Санкт-Петербургский музыкальный вестник, №8(125), сентябрь, 2015 год

Санкт-Петербургский музыкальный вестник, №8(125), сентябрь, 2015 год

«Я, как матрос, рожденный и выросший на палубе разбойничьего брига; его душа сжилась с бурями и битвами, и, выброшенный на берег, он скучает и томится, как ни мани его тенистая роща, как ни свети ему мирное солнце; он ходит себе целый день по прибрежному песку, прислушивается к однообразному ропоту набегающих волн и всматривается в туманную даль: не мелькнет ли там на бледной черте, отделяющей синюю пучину от серых тучек, желанный парус…»

Лето располагает к чтению и перечитыванию. Вдруг усовестилась: Год Лермонтова миновал, а многие страницы, хоть и вжившиеся, казалось бы, в память с детства, так и остались не перелистанными. Перечитала. Задумалась. Удивилась. Теперь показалось невероятным, что, к примеру, того же «Героя нашего времени» преподают в школе. А ведь было. И где-то еще до сих пор есть. И нужно, чтобы было… Но — как?! Как может неискушенный детский ум постичь природу разочарования, связать два паруса, угадать в них не задорный призыв к приключению, а тщетное бегство от себя?.. Вообще, педагогика — вещь таинственная. Вроде бы надо пробуждать воображение, любопытство, интерес… А вдруг кто-то особенно пытливый прочтет дневник Печорина как пособие для самоубийц? Но без этих искушений и вовсе ничего в жизни не поймешь.
Недавно случайно узнала, что в университете, нашем Большом университете, педагогам запретили приносить и оставлять на кафедре свои личные книги. Почему?
А о занятиях со студентами дома теперь и думать нельзя? Как-то странно это. Самые потрясающие открытия всегда совершались на домашних семинарах или просто посиделках. Верится, что меня поддержат и наши дорогие августо-сентябрьские юбиляры: для многих из них педагогика, шире — учительство, стало продолжением ученичества и творчества. Имею в виду, конечно, и Иосифа Генриховича Райскина — не преподавателя физики в Горном институте, а феноменального эрудита, музыканта и исследователя, наделенного к тому же редким даром общительности и жаждой просветительства. Многие его друзья и коллеги независимо от возраста и статуса считают его своим учителем и посвящают ему как в свое время Вадим Вацуро, шутливо-серьезные стихи:

Райскин нам — надежда и отрада,
Райскин — наша юность и полет,
С песнями в «Искусстве Ленинграда»
Весь народ за Райскиным идет.

В этом адском мире все отбросив,
Потеряв и веру и мечты,
Знаем мы — у нас есть свой Иосиф,
К нам слетевший с райской высоты.

Так спасибо, что в годину бедствий
Вы — огонь, светящийся во мгле,
И что вы, Иосиф, с нами вместе,
И что вы живете на земле…
Наталия ТАМБОВСКАЯ
Источник:  http://www.nstar-spb.ru
Короткая ссылка на новость: http://www.nstar-spb.ru/~WEMHR