Оксана Крупнова: «Я абсолютно счастлива!»

5 Апреля 2018

Оксана Крупнова: «Я абсолютно счастлива!»

В конце апреля на подмостки Санкт-Петербургского театра музыкальной комедии выйдут герои оперетты Карло Ломбардо и Вирджилио Ранцато «Чин Чи Ла». В главной партии выступит ведущая солистка театра Оксана
Крупнова.


— Оксана, музыка «Чин Чи Ла», в России практически неизвестная, столь же красива, как и сложна для исполнения. Чего было больше при первом знакомстве — испуга или очарования?

— Когда впервые увидела ноты, решила, что партия Чин Чи Лы не слишком удобна мне по тесситуре и я не смогу ее полноценно озвучить, а вот сама музыка пришлась по душе: она очень мелодичная. Нечасто бывает, чтобы незнакомое произведение сразу так ложилось на слух.

— Сама героиня интересна? Есть в ней что-то отличное от уже сыгранных вами героинь?
— Я собираю ее по кусочкам (улыбается), она для меня находится где-то между Сильвой и Теодорой («Принцесса цирка») с вкраплениями из «Венской крови». Она ведь актриса, как и Франциска Кальяри. И дама полусвета, которой надо изловчиться, чтобы «развести» Фон-Ки на домик в Булонском лесу…

— Сложно делать героинь разными, ведь классическая оперетта дает для этого не так много возможностей?

— Непросто. Поэтому пытаюсь в каждой найти какие-то индивидуальные грани, например Сильва — артистка варьете, соответственно она темпераментна и эмоциональна, а Теодора — потомственная аристократка и богатая вдова, напротив, сдержанна и холодна.

— Недавно вы были успешно введены в «Севастопольский вальс» Константина Листова. Нина ведь первый ваш опыт в советской оперетте?
— Да! И это очень интересно, так как она совсем не похожа на моих других героинь.

— Есть в вашем репертуаре еще один персонаж, стоящий особняком — Софья Лихутина в мюзикле Георгия Фиртича «Белый. Петербург».

— Когда узнала, что меня планируют ввести на эту роль, была удивлена. Это был настоящий стресс для меня! Такая синтетическая роль с обилием движения и танцев, эксцентричный, необычный для меня персонаж! Там требуется своеобразная манера пения, совмещающая классический и эстрадный вокал, которым я никогда не занималась прежде. Хотя самым сложным было движение с палантином, я чувствовала себя на репетициях «корягой», не представляла, как добиться нужной легкости и грации, как «подстроиться» под кусок ткани, который неизвестно, как полетит.
Но когда я Лихутину уже сыграла, осознала, что теперь мне не страшно ничего.

— Образ получился цельным, органичным. Работа с постановщиком спектакля Геннадием Тростянецким была продуктивной?
— Еще какой! Геннадий Рафаилович — необыкновенный режиссер, он не «ломает» артиста, а отталкивается от него, вытаскивает его сущность. Я не помню, что конкретно он мне говорил, но он умеет сказать именно то, что помогает сделать все так, как должно получиться на выходе. Работать с ним было чрезвычайно интересно, он — настоящий кладезь творческой информации.

— С режиссерами вам в принципе повезло: в оффенбаховском «Орфее в аду» поработали с Юрием Александровым, в «Стране улыбок» Легара — с Миклошем Габором Кереньи.
— Повезло! Ведь от каждого режиссера берешь что-то новое, развиваешься. Александров – очень артистичный, в чем-то эпатажный, во всем идет от музыки. Венгерских постановщиков отличает зашкаливающий темперамент, они прямо-таки фонтанируют энергией.

— Вам ведь случилось работать и с Робертом Карсеном, постановщиком мюзикла Лоу «Моя прекрасная леди» в Мариинском театре. Кстати, расскажите, как из Академии молодых певцов Мариинского театра вы попали в Театр музыкальной комедии.

— (улыбается) Благодаря Элизе из «Моей прекрасной леди» и попала. В спектакле участвовали артисты Театра музкомедии, и Виктор Антонович Кривонос сказал мне: «Тебе нужно идти в наш театр».

— Как вы отнеслись к подобному предложению?
— В тот момент я была на распутье. В Академию молодых певцов попала с третьего курса Ростовской консерватории, дебютировала в партии Папагены в «Волшебной флейте» Моцарта. Теперь думаю, это был первый знак судьбы, звоночек, что не на оперной сцене мне цвести (улыбается) — постановка была на русском языке, с диалогами, моя Папагена сначала появлялась в виде смешной старухи…
Где-то в душе я, наверное, чувствовала: что что-то мешает мне полноценно развиваться в Мариинке. А когда представилась возможность исполнить партию Элизы, все вдруг встало на свои места. Я загорелась! Я поняла, в каком жанре я хочу работать! И сегодня я абсолютно счастлива, что нахожусь на своем месте.

— А в пределах жанра оперетты хочется создать что-то непривычное?
— Мне хочется выйти за рамки героинь и сыграть что-то характерное, гротесковое, как Лихутина, но в классическом репертуаре.
Беседовала Светлана РУХЛЯ
Источник:  http://nstar-spb.ru/
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~Q5s9J