских сестер, в сентябре — около 1000 врачей и в декабре этого же года состоялся выпуск еще 330 врачей. Все они также были направлены в армию. Только в первые 6 месяцев войны были призваны на военную службу 246 человек из профессорско-преподавательского состава.
Многие ученые привлекались для организаторской и консультативной работы на фронте. Некоторые из них были назначены на руководящие должности в составе Ленинградского фронта. Так, профессор С. В. Висковский стал главным эпидемиологом, профессор И. Я. Раздольский — главным невропатологом, профессор В. Д. Цинзерлинг — главным патологом, профессор Б. М. Шершевский — заместителем главного терапевта, профессор Г. М. Шполянский — главным гинекологом фронта.

В начале войны в зданиях клинической базы института больнице им. И. И. Мечникова было развернуто около 1500 оперативных коек и организован сортировочно-эвакуационный госпиталь. До установления блокады он ежесуточно принимал в среднем 2000 раненых. Треть из них были с тяжелыми ранениями. Здесь самоотверженно трудились многие преподаватели и студенты института. Все ученые вуза являлись консультантами эвакогоспиталей, так как 2-й ЛМИ был единственным медицинским вузом в Ленинграде, не прерывавшим свою работу ни на один день. За время блокады госпиталь принял 310 тыс. раненых и больных.

В блокадном Ленинграде осталось большинство преподавателей вуза, которые самоотверженно работали — обучали студентов, лечили больных и раненых, проводили научные исследования. Студентам и преподавателям вместо занятий нередко приходилось рыть траншеи, возводить оборонительные сооружения, работать на заготовке торфа, на разборке деревянных домов на топливо. Выкопанные осенью 1941 года студентами IV курса противотанковые рвы в деревне Пискаревка весной 1942 года были использованы для захоронения умерших от голода ленинградцев, среди которых были студенты и сотрудники 2-го ЛМИ, работники больницы имени И. И. Мечникова, а также находившиеся на лечении в госпитале (впоследствии на этом месте было создано знаменитое Пискаревское мемориальное кладбище, в земле которого покоятся останки около 500 тыс. человек).

В самый трудный для города 1942 год было проведено два набора студентов на I курс: в июне 200 человек и в ноябре 250 человек. В том же году в институте состоялось два выпуска врачей — 62 человека в июне и 150 — в октябре. В период войны институт пополнялся за счет возвратившихся с фронта бывших студентов, медсестер, фельдшеров, санитаров. В 1943/44 учебном году было уже около 900 студентов, а в 1944/45 — более 1400 человек.
Занятия проходили в трудных условиях. Вот, например, выдержки из записей в дневнике студентки института Зинаиды Седельниковой, сделанных ею в первую блокадную зиму.
«29/ XI 41 г. Хватило сил добраться до больницы Мечникова. Отлично сдала фармакологию. Запомнилась неподвижная фигура экзаменатора с почти безразличным взглядом. Было видно, что ему не выдержать экзамен на холод и голод, а он молча еще пожал мне руку.
1/ XII 41 г. Узнала взволновавшую меня весть: оказывается, преподаватель, который принимал у меня экзамен по фармакологии, в тот же день умер у себя в кабинете… Смерть ходит где-то рядом с нами.

18/ XII 41 г. Первое дежурство в госпитале. При обходе с врачом поняла, что диагноз у больных один: дистрофия второй или третьей степени и что основное лечение их — это трехразовое питание. Оказывается, сюда попадают подкрепить здоровье на 10–20 дней лишь по особому направлению работающие на предприятиях. Невозможно было установить возраст больных, все они казались стариками.

24/ I 42 г. В палате госпиталя сегодня минус 11 градусов. Больных всего 18 человек. Дежурство прошло спокойно. Утром помогла сестре из женской палаты выносить умерших и вновь поразилась: «штабеля» лежат уже прямо во дворе...  Ежедневно в госпитале умирают 40–50 человек. По данным статистики, в Ленинграде за десять дней января умерло 65 тысяч человек. Страшно поверить.

25 / I 42 г. На дворе минус 35 градусов. Но нет худа без добра — начала действовать ледовая трасса на Ладожском озере. Сегодня прибавили норму хлеба. Теперь рабочие будут получать 400, служащие — 300, остальные — 250 граммов.

И хлеб есть в магазинах — и белый, и черный».
Студентам и преподавателям, чтобы попасть в институт, находившийся тогда на окраине Ленинграда, приходилось проделывать многокилометровый путь пешком, порой через весь город, так как городской транспорт не работал. Академик АМН З. Г. Френкель в своих автобиографических записках вспоминал: «Много раз для того, чтобы попасть на кафедру или на лекцию в Мечниковскую больницу или на Очаковскую улицу… приходилось преодолевать пешком путь более чем в 10 км (и столь же обратно). В общей сложности это требовало не менее 4–5 часов переходного марша. При возвращении пешком 19 декабря в морозный вечер почувствовал головокружение и на время потерял сознание. Отлеживался на снегу. Через несколько часов дошел до дома. Потерял более 20 кг веса… Ноги отекли… двигаться трудновато… Завтра 25 декабря. Если доживу, будет мне полных 72 года…» В этот период ученые разрабатывали проблемы, жизненно важные для блокадного города. Главным врагом ленинградцев стал голод. А. Адамович и Д. Гранин так писали об этом: «Стоит вдуматься… легко ли человеку, никогда не испытавшему голода… представить себе, что это такое. Что такое долгий ленинградский голод и что значит при этом голоде кусочек хлеба в 125 граммов, что значит обломок хлебной корки… Нет, требовать этого от человека, выросшего в сытости, в тепле, нельзя».

Вследствие голода в декабре 1941 год у 70% жителей отмечалась алиментарная дистрофия, в январе 1942 года — у 85% поступавших в больницы. Так, в 1942 году по сравнению с 1940 число больных дистрофией увеличилось в 15 раз, а в I квартале этого года смертность от нее достигала 40 %.

Вопросы клиники алиментарной дистрофии, авитаминозов и их осложнений, разработка методов профилактики, диагностики, лечения и выведения больных из голодной комы — вот круг научных проблем, которые рассматривались на научных конференциях и заседаниях научных обществ. Один из участников научной конференции, проходившей в январе 1942 года в Доме офицеров, вспоминал: «Несмотря на то что многим из выступавших следовало бы поставить этот диагноз (алиментарная дистрофия), дискуссия проходила на весьма высоком научном уровне, хотя и прерывалась из-за обстрела города».

В борьбе с этими болезнями большое значение имели исследования, проводимые сотрудниками на кафедре пропедевтической терапии под руководством профессора С. М. Рысса. В работе «Клинические особенности гиповитаминозов в Ленинграде в 1941–1942 гг.» он показал, что данные заболевания нельзя рассматривать вне зависимости от экзогенных факторов, воздействующих на их возникновение, течение и исход. Гиповитаминозы и авитаминозы протекали на фоне алиментарной дистрофии, сопровождались нарушением белкового обмена и поражением многих внутренних органов и систем.

Для профилактики цинги заведующий кафедрой биохимии профессор А. А. Шмидт и доцент К. З. Тульчинская предложили оригинальный и технически простой метод получения концентратов аскорбиновой кислоты из хвои, имевший важное значение для витаминизации армии и населения в годы блокады. Эти исследования А. А. Шмидт осуществлял совместно со Всесоюзным научно-исследовательским витаминным институтом пищевой промышленности, созданным под его руководством на базе витаминной лаборатории в больнице им. И. И. Мечникова. Из практических мер по борьбе с голодом и авитаминозами С. М. Рысс и А. А. Шмидт предложили в качестве добавочных продуктов дрожжевой белок и технический казеин, указанные белковые продукты стали приготовляться в виде казеинового молока, желе, студня, сырковой массы.

Проблемы алиментарной дистрофии в блокадном Ленинграде изучал заведующий кафедрой внутренних болезней профессор В. А. Свечников. Научные исследования по дистрофии проводились и учеными-микробиологами. Когда перед войной был репрессирован профессор Л. Г. Перетц, а в начале войны арестован и погиб профессор Б. П. Эберт, кафедру микробиологии возглавил крупнейший специалист в области коллоидной химии и бактериологии профессор М. Н. Фишер. В сборниках научных трудов блокадного периода им опубликованы исследования по лабораторной характеристике эффективности фаготерапии дизентерии, серодиагностике и результаты других исследований. На институтской конференции 30 ноября 1941 года наиболее актуальным было признано сообщение профессоров М. Н. Фишера и А. В. Смирнова, посвященное фагопрофилактике и фаготерапии гнойных осложнений ран. Во время блокады М. Н. Фишер был председателем научного общества эпидемиологов, микробиологов и инфекционистов, после войны — одним из организаторов производства антибиотиков в нашей стране.

Заслуженный деятель науки, заведующий кафедрой госпитальной хирургии профессор
А. В. Смирнов за время войны накопил большой опыт в лечении огнестрельных ранений легких и плевры, ранений мочеполовых органов и прямой кишки, повреждений периферических нервов. Результаты исследований были доложены на 2-й объединенной конференции хирургов и терапевтов Ленинградского фронта 4 ноября 1942 года. А. В. Смирнов работал в этот период по 16–18 часов в сутки. По этому поводу он писал: «В моей памяти живо воскресают трудные дни блокады Ленинграда. Начинались они обычно так: с утра пеший переход из больницы им. И. И. Мечникова в больницу им. В. В. Куйбышева (12 км), где проводились клинические занятия со студентами, затем на консультацию в эвакогоспитали, которые размещались на Менделеевской линии Васильевского острова, на Садовой улице, на Мойке. В 7 часов я возвращался в больницу им. И. И. Мечникова и приступал к оперированию раненых. Работали мы обычно при свете керосиновых ламп. Оперировали до глубокой ночи».

В осажденном городе была развернута широкая сеть учреждений полубольничного типа, где ослабевшие люди могли отдохнуть, подлечиться, набраться сил. В гостинице «Астория» создали общегородской семинар для ослабевших и больных ученых Ленинграда. Здесь прошли курс лечения и некоторые ученые нашего института.

По мере улучшения питания населения, особенно после прорыва блокады Ленинграда, число больных алиментарной дистрофией и авитаминозами стало уменьшаться и уже в 1943 году снизилось в 12 раз по сравнению с таковым в 1942 году.

Со второй половины 1942 года резко увеличилось количество больных гипертонической болезнью, а к началу 1943 года оно превысило довоенный уровень. По данным массовых обследований, гипертоническая болезнь отмечалась у 30–40 % жителей Ленинграда, что было связано также с нервно-психическими переживаниями военного времени, алиментарной дистрофией и т. д. Нередко течение болезни сопровождалось осложнениями со стороны сердца, органов зрения, головного мозга и др.

Глубокие исследования по патологии сердечно-сосудистой системы провела заведующая кафедрой факультетской терапии профессор В. Д. Вышегородцева — клиницист широкого профиля. Под ее руководством сотрудники кафедры работали над проблемами пульмонологии, патологии почек, обмена веществ и гематологии.

Заведующий кафедрой инфекционных болезней заслуженный деятель науки профессор
С. В. Висковский, помимо того что руководил противоэпидемической работой на Ленинградском фронте, изучал острые желудочно-кишечные заболевания на фоне алиментарной дистрофии. В 1943 году он издал руководство «Ранняя диагностика инфекционных болезней».

В числе защитников блокадного Ленинграда находился и заведующий кафедрой факультетской хирургии профессор В. М. Назаров. Одновременно он был главным хирургом больницы им. Я. М. Свердлова, консультировал и оперировал в трех эвакогоспиталях. Его научные исследования были направлены на разработку методик хирургических вмешательств на периферических нервах при огнестрельных ранениях. В 1943 году, в тяжелые дни блокады, В. М. Назаров писал книгу о повреждениях кровеносных сосудов.
Заведующий кафедрой нервных болезней член-корреспондент АМН СССР И. Я. Раздольский в годы блокады кроме организаторской работы на фронте вел научные исследования. В трудах эвакогоспиталей, изданных в блокадный период, им опубликованы результаты исследований по огнестрельным поражениям головного мозга и анализу причин летальных исходов при них, работы, посвященные неврологии алиментарного истощения, а также клинике, диагностике и лечению огнестрельных поражений и повреждений позвоночника и спинного мозга.

Разработке новых методик хирургических вмешательств на периферических нервах при огнестрельных ранениях большое внимание уделял заведующий кафедрой оперативной хирургии и топографической анатомии заслуженный деятель науки профессор А. Ю. Созон-Ярошевич. Его монографии, посвященные нейрохирургии и военно-полевой хирургии, имели большое практическое значение.

В годы войны и блокады не прекращалась деятельность и ученых-гигиенистов, несмотря на то что с весны 1942 года в институте остались только две кафедры профилактического профиля: организации здравоохранения (заведующий — профессор З. Г. Френкель) и общей и экспериментальной гигиены (заведующий — профессор Р. А. Бабаянц). В этот период З. Г. Френкель исследовал причины ранней детской смертности в Ленинграде на основе анализа статистико-демографических материалов за 40 лет и разработал систему мероприятий по охране здоровья детей младшего возраста. Кроме того, по проблеме «Динамика санитарного состояния населения Ленинграда 1941–1942 гг.» он изучал причины смерти лиц пожилого и старческого возраста в городе в период блокады. Данное исследование явилось фрагментом многолетней работы З. Г. Френкеля по изучению условий продления средней продолжительности жизни и более длительного сохранения работоспособности и общественной активности в старости. (В 1946 году ученый опубликовал свою монографию «Удлинение жизни и активная старость», не имевшую равных ни в отечественной, ни в мировой литературе. В ней проблема старости впервые рассмотрена с широких социально-гигиенических позиций.)

После освобождения города от блокады
З. Г. Френкель совместно с Госсанинспекцией и Обществом гигиенистов и санитарных врачей, председателем правления которого он был с момента его основания (1925 год), активно участвовал в разработке санитарных мер при проведении восстановительных работ в городе.

Член-корреспондент АМН СССР Р. А. Бабаянц с сотрудниками кафедры разработали ряд практических мероприятий по упорядочению водоснабжения, канализации, банно-прачечного хозяйства, состояний жилых и общественных зданий, безопасности и благоустройству бомбоубежищ, подготовили инструкцию по очистке города от мусора и нечистот. Им была разработана «Инструкция по испытанию доброкачественной воды в военно-полевых условиях». За период блокады в институте состоялись 4 научные конференции, на которых было представлено около 50 докладов по наиболее актуальным темам, подготовлены и защищены 35 докторских и кандидатских диссертаций.
В июле 1944 года на совещании в Народном комиссариате здравоохранения РСФСР, посвященном итогам работы медицинских вузов Москвы и Ленинграда во время войны, вузу была передана благодарность Наркомздрава за хорошую работу в тяжелых условиях войны и высказано пожелание, чтобы «2-й ЛМИ стал таким же лучшим вузом страны, каким он был до войны. До войны ваш институт был самым крупным, самым лучшим, самым ведущим вузом нашей страны и по своим контингентам, и по своим кадрам, и по своей учебно-производственной базе, и по своим материальным ценностям».

К 40-летию Победы в Великой Отечественной войне на территории академии был установлен монумент в память о погибших сотрудниках и студентах.

Высшая медицинская школа нашей страны помимо подготовки врача-профессионала осуществляет не менее важную воспитательную функцию, развивая у студентов такие качества, как сострадание, милосердие, бескорыстие, самоотверженность.
Работа преподавателей и студентов вуза в период Великой Отечественной войны является достойным примером для развития этих качеств.

Ректор Санкт-Петербургской
государственной  медицинской  академии
им. И. И. Мечникова, заслуженный деятель
науки РФ, академик РАМН, дважды лауреат
премии Правительства
Российской Федерации, доктор медицинских наук, профессор А. В. Шабров

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~c9Znz


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник


 

Информационное агентство  Северная Звезда

Нет событий в календаре на ближайшее время