Вера Васильева: «Я обожаю каждый свой спектакль!»

22 Мая 2017

Вера Васильева: «Я обожаю каждый свой спектакль!»

Одна из самых пленительных исполнительниц партий героинь в истории Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии народная артистка России Вера Васильева отметила в апреле юбилей.

— Вера Сергеевна, в начале беседы не могу не спросить о вашем вокальном педагоге — легендарной певице Розалии Григорьевне Горской.

— (улыбается) Моя любимая... Как мы – студентки — ее обожали! Наш курс в музыкальном училище имени Римского-Корсакова был ее последним курсом. Розалию Григорьевну отличали ответственность, безумное трудолюбие и пунктуальность. Как бы плохо она себя ни чувствовала, приходя на занятия, была безупречна: маленькая, сухонькая, очаровательная, всегда аккуратно, «с иголочки» одетая… Но когда эта миниатюрная женщина показывала, как нужно петь, соединять верхнюю позицию с дыханием, казалось, что стены училища дрожат! Такой сильный был у нее голос! А еще в восемьдесят с лишним лет она сохранила чистый, девичий тембр, и было настоящим удовольствием ее слушать. Она мой первый педагог, и я благодарна ей за то, что она дала мне основу, которая нужна для пения.

— Ваше пение — лучшая реклама «школы Горской».
— У меня дома стоят фотографии Розалии Григорьевны, на одной из них она написала очень теплые слова: «Дорогой моей ученице-отличнице Вере Васильевой — умнице, волевой, упорной, целеустремленной, что дает надежду на хорошее будущее». После училища я поступала в Ленинградскую консерваторию, но совершенно не понимала, к кому после Горской пойти учиться, поэтому поехала работать в Хабаровский театр музыкальной комедии. И ни разу не пожалела: мало приобрести школу, важно много работать, много петь. Были периоды, когда я пела по 25 спектаклей в месяц, именно так на благодатную почву, заложенную педагогом, накладывается опыт.
Хочу добавить, что помимо умения петь Розалия Григорьевна учила нас отношению к профессии. Рояль стоял у нее в спальной комнате, и это был такой уголок «эфирный», где, по ее рассказам, в бытность солисткой театра она закрывалась в день спектакля, ни с кем из домашних не общалась, перебирала украшения, которые должна была надеть вечером, и настраивалась на роль. Я впитала от нее это и тоже стараюсь в день спектакля не отвлекаться на посторонние дела и мысли.

— А почему, окончив вокальное отделение, вы посвятили жизнь именно оперетте?
— Судьба (улыбается). Когда я была девчонкой, к оперетте относилась с прохладцей и пению училась с прицелом на оперную или камерную карьеру, но когда ребята из отделения музыкальной комедии стали делать на третьем курсе спектакль-коллаж по опереттам, оказалось, что у них нет героини. Пригласили меня. Я спела Розалинду из «Летучей мыши» Штрауса и Глорию из оперетты «Цирк зажигает огни» Милютина. Тогда и решила, что буду заканчивать параллельно два отделения, ведь оперной певице не помешают хореография и актерское мастерство. Два и окончила.

— Знаю, что в разгар опереточной карьеры, уже в Ленинграде, вы с успехом выступали в опере. Спели и Риту в одноименной опере Доницетти («Санктъ-Петербургъ Опера») и сложнейшую партию Чио-Чио-сан в опере Пуччини (Михайловский театр).
— Еще Иоланту, Ярославну и несколько других партий. Это был замечательный опыт, но моя жизнь уже была отдана оперетте.

— Свою первую большую опереточную роль вы исполнили в Хабаровске?
— Да. Это была Арсена в штраусовском «Цыганском бароне», потом были кальмановская Сильва, Жанна Лябурб в оперетте Сандлера «Четверо с улицы Жанны». Всего за год работы выпустила пять спектаклей, потом восемь лет проработала в Ивановском театре музыкальной комедии, напела обширнейший репертуар. Ну а после фестиваля «Молодость, мастерство, современность» с легкой руки солистов ленинградского театра поехала прослушиваться в Ленинград, к знаменитому Владимиру Воробьёву. Он меня взял и… «покатилось»: «Веселая вдова», «Севастопольский вальс», «Бабий бунт»…

— Немилосердные к певцам опереточные партитуры не помешали вам сохранить голос в идеальном состоянии.
— Потому что я всю жизнь следую «заветам» Горской. Не форсирую звук, не ломаю голос под партию, а, не нарушая задуманное композитором, приспосабливаю партию под свой голос.

— Какая из последних работ запомнилась вам больше всего?
— Я обожаю каждый свой спектакль! Большое удовольствие получала от роли Цецилии в «Королеве чардаша» Кальмана, где филигранно была выписана судьба актрисы. Рада, что познакомилась с музыкой Роберта Штольца и сыграла в чудесном спектакле «Весенний парад»; очень любила спектакль «Десять невест и ни одного жениха» Франца Зуппе, который поставила Анна Осипенко. Не могу выделить что-то одно! Подарком стал и «Орфей в аду» Оффенбаха в постановке Юрия Александрова, режиссера, фонтанирующего эмоциями, идеями и юмором.
И блокадный концерт «Непокоренный Ленинград» с непередаваемой аурой зрительного зала…

— А что является главным для успешной работы в оперетте, на ваш взгляд?
— Синтез: голос, пластика, талант, внешность. Как говорил наш педагог на отделении музыкальной комедии Николай Евгеньевич Серебряков: «Когда на сцену выходит артистка оперетты, все мужчины в зале должны млеть, глядя на нее».
Беседовала Светлана РУХЛЯ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~x4J9x


Газета «Санкт-Петербургский вестник высшей школы»

Санкт-Петербургский вестник высшей школы

музыкальный вестник