Петербургу необходима долгосрочная программа по утилизации муcора

8 Октября 2017

Петербургу необходима долгосрочная программа по утилизации муcора

Огромное, без преувеличения, количество отходов ежедневно вывозится на мусорные полигоны, которые расположены в нашем регионе. Эти ¬объемы — прямое следствие не только работы различных заводов и предприятий Санкт-Петербурга и Ленинградской области, но и жизнедеятельности населения. Сложившаяся ситуация уже приобрела угрожающие масштабы и представляет серьезную угрозу для экологии в нашем регионе. Такого мнения придерживаются многие эксперты. В свою очередь, академик РАН, президент Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого, заслуженный деятель науки и техники РФ, доктор технических наук, профессор Михаил Петрович Фёдоров убежден: проблема решаема. Она лишь требует комплексного подхода.

— Безусловно, тот, кто утверждает, что в наши дни ситуация с утилизацией отходов очень серьезная, — не лукавит. За последние несколько десятилетий вопрос обращения с отходами перерос в большую не только экологическую, но также экономическую и технологическую проблему.  Не могли бы вы подкрепить свое заявление конкретными цифрами?
— Для наглядности назову лишь несколько. Каждый житель Санкт-Петербурга ежегодно производит 350–400 килограммов мусора. Сегодня в нашем городе проживает 5 миллионов человек. Произведя простое арифметическое действие, вы получите вес отходов от простых горожан, который необходимо регулярно утилизировать. И это если брать в расчет только жителей нашего города, но ведь существуют еще предприятия, магазины и т. д.

— Не ошибусь, пожалуй, если скажу, что год от года эта цифра растет…
— Да, вы правы. С 2000 г. прирост выбрасываемого мусора в нашем городе составил в среднем 45–50 %. Сейчас, к сожалению, в качестве основной и наиболее дешевой технологии для обезвреживания мусора используют его вывоз на полигоны твердых бытовых отходов (ТБО).

— Какие шаги необходимо предпринять в ближайшее время, чтобы вопрос начал решаться более конструктивно?
— Существуют две проблемы. Первую мы получили из-за того, что раньше свалки устраивались на границе с городом, который развивается и продолжает расти. В результате то, что когда-то было на границе, сейчас уже в черте Петербурга. Таких свалок десятки, но сегодня они не отвечают существующим тенденциям в области экологии. Наша задача — оценить влияние подобных территорий на здоровье горожан и на качество воздуха и грунтовых вод. Вторая проблема заключается в том, что пока нет утвержденного плана по созданию и обустройству новых крупных полигонов, которые будут располагаться за чертой нашего города.

— Но ведь даже те, что сейчас есть, уже не действуют или на грани этого…

— Совершенно верно. Вспомните полигон «Волхонка» в Ломоносовском районе, который несколько лет как закрыт. Его площадь около 60 гектаров. Ежегодно туда для захоронения свозили более 3 миллионов кубометров отходов с территорий Пушкинского, Колпинского, Невского, Московского, Кировского, Красносельского, Адмиралтейского, Центрального, Петродворцового и других районов Санкт-Петербурга, а также прилегающих территорий Ленобласти. Другая свалка — «Новосёлки». Она расположена в северной части. Министерство природы в начале апреля проверило работу полигона и пришло к выводу, что лицензия на хранение там отходов истекла еще в феврале 2015 г. Ранее в Смольном сообщили, что мощность «Новосёлок» до сих пор не исчерпана, но она на пределе. Площадь этого полигона — более 70 гектаров. Стоит отметить, что по заказу Комитета по благоустройству разработан комплекс мер по рекультивации территории. Специалисты намерены построить локальные очистные сооружения для сточных вод и станцию активной дегазации свалочных газов. Но это все планы, и уже сейчас возникает проблема вывоза отходов из северных районов города. Пока их отправляют за десятки километров от мегаполиса, в Приозерский и Выборгский районы.

— Но ведь есть еще и Красный Бор, где находится огромное количество опасных отходов.
— Это так, но и с ними можно должным образом обращаться. Ведь что такое Красный Бор? Это т. н. карты, которые заполняются опасными жидкими отходами. Соединения углеводорода — краски, мазут, масла, кислоты и другие химические соединения хранятся под открытым небом. Как следствие — свободный доступ атмосферных осадков. В итоге карты заполняются. Углеводороды, как известно, легче воды и располагаются в верхнем слое. Получается своего рода стратифицированный во¬доем. Самое опасное, если его содержимое перельется из карт и попадет в окружающую среду. Полигон закрыли, его даже лишили лицензии. Но куда девать отходы, которые до этого там складировались, куда их вывозить? В свое время в Политехническом университете была создана установка, позволяющая разделить углеводородные отходы и загрязненную воду. Сверху забираются плавающие отходы — они очищаются и могут вторично использоваться. А вода чистится в две-три ступени, и на выходе получается жидкость, которую можно сливать в городскую канализацию. Но интереса со стороны руководства полигона инновации вуза пока не вызывают. Мы хотим попытаться использовать свои ноу-хау в «Новосёлках». Ну а возникшие на территории Красного Бора проблемы пытаются решить локальными методами. Рассматривают увеличение высоты дамб, например. Но все это очень ненадолго.

— Можно ли вообще утилизировать мусор так, чтобы не плодить новые свалки?

— Разумеется, можно, если применять современные технологии, а их несколько. Одна из самых распространенных — сжигание.

— Однако у нее есть как сторонники, так и серьезные противники…
— Могу сказать, что мусор жгут даже на территории европейских городов. Например, в Париже и Вене. Вопрос в том, как именно это делать. Ведь при сжигании отходов происходит вторичное загрязнение атмосферы газами, золой, что, в свою очередь, требует использования дорогостоящей системы очистки. И еще один немаловажный фактор — морфологический состав утилизируемых отходов. При этом нередко можно увидеть, что сбор мусора происходит без какой-либо сортировки и вывозится он самосвалами единой массой. Несомненно, наиболее прогрессивная технология, которая используется сегодня в мире, — разборка того, что попадает в отходы. И здесь встает вопрос о рынке вторсырья. Ведь если мы будем пускать мусор в оборот, то нам нужны те, кто готов его использовать. В этом случае и наиболее вредный остаток, который не подлежит возврату, легко депонируется и с куда меньшими технологическими затратами, да и потребует меньшей площади. Кроме того, складирование значительно уменьшается по размеру, что позволяет в несколько раз увеличить срок службы используемого полигона. Но власти, к сожалению, до сих пор не могут решить, какую из существующих технологий использовать в нашем регионе.

— Вы говорите о технологиях и нерешительности чиновников. А готовы ли петербуржцы заниматься раздельным сбором мусора?
— Это уже происходит. Население с большим энтузиазмом участвует в этом процессе. Но есть один фактор, который его весьма затрудняет, — этажность возводимых зданий. И с каждым годом он все ярче проявляется, поскольку в новых районах редко увидишь жилые дома ниже 10 этажей. Скажем, те, кто живет в пятиэтажках, охотно используют несколько пакетов для мусора, ну а если в доме 10, 20 и более этажей… В общем, сами понимаете. Там все сваливается в мусоропровод и разделение отходов ложится на перегрузочные станции. Существуют такие мини-фабрики, где отходы сортируются по фракциям, а остаток уплотняется и вывозится на полигон.

— Время от времени начинает обсуждаться вопрос о строительстве завода по переработке мусора, но, как говорится, «воз и ныне там». Почему?
— В первую очередь по юридическим причинам. Сейчас не существует нормативно-правовой базы, которая бы регламентировала правила обращения с отходами согласно современным экологическим тенденциям. Второе – технологические условия работы с отходами. Не существует понятной системы логистики работы с тем, что мы выбрасываем. Но я полагаю, что действовать необходимо комплексно — какой-то объем отходов не только необходимо, но и можно разбирать. Часть сжигать, а часть депонировать. Если этого не сделать, то через 5–10 лет регион будет завален мусором.

— Могут ли разработки Политеха помочь в решении проблемы утилизации мусора?
— У нас есть эффективные технологии. Одна из них касается прямого преобразования биогаза в электрическую энергию. При разложении органических соединений на полигоне в больших объемах выделяется биологический газ. Это смесь различных соединений, в их числе метан, углекислый газ и другие соединения. Если, скажем, основа того, что попадает в атмосферу с какой-то конкретной свалки, метан (допустим, что в общем объеме его доля более 50 %), то выделения можно эффективно использовать для производства тепловой и электрической энергии. Такая технология уже опробована и успешно работает на полигоне «Новый свет», который расположен под Гатчиной. Сейчас туда вывозят бытовые отходы из южной части Санкт-Петербурга и в то же время используют получаемую энергию для собственных нужд предприятия. Но все оборудование, которое там применяется, шведское. Надеюсь, что в скором времени его заменят российские аналоги. Еще одна инновационная технология Политехнического университета — разделение метана на составляющие: водород и углекислый газ. Затем водород очищается и подается в топливные элементы.

— И она тоже где-то используется?
— Пока, к сожалению, нет из-за своей высокой стоимости. Топливные элементы слишком дорогие. Но стоит отметить, что их цена ежегодно снижается.

— Почему вы делаете акцент на биологическом газе, который выделяется на полигонах?
— Он обладает сильным парниковым эффектом и негативно влияет на климат. Вы наверняка знаете, что парниковые газы выделяют в атмосферу энергетические компании и транспортные средства. А в настоящее время и полигоны с отходами вносят свой отрицательный вклад в создание парникового эффекта. Без преувеличения могу сказать, что проблемы, о которых мы с вами говорим, касаются не только нашего города и региона — они имеют планетарный масштаб.

— Исходя из всего сказанного вами выше, можно сделать вывод о том, что мы почти опоздали в решении проблемы по утилизации отходов…
— Да, это вопрос не завтрашнего дня, но и не стану сгущать краски, заявляя, что все надо было сделать еще вчера. Нет, сегодня, но не откладывая! Эффективным решением станут разработка и запуск долгосрочной программы по утилизации мусора. Да, это обойдется недешево, но другого выхода нет. Иначе в совсем недалеком будущем нынешняя ситуация обернется губительными последствиями не только для природы, но и для петербуржцев.

Беседовал Олег НЕФЁДОВ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~Hwa47


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник