Главный маршал авиации - Информационный портал

Главный маршал авиации

 
9 Марта 2010

Главный маршал авиации

К 65-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

Сегодня биографы утверждают, что жизненный путь Александра Александровича Новикова с 1941 по 1945 г. — это, фактически история Великой Отечественной войны  на ее самых сложных, переломных этапах. С этим утверждением трудно не согласиться, если вспомнить, что именно под руководством командующего ВВС А. А. Новикова проходили крупнейшие и наиболее успешные операции военно-воздушных сил с первого и по последний день войны: на Западном фронте в 1941-м; в боях за Сталинград в 1942—1943 гг.; в Корсунь-Шевченковской операции 1944 г.; при штурме Кенигсберга весной 1945 г.

Он родился в ноябре 1900 г. в деревне Крюково Нерехтского района Костромской губернии. Именно в этих краях в разные годы совершали свои ратные подвиги Минин и Пожарский, Кутузов и Багратион. Видимо, было какое-то предначертание свыше, следуя которому девятнадцатилетний Саша Новиков встал, как и его пращуры, на защиту родной земли, добровольцем уйдя служить в Красную армию. За три года, приняв участие в самых кровопролитных боях Гражданской войны (в 1920 — под Петрозаводском, в 1921 г. — у мятежного Кронштадта, в 1922 г. — на Северном Кавказе), он позднее напишет в своей автобиографии: «В Гражданской войне участвовал в качестве красноармейца и далее — в должностях комвзвода, комроты, начальника команды разведчиков, начальника разведки полка и бригады…»

 Легендарный командарм Уборевич, под начало которого Александр Новиков попал служить после окончания Военной академии им. М. В. Фрунзе, дал ему, образно говоря, «путевку в небо» — одобрил и поддержал  переход перспективного краскома из наземных войск в авиацию. В советско-финской войне 1939—1940 гг. А. Новиков принимал участие уже в качестве начальника штаба ВВС Северо-Западного фронта, при этом имел боевые вылеты на скоростном бомбардировщике СБ. В неполные сорок лет он был назначен командующим ВВС Ленинградского военного округа, встретив в этой должности самую тяжелую и кровопролитную войну.

Чтобы понять его авиационный военный талант, достаточно обратиться к воспоминаниям маршала Советского Союза И. Х. Баграмяна о разработанной А. А. Новиковым тактике массированного применения тяжелых бомбардировщиков в битве за Кенигсберг: «…около двух с половиной тысяч боевых самолетов надо было разместить на клочке Кенигсбергского неба. Это требовало напряженнейшей работы по обеспечению взаимодействия авиации не только между собой, но и, главное, с наземными войсками. Руководство этой операцией целиком легло на опытнейшего военачальника, Главного маршала авиации Александра Александровича Новикова…»

Он стал первым в истории отечественных ВВС маршалом авиации; после завершения Корсунь-Шевченковской операции в 1944 г. ему было присвоено звание Главного маршала авиации. Двадцать восемь правительственных наград — две Звезды Героя Советского Союза, три ордена Ленина, три ордена Красного Знамени, три ордена Суворова I степени, орден Кутузова I степени, три иностранных ордена и двенадцать медалей стали достойной и неоспоримой оценкой его  подвига в Великой Отечественной войне.
Тем не менее, когда в январе 1959 г. Александру Александровичу Новикову было присвоено ученое звание «профессор», он с подкупающей искренностью написал в своем дневнике: «Получил аттестат профессора… Никогда не только не мечтал, но даже  не думал быть профессором. Столь высокое звание очень ко многому обязывает. Надо много и много работать  как по должности, так и для личного совершенствования…»

История ареста Главного маршала авиации А. А. Новикова в 1946 г. по так называемому «авиационному делу»  и его выход из тюремных застенков через шесть лет остаются для многих историков и публицистов, изучающих и описывающих эту тему, «уравнением со многими неизвестными». При этом если нелепость явно сфабрикованного обвинения уже не вызывает сомнений (в апреле 1993 г. Военная прокуратура РФ признала всех семерых арестованных по «авиационному делу» незаконно репрессированными по политическим мотивам, направив соответствующее представление в комиссию Верховного совета РФ), то повод для освобождения разжалованного маршала  по сей день вызывает много кривотолков и сплетен. То одно, то  другое падкое на сенсации СМИ  «приоткрывает завесу тайны» — увязывает выход на свободу А. А. Новикова с его свидетельскими показаниями, якобы данными против маршала Г. К. Жукова. Дескать, если бы не эти показания, Георгий Константинович не лишился бы своего высокого поста…

 Не претендуя на истину в последней инстанции, хочется тем не менее привести воспоминание одного из очевидцев тех событий — Г. П. Астафьева, в послевоенные годы возглавлявшего кафедру радионавигационных систем Академии им. А. Ф. Можайского, а затем перешедшего на работу в ВАУ ГВФ.

Итак, 1970 г., страна отмечает 25-летие Победы над фашистской Германией. По этому поводу в Кремлевском дворце съездов намечено торжественное собрание, на которое приглашены крупные военачальники  Великой Отечественной войны, в том числе Г. К. Жуков и А. А. Новиков. «Когда Новиков вошел в зал и увидел там Жукова, то подошел к нему, — вспоминает
Г. П. Астафьев —  Жуков радостно его приветствовал, обнял и расцеловал. А затем сказал:
— Ты знаешь, какую труднейшую задачу я решал вчера? Задача на уровне фронтовых операций. Дело в том, что в своих маршальских брюках я работал на огороде и так основательно истрепал их, что идти в них на торжественное собрание было невозможно. Пришлось поднять на ноги всех, кого возможно, чтобы мне сшили новые портки!
Последовал громкий смех…»

Боевые соратники и единомышленники Жуков и Новиков не только плечом к плечу прошли дорогами войны, но  в равной степени испытали на себе  трепетное внимание «отца всех народов». Они знали цену обвинений и свидетельств, фабрикуемых на Лубянке в угоду Сталину, и эти «свидетельства» не могли помешать их фронтовому братству.
Когда в середине 50-х гг. в гражданскую авиацию стала приходить реактивная техника, встал вопрос о формировании соответствующей системы подготовки командных кадров для Гражданского воздушного флота. В этих целях на базе  Партийной школы Политуправления ГВФ и Курсов усовершенствования начальствующего состава (КУНС) было создано Высшее авиационное училище ГВФ, которое с лета 1956 г. возглавил  А. А. Новиков.
Какими они были, первые годы ВАУ ГВФ? Какая роль в становлении и развитии училища отводилась его начальнику?

Чтобы ответить на эти вопросы, достаточно обратиться к  дневниковым записям Александра Александровича, датированным 1956 г. Вот лишь некоторые из них.
«10 августа. Весь день потратил на подготовку к занятиям. Проблем хоть отбавляй. Учебный корпус имеет всего 29 помещений — этого явно мало… Нужно строить новый лабораторный корпус, жилой дом и общежитие для слушателей.
13 августа. Вызывал строителей. Речь шла о быстрейшем окончании ремонта учебных кабинетов, лабораторий, общежития, спортзала. Все идет страшно медленно, беспечно и неповоротливо, а главное — безответственно.
14 августа. Ездил в санинспекцию, добивался разрешения на строительство нового лабораторного корпуса. Инспекция противится!
15 августа. Занимался анализом учебных планов и программ, изучал уровень теоретической и летной подготовки слушателей. Пришлось пересмотреть всю документацию, регламентирующую внутреннюю жизнь училища…
21 августа. Рассмотрел и подписал учебные планы КУНСа. Произвел расчет налета часов для летной практики слушателей. Пришел к выводу, что в новом учебном году ее целесообразно проводить в УТО Северного управления.
23 августа. Осматривал общежитие слушателей. Нет никакого порядка. Грязно. Многие живут без прописки. Издал приказ о наложении взысканий на провинившихся.
25 августа. Рассматривал и уточнял учебную сетку, писал тезисы к выступлению на строевом собрании слушателей…»
Он вникал буквально во все, интересовался и большим, и малым. Для Главного маршала авиации были в равной степени важны и интересны как перспективы развития учебно-материальной базы училища, так и моральный настрой слушателей, круг их запросов и интересов.

 Здесь нелишне напомнить, что к моменту появления этих записей А.А.Новикову исполнилось 56 лет; «зигзаги судьбы» тяжело сказались на его здоровье — он перенес два инфаркта. Но только через полтора года в дневнике появится запись, касающаяся личного:
«Вылетал в Киев. На заводе у О. К. Антонова знакомился с новыми самолетами «Украина» и «Пчела». Вечером возвращался в Москву, в самолете почувствовал себя плохо…»
Без сомнения, величие духа и жизненная мудрость Александра Александровича Новикова в том и состоят, что он смог пережить глубочайшую обиду, нанесенную необоснованными обвинениями  в свой адрес, и, озабоченный судьбой отечественной гражданской авиации, самоотреченно ринулся в работу по организации первого в стране (и, кстати,  первого в мире) Высшего авиационного училища.

  Очень скоро учебный процесс в ВАУ ГВФ пошел по принципиально новому руслу, приобретя производственно-эксплуатационную направленность. Были созданы новые кафедры: летной эксплуатации, авиационных двигателей, экономики ГА, аэродромов и пр. Александр Александрович лично разработал методики преподавания профилирующих дисциплин, подготовил и читал курс штабной руководящей работы для слушателей-командиров. Параллельно с их теоретической подготовкой в училище была создана система повышения практического летного мастерства: учебно-летный отряд (УЛО), организованный под бдительным присмотром Главного маршала авиации, стал славой и гордостью ВАУ ГВФ, а впоследствии и Академии ГА.

Училище развивалось и крепло, но на определенном этапе появилась потребность в свежем притоке научно-педагогических кадров. А. А. Новиков лично посещал Ленинградский университет, Военно-воздушную инженерную академию им. А. Ф. Можайского и другие учебные заведения, проводя огромную работу по отбору профессоров, доцентов, научных сотрудников для ВАУ ГВФ.  Благодаря этим стараниям в училище постепенно сформировалась крепкая и устойчивая научно-педагогическая база, подкрепленная высококвалифицированными специалистами, пришедшими с производства. ВАУ стало одним из ведущих научных центров гражданской авиации, в котором решались вопросы аэродинамики воздушных судов, разрабатывались нормативно-правовые документы для практического использования Министерством ГА и производственными предприятиями.
Огромную популярность приобрел открытый в училище факультет заочного обучения, который позволял пилотам и диспетчерам повышать свой профессиональный уровень без отрыва от производства.

В 1959 г. у в училище был сделан первый выпуск командно-руководящих кадров для гражданской авиации, а в 1965 г. — выпуск факультета заочного обучения. От Бреста до Владивостока авиационные специалисты с дипломом об окончании Высшего авиационного училища ГА почитались как специалисты со «знаком качества»: все знали, что им можно доверить самую серьезную работу, самую ответственную должность.
*   *   *
Изучая архивные документы, беседуя с ветеранами Академии гражданской авиации, коим довелось работать под началом Александра Александровича Новикова, нельзя избавиться от вопроса: почему документы и свидетельства очевидцев характеризуют первого начальника ВАУ ГВФ исключительно с положительной стороны? Неужели он никогда никого не одернул, не наказал, не оставил обиженным? Вряд ли. Руководитель, взваливший на себя такой груз ответственности и наделенный такими полномочиями, не мог не проявить своих административных прав. Так почему все говорят о нем только в превосходной степени?
Ответил на этот вопрос профессор Михаил Авенирович Фиников, который под руководством А. А. Новикова в свое время защищал диссертацию:

— Все дело в его порядочности и человечности. Все знали: если Новиков наказал — значит за дело. Но если к нему обратишься с вопросом или просьбой, то будь уверен: Александр Александрович никогда не отмахнется, не забудет о тебе, всегда поможет.

Короткая ссылка на новость: https://www.nstar-spb.ru/~cLjXy