«В зоопарке интересно всем — и взрослым, и детям»

1 Января 2018

«В зоопарке интересно всем — и взрослым, и детям»

Интервью с ведущим лектором-демонстратором отдела контактных животных Ленинградского зоопарка Дмитрием Юрьевичем Васильевым.

— Каковы, на ваш взгляд, функции зоопарка? И для какого возраста посетителей он предназначен в большей степени?
— Зоопарк — это ведь и научная организация. Здесь изучают поведение животных, учатся их разводить, что очень важно, так как многие виды в дикой природе находятся на грани исчезновения и охранять их очень сложно. Что касается второго вопроса, то я считаю, что в зоопарке интересно всем — и взрослым, и детям. Ведь здесь горожане могут близко познакомиться с животными, причем не только с дикими, но и домашними. Многие из нас видели корову, козу, курицу или утку разве что на картинке.

— Приходит ли к вам работать молодежь?
— Да. Правда, реже, чем прежде, но приходит. К сожалению, у нас в стране нет учебного заведения, которое готовило бы сотрудников, ухаживающих в зоопарке за животными. А за рубежом есть. Обучение там длится около двух лет. Таких специалистов называют киперами. А к нам чаще всего приходят просто люди с улицы, т. е. абсолютно неподготовленные, не представляющие, что входит в обязанности работника по уходу за животными. Они не знают, что это тяжелая и грязная работа по уборке помещения, где находится животное, и всего того, что находится вокруг: коридоров, лестниц, стен, кухни. Именно уборка, а не кормление животных, занимает большую часть рабочего времени. Люди думают, что им доверят тигренка, а им вручают тряпку и ведро с водой. Разочарование неизбежно, отсюда и текучка кадров. Хотя у меня в отделе, например, несколько человек работают больше десяти лет. Начальник отдела, главный зоотехник и даже директор зоопарка — все они сначала были рабочими по уходу за животными. Основной костяк специалистов — зоотехники, начальники отделов, ветеринары — работают в зоопарке уже не один десяток лет. Зоопарк — это место, где работают люди самых разных специальностей, и у нас огромный штат сотрудников. Здесь каждый имеет свои обязанности.

— Расскажите, пожалуйста, о кружке юного зоолога при Ленинградском зоопарке.

— Он начал работать в 1929 году, продолжал работать в войну (за исключением осени, зимы и весны 1941/1942 гг.) и работает до сих пор. Участники кружка называются юннатами. Как говорят они сами, бывших юннатов не бывает. Многие связывают свою жизнь с биологией, приходят работать в зоопарк.

— Как зоопарк пережил блокаду?
— Начну с того, что в 1939 году городские власти приняли решение о передаче зоосаду 150 гектаров Удельного парка (тогда парк Челюскинцев). Еще до революции последний владелец зоосада Семён Никодимович Новиков хотел построить на этой территории, которая в то время была далеким пригородом, новый большой зоосад. Осуществлению его планов помешала революция. Однако эта территория была официально закреплена за зоосадом. Летом 1941 года планировалось приступить к строительству здесь самого большого и лучшего в мире зоосада. Но началась война… Нужно было что-то предпринимать. В поезд, оборудованный под передвижную зоовыставку, ездившую каждое лето по Северо-Западу, погрузили самых дорогих по тем временам животных и отправили их в эвакуацию в Казань. Состав должен был вернуться за следующей их партией, однако это оказалось уже невозможным… Значительная часть животных осталась в городе. Настоящим потрясением для всех сотрудников и юннатов стал приказ об уничтожении всех крупных хищников, содержащихся в зоосаде. Тогда о блокаде никто и подумать не мог, но допускалась возможность бомбежек города, в результате которых клетки с хищниками могли быть повреждены и животные оказались бы на свободе с вполне предсказуемыми последствиями. Чтобы не допустить такого развития событий, всех крупных хищников убили. А потом начались постоянные обстрелы и бомбежки. Зоопарк расположен в центре города, а рядом находились зенитные батареи и стратегически важные мосты, так что ему во время войны досталось в полной мере. В одну из первых бомбежек сгорела часть строений у входа в зоосад, который тогда был со стороны Зверинской улицы, где сейчас стоит экзотариум. В ту же ночь сгорел дотла обезьянник почти со всеми своими обитателями. Это случилось потому, что здания в зоосаде были в основном деревянными и расстояние между ними было слишком маленьким. Еще одна бомба упала рядом со слоновником, и сооружение рухнуло. Под завалами погибли слониха и служитель, находившийся рядом с ней, чтобы успокаивать животное, которое очень нервничало во время бомбежек и обстрелов. А потом началась блокада… Подвигом происходившее тогда назвали позже. Тогда надо было просто выжить. В основном сотрудники зоопарка жили недалеко, на Петроградской стороне. Но многих из них в результате бомбежек остались без крова, а потому были вынуждены перебраться на территорию зоосада. А некоторые оставались дежурить ночью, чтобы тушить пожары в случае их возникновения. Хотя к началу блокады и были кое-какие запасы кормов, но их приходилось экономить, потому что никто не знал, сколько она продлится. Пытались найти заменители: мелким хищникам и хищным птицам варили каши на растительной основе, для вкуса добавляли бульон из вареных-переваренных костей, ловили крыс. Копытных животных кормили в основном распаренными опилками, которые приправляли чем-то съедобным. Но и их приходилось искать. Ко всему прочему, надо было ежедневно мыть бегемота, и для этого сотрудникам приходилось носить по 40–50 ведер воды с Невы каждый день. К сожалению, животные продолжали гибнуть в результате бомбежек и обстрелов, от голода и холода. Но все-таки кое-кого удалось спасти. К тому же, как ни странно, некоторые животные продолжали размножаться и в годы блокады.
В мае 1942 г., после страшной зимы 1941/1942 года, когда город очистили от снега, грязи и трупов, зоосад открыли для посетителей. Он проработал до конца октября. Потом вновь открылся весной 1943 года, опять закрылся осенью, а уже с 1944 года работал постоянно. Уцелело порядка 100 животных, считая и крупных, и самых мелких: то есть в это число вошли не только бегемот, антилопа, горный козел, но и хорек, и синица. Функционировал небольшой театр зверей — труппа, которая ездила по близлежащим школам, детским домам и госпиталям и устраивала представления. В ней были собачки, лисичка, обезьяна, петух, кролик, медвежата. Детей катали на лошадке. Она же выполняла функции транспортного средства на территории зоопарка. В общем, несмотря ни на что, выжили…

— Ваш отдел по-прежнему организует встречи детей с животными?
— Да, только раньше это были цирковые мини-представления. А сейчас у нас иное направление. Мы привозим животных, чтобы дети с ними познакомились и смогли их рассмотреть поближе — без клетки, сетки или стекла. Мы рассказываем детям о животных. Наш отдел контактных животных — многофункциональный и многоликий: это и экспозиция, и мобильная группа. К нему относятся все копытные животные зоопарка, за исключением ослов и домашних лошадей. Наши животные — это верблюды, альпаки, винторогие козлы, жирафы, олени. У нас есть и хищники — волчица Тень и рысь Линда, которая, кстати, живет с кошкой Дусей в одной клетке вот уже 10 лет. Но они «невыездные». Волчица весьма известна в городе, к ней приходят постоянные гости. Она родилась в зоопарке десять лет назад. Ей было 8 дней, когда я взял отпуск и забрал ее к себе домой, где она и провела полтора месяца. Вольер для нее начали строить еще до ее рождения. В нем она сейчас и живет. И хотя Тень привыкла к людям, не стоит забывать, что это хищник. У нее есть охотничья территория, где она хозяйка, и с этим надо считаться. Если у волчицы плохое настроение, она не желает общаться, а я и не навязываюсь. Просто захожу в вольер и смотрю на нее. Если захочет, то подойдет сама. Если нет, я оставляю еду, поворачиваюсь и ухожу. Это дикий зверь, а не собака. То, что я ее когда-то выхаживал, она не помнит. В природе это быстро забывается. В два года волчица уже не живет в семье, она становится конкурентом для родителей, а они для нее.
К нашему отделу относятся животные, которые выезжают на разные мероприятия, и, кроме того, контактный зоопарк: коровы, козы, кролики, домашняя птица. Есть две формы выездов. Во-первых, платные — в школы и другие учреждения. И во-вторых, благотворительные, по нашей социальной программе «Здравствуй!», которая существует с мая 2004 года и которой я непосредственно занимаюсь. Мы привозим животных в учебные или лечебные заведения для необычных детей, которые не могут сами посетить зоопарк. Очень тесно сотрудничаем с детским хосписом. Ездим и по домам. Если какое-то учреждение запрещает привозить животных, а такое случается, мы привозим детям красочные слайды и сопровождаем их показ рассказами о зверях и их повадках.

— Животные действительно благотворно влияют на состояние здоровья детей или это просто способ развлечь их?

— Глупо, наверное, надеяться, что ребенок погладит кролика, поплавает с дельфином, посидит на лошадке и исцелится. Такого не бывает. Я считаю, что если ребенок, пусть даже на небольшое время, забыл о своей болезни — это уже замечательно. Я езжу в эти заведения не один год и вижу, как ждут нас дети, несмотря на то что мы привозим в основном одних и тех же животных, хотя и стараемся порадовать их чем-то новым. Нездоровый ребенок почти все время проводит в четырех стенах. И если он мечтает увидеть филина, ежика или лисичку и вдруг на его просьбу откликаются и привозят животных, то это для него огромная радость. А это тоже хоть и маленькое, но чудо. Периодически мы ездим в заведения к детям с проблемами со зрением. Тогда я беру с собой различных на ощупь животных. Ведь для таких детей знакомство с ними происходит через тактильный контакт.

— Расскажите, пожалуйста, о лекциях, которые вы читаете в лектории зоопарка.
— Я бы не назвал это лекциями, скорее это просто встречи с посетителями, во время которых я рассказываю им о животных, их особенностях и характере, а также развенчиваю сложившиеся под влиянием сказок, детских стихов и мультфильмов ложные представления о них. Один из таких стереотипов связан с размером лисы. Многие удивляются тому, какая она маленькая. А на рисунках она часто изображается одного размера с волком. Однако лиса весит в среднем 5 кг, а волк — около 50 кг. В сказках и мультфильмах они обычно подельники, настоящая банда, где рыжая — мозговой центр, а серый — физическая сила. В то же время в лесу лиса для волка — это одновременно и пища, и конкурент. Если волк сыт, он не станет охотиться на оленей или зайцев, а вот лисицу убьет, потому что она конкурент на его территории. Другие стереотипы: еж питается грибами и ягодами, белка — грибами и орехами, сова не видит днем («До утра сова искала. Утром видеть перестала» (С. Я. Маршак)), заяц боится темноты («Глянул заинька в окно, стало заиньке темно» (К. И. Чуковский)). Так вот: еж не интересуется грибами и ягодами — он хищник; белка разоряет гнезда, поедает птенцов и яйца — это один из самых страшных врагов мелких лесных птичек; сова, конечно, видит днем лучше, чем ночью; заяц — ночное животное.
Люди часто думают, что о животных, известных им по сказкам и мультфильмам, они вряд ли услышат что-то новое и интересное. А оказывается, что они знают о зверином царстве так мало…

Беседовала Евгения ЦВЕТКОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~QWqMK


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник