Памяти учителя

15 Июня 2017

Памяти учителя

В камерном зале Санкт-Петербургской консерватории состоялся концерт, посвященный памяти недавно скончавшегося виолончелиста, народного артиста РСФСР профессора Анатолия Павловича Никитина.

Это был день встречи всех его учеников, прошедших школу Никитина на протяжении многих лет. На концерте выступили: ректор, профессор Петербургской консерватории А. Васильев, заслуженный артист России А. Массарский, лауреаты международных конкурсов Л. Беспалов, М. Дегтярев, Д. Дробко, А. Жилин, Р. Киселев, В. Орлов, Д. Очаев, Е. Пилипчук, Д. Сатушев, Дм. Сатушев, К. Таченко.
Уже после концерта мне довелось встретиться с учениками Анатолия Павловича — братьями Денисом и Дмитрием Сатушевыми.

— Денис и Дмитрий, для вас это особо памятный день — день, когда Анатолий Павлович собирал всех учеников вместе. Что же значит для вас это слово — «учитель»?
— Денис: Все легенды и философские трактаты толкуют: учитель —сопровождающий, указывающий путь.
— Дмитрий: Не репетитор, не цербер, не кнут, не пряник, даже не воспитатель в привычном представлении этого слова…
— Денис: Говорят, что чем значительнее личность учителя, тем дольше раскрываются плоды его воздействия. Анатолий Павлович был именно таким человеком, один урок или общение с ним целый год, пять лет в консерватории действуют на человека на протяжении всей его жизни.

— Учителя мы познаем через себя, он отражается в наших поступках, действиях, мыслях. Это как игра в ансамбле, где есть ведущий и следующие за ним. А вам удалось выступать вместе с Анатолием Павловичем на одной сцене?
— Денис и Дмитрий: Да, конечно.
— Денис: Мы играли вместе только последние пару лет, но это было совершенно потрясающее переживание.
— Дмитрий: Обычно он репетировал сидя в зале, давая бесценные рекомендации со стороны. Последние годы репетиции проходили с его ассистентами. Когда Анатолий Павлович выходил на сцену, обычная концертная обстановка, полная сосредоточенности, наполнялась некой тайной сотворения музыки.

— Как получилось, что вы вдвоем пошли учиться на одном инструменте?

— Дмитрий: Мы же близнецы, соревнующиеся между собой везде — дома, на репетициях, на сцене…
— Денис: Виолончелью мы начали заниматься в 9 лет одновременно. Наша учительница в музыкальной школе пригласила нас на прослушивание. Когда же мы пришли с братом во второй раз, уже вместе с родителями, учительница предложила посовещаться и выбрать инструмент, а тем, кто решит остаться, — зайти в класс. Денис же сразу, без разрешения родителей, сказал: «Мы остаемся!» Вот так началась наша длинная виолончельная жизнь.

— Почему вы стали выступать дуэтом, ведь, как вы сказали, между вами идет постоянная конкуренция?
— Денис: Еще со времен музыкальной школы, с 1994 года, мы играем в дуэте. Наша первая учительница сказала, что нам надо играть вместе, так как у нас это хорошо получается.

— А что вас побудило поступать именно в Санкт-Петербургскую консерваторию?
— Дмитрий: Первая консерватория, в которую мы поступили после восьмого класса музыкальной школы, была в Новосибирске, поскольку она территориально находилась ближе к нашему дому в Казахстане. Мы с братом любим собирать пластинки, слушать их и обсуждать. И однажды, спустя два года учебы в Новосибирске, мы услышали запись, которая произвела на нас неизгладимое впечатление. Желание узнать, кто исполняет, возникло сразу, и, посмотрев на обложку, мы прочли, что это заведующий кафедрой виолончели Ленинградской консерватории, ученик Мстислава Ростроповича Анатолий Павлович Никитин. И тогда жизнь разделилась на до и после. И мы отправились в Петербург.
— Денис: Анатолий Павлович обычно каждое лето проводил на своей даче. Когда мы встретились и сыграли ему, он сказал: «Ничего не обещаю…». Однако мы оба оказались в его классе. Сначала Дима переехал, а потом и я, через год.

— Как складывалась дальше ваша творческая судьба, влиял ли авторитет учителя?

— Дмитрий: Анатолий Павлович погружался глубоко в человека, в проблемы, которые он решает с ним. Это способствовало тому, что между учеником и учителем не было никаких барьеров, ни на уроках, ни в личном общении. При том что каждый из нас был в постоянном напряжении, ощущении ответственности — мы всегда чувствовали добро, исходящее от учителя, готового помочь, исполненного желания научить, открыть нечто новое, значительное.

— Была ли произнесена им фраза, оставшаяся в памяти и открывшая одну из тайн музыки?

— Денис: Анатолий Павлович обладал невероятной энергетикой. Говоря некоторые слова, он словно транслировал их всем находившимся в классе... Я помню, когда Дима репетировал «Прелюдию» Рахманинова, он сказал: «Ты должен играть так, будто кланяешься каждой ноте».

— Вы познакомились с Анатолием Павловичем, когда он был уже не просто сформировавшимся педагогом и исполнителем, а великим мастером. Теперь, когда вы переслушиваете его записи — ранние и поздние, — находите ли вы, что стиль его игры изменился спустя время?

— Дмитрий: Слушая записи молодого Анатолия Павловича, убеждаешься, что сегодня они воспринимаются как созвучные нашему времени. В этом весь Анатолий Павлович; ведь основная идея, звучавшая на его уроках, — музыкант всю жизнь должен оставаться мобильным, молодым и живым.
— Денис: Он открыл нам путь к музыке и показал, что за этим должен стоять огромный каждодневный труд музыканта.
Беседовала Софья КАЙКОВА
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~NdMwn